Содержание  
A
A
1
2
3
...
34
35
36
...
68

– Я не обманываюсь, – твердо возразила Хелена. – Он за мной следит. Он меня преследует. – Она слышала, что ее голос звучит слишком высоко и пронзительно, но уже не могла остановиться. Бессонные ночи и напряжение последних дней давали о себе знать.

Самым обидным оказалось то, что леди Тилпот не впала в гнев, как обычно с ней бывало при первых же признаках сопротивления со стороны домашних, а только с жалостью покачала головой:

– Нет, моя дорогая. Он не преследует вас. Моя дорогая, вы обманываетесь! Скоро вы и сами поймете это. Подобные вещи быстро проходят. Поверьте мне, они быстро проходят. Через несколько часов начнут собираться гости, и лорд Демарк будет среди них. Надеюсь, вы не позволите себе никаких глупостей? – Ее лицо стало жестким. – И не поставите виконта в неловкое положение? – Леди Тилпот повернулась к племяннице: – Флора, ты наденешь платье из желтого канифаса. Мисс Нэш поможет тебе подобрать ленты. А теперь идите. Обе.

Они послушно удалились.

– Мне вовсе не нужен лорд Демарк. Он мне отвратителен.

Не спуская с подруги глаз, Флора опустилась в розовое кресло. Вся ее комната с изящной позолоченной мебелью, шелковыми покрывалами и занавесками, украшенными оборками, лентами и бантами, была розовой и очень подходила своей хозяйке. Хелене всегда казалось, что жить в ней – все равно, что жить в витрине кондитерской лавки.

– Тогда ты должна деликатно намекнуть ему на это.

– Это невозможно, Флора. Он не в себе. Помнишь, что твоя тетка сказала о фантазиях, которые я напридумывала на основании лишь невинных знаков внимания?

– Да, это было очень жестоко. Мне жаль, что она ...

Хелена нетерпеливо отмахнулась.

– Мне безразлично, что она обо мне думает. Дело в том, что она права, но только все это относится не ко мне, а к Демарку. Он считает, что я ... Я не знаю! Он почему-то решил, что я принадлежу ему. И делает все для того, чтобы это так и оставалось.

Флора смотрела на подругу широко раскрытыми, испуганными глазами.

– Но это ужасно! Кто-то должен его остановить!

– Кто? – Хелена уселась рядом с Флорой. Она привыкла, что из них двоих именно она всегда была сильной, уверенной и рассудительной. Сейчас их роли неожиданно поменялись. При других обстоятельствах это бы выглядело очень забавным, но только не сейчас. – Любой, кому я расскажу об этом, придет к тому же выводу, что и твоя тетка. Он – виконт, я же – наемная компаньонка ...

У Флоры хватило деликатности не спорить.

– Тогда тебе придется держаться от него подальше, пока этот приступ безумия не пройдет.

«Прятаться в доме, как в норе? До каких пор? Несколько дней? Недель? Месяцев? Пока Демарк не придумает чего-нибудь нового?» Хелена стиснула зубы.

За всю свою жизнь она никогда не позволяла страху управлять своими поступками. Будучи совсем юной, она мечтала о том, о чем, вероятно, мечтает каждая девушка: о доме, о семье, о месте в обществе, которое достанется ей по заслугам. Но молодые люди, приходившие в их дом с визитами, казалось, не интересовались ничем, кроме «случайного симметричного сочетания черт», как сказала леди Тилпот.

Они понятия не имели, о чем с ней говорить, что ее интересует, а лишь восхищались тем, что случайно досталось Хелене при рождении. И тогда она тоже боялась. Боялась будущего, боялась того, что со временем окажется лишь очередным украшением в доме какого-нибудь лорда, но больше всего того, что, в конечном счете, не выдержит и выйдет замуж за одного из них. Да так, просто ради того, чтобы не изменять традиционному ритуалу.

Раньше она не давала волю своему страху. Хелена не приняла ни одного из сделанных ей предложений, несмотря на то, что прекрасно знала, как это огорчает ее родителей.

И вот сейчас она опять испытывала животный страх. Демарку все-таки удалось сломить ее так, как не сломила ни смерть родителей, ни потеря состояния, ни одиночество. На секунду Хелена зарылась лицом в ладонях, но тут же опустила руки.

