ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Хелена зачарованно смотрела на все это и не верила своим глазам. Неужели она действительно оказалась среди этой ... вакханалии? Никогда в жизни она не видела ничего подобного. Воксхолл казался лишь бледной тенью этого безумия.

«Надо немедленно уходить отсюда. Найти Освальда и твердо сказать ему, что подобным встречам придется положить конец».

Она оглянулась, надеясь увидеть Арлекина, но в то же мгновение толпа опять подхватила ее и понесла дальше по залу, так стиснув среди разгоряченных тел, что Хелена с трудом дышала. Потом этот человеческий поток выплюнул ее из себя так же неожиданно, как и втянул, и она вдруг оказалась совершенно одна в небольшом помещении под галереей. Вздохнув, Хелена опустилась на стул, стоящий у стены. В ушах у нее по-прежнему шумело, а кожа сделалась влажной от горячего дыхания сотен людей.

– Еще! Еще! Еще! – вдруг раздался крик множества голосов вперемешку с гиканьем и одобрительными выкриками.

– Еще? Черт бы вас побрал! Вы готовы съесть человека живьем ради собственного удовольствия!

Хелена замерла. Этот голос она узнала бы где угодно. «Рамзи!»

Он захохотал с какой-то неистовой яростью.

– Ну хорошо. Кто следующий?

Она поднялась на ноги, но толпа оказалась слишком плотной, и ей ничего не удалось увидеть. Но опять прозвучал этот ужасный смех.

– Оба? Одновременно? Почему бы и нет? Почему бы, черт возьми, и нет?

Хелена постаралась протолкаться вперед, но никто даже не шевельнулся, чтобы дать ей дорогу. Рассерженная и охваченная каким-то странным предчувствием, она решительно забралась на стул. Наконец-то она увидела то, что приковывало к себе внимание всей этой толпы.

В центре зала стоял Рамзи, окруженный плотным кольцом зрителей. На нем не было ни сюртука, ни даже жилета, а белая сорочка вся промокла от пота и прилипала к его плечам и груди; галстук же так разболтался на шее, что больше напоминал петлю, готовую вот-вот затянуться. В руке Рамзи держал рапиру и стремительно размахивал ею так, что сверкающий кончик рассекал воздух всего лишь в паре дюймов от лиц ближайших зрителей. Они вскрикивали и поспешно отскакивали, а он лишь оскаливал зубы в злой ухмылке. Но Хелена почему-то была уверена, что расстояние рассчитано до миллиметра, а любопытным ничто не угрожает.

Она с удивлением рассматривала его, пораженная той пере меной, которая произошла в Рамзи всего за одну неделю. И без того бледная кожа его казалась теперь совершенно бескровной, создавая особый контраст спутанным черным волосам, прилипшим к влажному лбу и шее. Он как будто стал худее и легче, словно в его теле не оставалось ничего, кроме костей и мышц, туго обтянутых кожей. Казалось, сам дьявол вселился в него. И усмехался он тоже как дьявол – вызывающе, зло и жалко. Так жалко, что у Хелены разрывалось сердце. Теперь-то она знала, что если когда-нибудь встретит дьявола, то почувствует не только ужас, но и жалость.

– Ну, поспешите, я не собираюсь ждать весь вечер, – обратился Рамзи к мужчине в высоком напудренном парике. Тот неловко стаскивал с себя голубой шелковый камзол, бормоча под нос угрозы, а рядом с ним другой джентльмен, одетый испанским грандом, переступал с ноги на ногу и резко рассекал воздух рапирой, явно разминаясь.

– Вам лучше надеть проволочную маску, Манро! – выкрикнул кто-то из толпы.

Рамзи в этот момент выполнял очень сложный прием, целью которого было отсечь кончик пышного плюмажа с тюрбана какой-то леди. Схватив хихикающую даму за руку, он притянул ее к себе и театральным шепотом спросил:

– Видите, как низко он ценит моих противников? Кажется, он опасается, что они забудут об условиях поединка и постараются разлучить мое грешное тело с бессмертной душой.

Дама глупо кивнула, уставившись на него широко раскрытыми глазами, и Рамзи рассмеялся ей в лицо.

– Но их двое, Рамзи. А вы ... вы ...

