ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Думаю, вы ошибаетесь, – ответила она Таустеру. – Он приходит сюда ради Флоры.

– Возможно и так, – согласился викарий, отправив в рот еще один леденец. – В конце концов, все мужчины приходят сюда ради нее. Кроме меня, разумеется. Но ваш покорный слуга едва ли похож на героя девичьих грез, – вздохнул он.

– Вы присутствуете здесь как духовный наставник леди Тилпот, – утешила его Хелена, – а это гораздо более героическая роль.

– Вы, как всегда, весьма дипломатичны, мисс Нэш. – Викарий пристально взглянул на нее и слегка нахмурился. – Но ...

– Что, мистер Таустер?

– Боюсь показаться чересчур бесцеремонным.

– Прошу вас, продолжайте. Я считаю вас своим другом.

– Правда? – просиял он от удовольствия. – Как это мило с вашей стороны! Просто я хотел спросить ... Откуда эти темные круги у вас под глазами? Нет-нет, поймите меня правильно. Вы ничуть не менее прелестны, чем обычно. Но ... вас что-то беспокоит?

– Беспокоит? – Хелена не ожидала от викария такой проницательности. – Нет, ничего особенного. Ничего заслуживающего вашего внимания.

– О! – Теперь его лицо изображало отчаяние. – Вы все-таки сочли меня бесцеремонным. Умоляю, простите!

– Нет-нет, это совсем не так. Правда, не так.

– Тогда позвольте мне спросить вас кое о чем. Видите ли, я испытываю к вам искреннюю симпатию. Братскую, разумеется, – поспешил прибавить викарий. – Но дело в том, что я не ваш брат. Меня беспокоит то, что вы совершенно одиноки в этом мире. А если у вас действительно случатся неприятности? Вам же не к кому будет обратиться за помощью! Разумеется, я не хочу сказать ничего плохого о своей благодетельнице – прошептал он, испуганно понизив голос. – Ну не могу я представить леди Тилпот в роли вашего защитника! Я, конечно же, был бы счастлив стать вашим духовным наставникам. Мог бы даже дать пару недурных советов, касающихся светской жизни. – Викарий виновато улыбнулся. – Но я вряд ли смогу драться за вас на дуэли или сделать что-нибудь подобное. Умоляю, успокойте меня, если сможете. Есть ли на свете такой человек, к которому в случае необходимости вы могли бы обратиться за помощью? – взволнованно спросил он Хелену, нахмурив светлые брови.

«Есть ли на свете такой человек?»

Она даже самой себе никогда не задавала подобный вопрос.

– У меня есть сестра Кейт, – медленно ответила Хелена. – И ее муж. Это замечательные люди.

– Но ведь они, кажется, на континенте?

– Да.

– А больше у вас никого нет? Дяди? Кузена? Друга семьи?

«Рамзи Манро. Если я действительно попаду в беду, то смогу обратиться к нему. Он сделает все, что сможет. Он дал клятву».

А сможет Рамзи Манро очень многое. Подумав об этом, Хелена вдруг почувствовала себя спокойной и почти счастливой. Улыбнувшись, она ответила викарию:

– Прошу вас, не беспокойтесь обо мне. Я не так уж беззащитна.

Но тот рассматривал ее с сомнением.

– Очень надеюсь, что это так, мисс Нэш. Как же непросто быть одной в этом мире. Ужасно непросто. А если когда-нибудь вам понадобится посоветоваться или просто поговорить с кем-нибудь, то вспомните обо мне. Я буду счастлив оказаться полезным вам, мисс Нэш. Вспомните обо мне.

– Благодарю вас, сэр, – сказала Хелена.

Глава 12

ФЛИК

Резкое режущее движение кончиком шпаги

– Приехали, мисс!

Экипаж остановился. Хелена плотнее запахнула плащ и нервно поправила золотую маску из папье-маше, скрывающую ее лицо. Выбравшись из коляски, она расплатилась с кучером и неуверенно оглядела окрестность. Местность была ей явно незнакома.

Дома на этой узкой улице вплотную примыкали друг к другу, тротуары были заполнены людьми, а конец ее терялся где-то в густом тумане, поднимающемся от Темзы. Тусклые газовые фонари казались в этом тумане подвешенными в воздухе, а черная мостовая влажно блестела. Свет падал из широко распахнутых дверей, ведущих в таинственные полуподвалы.