– Не знаю, что буду делать дальше, но спасибо тебе, – поблагодарила она подругу, прикоснувшись к ее руке. – Флора, прости меня за то, что я так долго пренебрегала тобой. Я так измучилась из-за Демарка и ... этой ситуации ... Мне уже казалось, что я просто не вынесу твоих слез, когда ты узнаешь, что я не принесла тебе письма от мистера Гудвина.

·А не принесла, потому что убежала, не желая смотреть, как Рэм Манро целует другую. А потом обнималась с ним в·темном дворе, начиная наконец-то понимать, почему женщины иногда рискуют всем ради мужчины. И ни разу она даже не вспомнила о подруге!

Хелена виновато вспыхнула.

– Прости меня, Флора. Я была такой эгоисткой.

– Нет, нет, – поспешно возразила Флора, но ее глаза подозрительно заблестели. – Тебе было о чем тревожиться, кроме нас с Оззи, я понимаю. – Она глубоко вздохнула. – Но мне непременно надо связаться с ним. Я не могу больше ждать. Мне обязательно надо поговорить с ним на этой или на следующей неделе. – Флора храбро расправила плечи. – Думаю, что пойду теперь сама. Ты просто расскажешь мне ...

– Флора! – сердито оборвала ее Хелена, надеясь, что подруга наконец-то поумнела. – Даже и не думай о том, чтобы рисковать репутацией, а тем более расположением тетки. Это, пожалуй, гораздо хуже. Тебе никак нельзя появляться в тех местах, где сейчас бывает Освальд Гудвин. Это просто смешно. Надо лишь немножечко подождать. Мы обязательно найдем способ связаться с ним.

Хелена хотела сказать: «Послушай, Флора, пора уже стать взрослой», но ей совсем не хотелось произносить эту фразу вслух.

– Я уже достаточно взрослая, Хелена, поэтому мне и надо увидеться с Освальдом. – По щеке Флоры покатилась большая прозрачная слеза. – У меня будет ребенок.

Флора беременна.

С каждым часом положение Хелены становилось все отчаяннее. Необходимо было что-то предпринять. Флора в таком состоянии не может сама отправляться на поиски мужа.

Значит, идти придется Хелене. А это, несомненно, приведет Демарка в бешенство.

– Можно мне присесть рядом с вами, мисс Нэш?

Очнувшись от тяжелых мыслей, Хелена подняла глаза и обнаружила, что рядом с ней стоит миссис Уайнбергер с мурлыкающей Принцессой на руках.

– Простите, я задумалась.

– Напротив, это вы меня простите за то, что отвлекаю вас.

– Вовсе нет, – поспешно возразила Хелена.

«Пока я не одна, Демарк не станет ко мне приближаться».

Весь день он старательно демонстрировал свое безразличие, ни разу не заговорив и даже не поглядев в ее сторону. Леди Тилпот, несомненно, заметила это и теперь торжествовала. Дважды она подзывала к себе Хелену, чтобы прошептать: «Боюсь, мне придется подарить вам свой словарь, мисс Нэш. Вы очевидно, совершенно, не знаете разницы между словами «равнодушие» и «интерес»».

Но Хелену не обмануло это притворное безразличие. Ей делалось только страшнее от того, как хитро удавалось Демарку все время держаться на определенном расстоянии от нее, не приближаясь, но и не удаляясь ни на минуту. Она и сейчас испуганно поежилась и могла поклясться, что виконт при этом удовлетворенно улыбнулся, хотя взгляд его был направлен совсем в другую сторону.

Хелена ненавидела Демарка. Ненавидела его за то, что уже почти неделю живет, словно в тюрьме. Ненавидела за тот страх, который он ей внушает, за свою неспособность побороть этот страх. Какое право он имеет так поступать с нею? Она не сделала ничего, чтобы возбудить эту болезненную страсть!

– Мисс Нэш? – мягко окликнула ее миссис Уайнбергер. – Все в порядке? Вы, кажется, очень взволнованы?

Хелена слегка порозовела, заметив сочувствие, с которым разглядывала ее соседка.

– Благодарю вас, все в порядке. Кажется, ваш муж и на этот раз не воспользовался приглашением леди Тилпот?

Миссис Уайнбергер рассеянно почесывала шейку Принцессы.

– Да, предстоящий турнир занимает все его мысли и время. Мне кажется, – она заговорщицки наклонилась к Хелене, – что впервые за очень долгое время он чувствует, что у него наконец-то появился достойный соперник. Возможно, даже два.

35
{"b":"4774","o":1}