– Перебрал? Хватил лишку? Нагрузился? – подсказал Манро с каким-то издевательским удальством. – Совершенно верно, сэр. Эти проклятые корзинки надо надеть на моих противников, потому что я могу забыться и убить их, а мне не следует убивать собственных клиентов. Чем тогда я буду оплачивать счета своего портного? Эй, кто-нибудь, быстренько найдите мне пару масок! – громко потребовал он. Тяжело опираясь на рапиру, он прикрыл глаза.

Только теперь Хелена поняла, что Рамзи совершенно пьян.

«Господи, да неужели он действительно собирается драться?»

– Идите вы к черту, Манро, – прошипел Испанский гранд, отталкивая проволочную маску, протянутую ему одним из слуг. – Что вы корчите из себя джентльмена, а из меня пытаетесь сделать труса? Ангард!

И, вытянув руку с рапирой, он бросился на Манро. Зрители ахнули и поспешно расступились, а дамы нервно захихикали.

Рамзи рассмеялся. Он продолжал смеяться даже тогда, когда молниеносным и точным движением выбросил вперед рапиру, сверкающую, словно меч святого Гавриила, и с легкостью отбил атаку Гранда. После этого он отступил назад и уже только оборонялся, уклоняясь от ударов соперника, или парировал их с уверенной грацией и расчетливой точностью движений.

У Хелены перехватило дыхание, потому что в этот момент в атаку бросился второй противник, наконец-то справившийся со своим камзолом.

«Это невозможно. Нечестно. Рэм не может драться сразу с двумя!»

Но Манро просто отступил в угол, обороняясь и используя толпу зрителей как прикрытие. Зарычав от разочарования, второй фехтовальщик бросился вперед. Рамзи грациозно уклонился от удара, слегка выгнув корпус, и острие пронеслось в нескольких сантиметрах от его груди. Схватив чужую рапиру за гарду, Рамзи с силой дернул ее вперед. Его противник по инерции пролетел несколько шагов вперед и едва не упал. Когда же он выпрямился, кончик рапиры Рамзи прижимался к его груди чуть выше сердца.

– Один готов, – небрежно сообщил Манро, слегка ударив ногой по каблукам противника, после чего тот с грохотом рухнул на пол. Толпа взвыла от восторга.

Но Гранд тем временем продолжал атаковать.

– Что это было, Манро? – спросил он, заметно задыхаясь.

– Шотландский прием, – пояснил Рамзи. Сейчас он казался совершенно свежим. – Грубоватый, но действенный.

– А ... я ... думал, что вы ... ученик Анджело. – Гранд предпринял высокую атаку, надеясь, что Манро поднимет руку и откроет бок.

– Я всегда предпочитаю те приемы, которые позволяют выигрывать, – возразил Рамзи. Его противник сделал неожиданный выпад, и клинки зазвенели, столкнувшись. Манро спокойно парировал атаку и продолжал: – Сэр Джон Хоуп дал несколько любопытных советов ...

– Какие советы? – пропыхтел Гранд.

– Что бы вы ни делали, всегда делайте это спокойно. – Рапира Рамзи метнулась вниз, отбивая неожиданный финт. – Без страсти и спешки, но энергично ... – Он сделал глубокий атакующий выпад, и все его тело вытянулось вслед за рукой, держащей оружие. Гранд поспешно отступил, пытаясь парировать, но у него получилось недостаточно уверенно. – И всегда делайте это стремительно, – закончил Манро.

Казалось, у его рапиры выросли зубы. Вцепившись в клинок противника, Манро сначала подбросил его кверху, а потом почти прижал к полу. Рипост был выполнен быстро и чисто. И уже в следующее мгновение, не успев ничего понять, Хелена увидела, что кончик рапиры Рамзи упирается в шею противника. Толпа взорвалась аплодисментами.

– Он восхитителен, правда?

Вздрогнув, она посмотрела вниз. Рядом с ее стулом стоял Освальд Гудвин. Звеня своими колокольчиками, он вытягивал шею и поднимался на цыпочки, чтобы лучше видеть. – Вряд ли вам когда-нибудь случится увидеть лучшего фехтовальщика, мисс Нэш! – воскликнул он восторженно. – Смотрите! Он опять будет драться!

Вздрогнув, Хелена посмотрела на Манро. Слегка раскачиваясь, он стоял на прежнем месте и обводил глазами массу разгоряченных, скрытых масками лиц.

– Кто следующий? Ну, давайте! Неужели здесь не найдется ни одного пристойного фехтовальщика? – подзадоривал он зрителей. Никто не пожелал ответить на вызов, и Рамзи презрительно отвернулся.

27
{"b":"4774","o":1}