Это, наверное, таверны, решила Хелена, глядя на людей, спускающихся вниз или выходящих из этих ярких дыр, словно ведущих в преисподнюю. Она увидела мужчин в грубых куртках и женщин в ярких платьях и шалях; огляделась, надеясь увидеть номер дома, сообщенный Освальдом, но не нашла ничего подобного. По ее мнению, ни одно здание здесь не напоминало бальный зал или хотя бы скромный клуб. Все дома казались одинаково подозрительными и таинственными.

Но вот она заметила трех женщин в маскарадных костюмах, поднимающихся по короткой лестнице к ничем не примечательной двери, и поспешила за ними. На двоих из них, как и на Хелене, были маски, а у третьей было обнажено не только лицо, но и в значительной степени грудь. На голове у нее колыхались перья, а смех звучал резко и вызывающе.

– Вы уверены, что он здесь будет? – спросила дама у подруг.

– Да, Джонатан утверждал, что он обязательно будет. Ему же заплатили за демонстрацию. Как восхитительно вульгарно, правда?

– Я бы сама заплатила ему за демонстрацию, – заявила женщина с низким декольте.

Дверь перед их носом неожиданно распахнулась, и на пороге возник человек с красным лицом, широкой грудью и сизым носом. Взглянув на пришедших без всякого интереса, он молча вытянул руку. Привычным жестом женщины вложили в нее монеты и прошли внутрь. Хелена последовала за ними.

В вестибюле множество одетых в костюмы гостей ожидали, пока торопливые лакеи не освободят их от плащей и накидок. Возбужденно переговариваясь, они начинали прихорашиваться перед огромным зеркалом.

Хелена обернулась, когда один из лакеев снял с нее плащ, и тут же почувствовала, что на нее стали обращать внимание. Она беспокойно оглядела свое отражение в зеркале. Хотя французское бальное платье, которое она отыскала в гардеробе леди Тилпот, уже лет тридцать как вышло из моды, оно все еще выглядело вызывающе роскошным. За пышной юбкой из темно-розового бархата по полу волочился шлейф, узкие рукава были оторочены тончайшим брюссельским кружевом.

Хелена вдруг заметила на своем платье слишком вызывающее квадратное декольте. Она не могла поверить, что леди Тилпот когда-то надевала подобное платье. А еще меньше могла поверить, что надела его сама. Если бы не анонимность, даруемая золотой маской, она едва ли на это решилась бы.

Безмолвный слуга жестом пригласил всех собравшихся следовать за ним. Они пошли по длинному и слабо освещенному коридору, пропитанному запахами масляных ламп, дорогих духов и разгоряченных тел, перешептываясь и хихикая, как дети, ожидающие праздника. В конце коридора лакей молча распахнул высокую дверь.

Свет и шум, хлынувшие навстречу, на мгновение ослепили и оглушили Хелену. Гудение рожков и визг скрипок перекрывали смех и гомон сотен голосов. В канделябрах и люстрах горели тысячи свечей, бросая яркие отблески на шелка и атлас всевозможных цветов и оттенков, на замысловатые прически дам, перчатки, веера и маски, украшенные перьями и мехом, драгоценными камнями и кружевом, сверкающие серебром и золотом. По огромному залу беспорядочно двигались животные, персонажи известных романов, античные герои, исторические личности, злодеи и волшебники.

Не успев прийти в себя, Хелена была подхвачена плотной массой движущихся тел. Она беспомощно задрала голову и обнаружила, что сверху зал огибает широкая галерея, также заполненная людьми. Они перегибались через перила, смеялись и болтали, обмахивались веерами, звенели бокалами, а неслышно снующие между ними лакеи подливали в них шампанское.

Ошеломленная, Хелена с трудом выбралась из неизвестно куда стремящегося потока и прижалась к стене. Она пыталась перевести дыхание и понять, как же сумеет найти Освальда среди этой массы людей, движения и шума.

В дальнем конце зала было устроено небольшое возвышение, откуда доносились непонятные визгливые и резкие звуки. Здесь расположились музыканты. Совершенно забыв о своих обязанностях, они были заняты лишь женщинами, пристроившимися у них на коленях, в то время как их инструменты в свое удовольствие использовали все желающие. Человек, одетый сатиром, словно обезумев, носился среди толпы, непрерывно дуя в рожок, а Бабочка со сломанным и криво висящим крылом отчаянно колотила по клавишам жалобно гудящего рояля.

26
{"b":"4774","o":1}