ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Мисс Уэлтон!

Хелена наклонила голову. Теперь у нее не оставалось надежды, что ее появление здесь останется в тайне. Сорока Уэлтон недаром получила свое прозвище.

Шарлотта заметила досаду сестры и закусила губу, пытаясь не рассмеяться.

– Вот чем плоха безупречная репутация, – прошептала она на ухо Хелене, – любая погрешность сразу же становится заметной. – Она весело оглянулась на подруг и крикнула: – Сейчас иду! – Потом опять повернулась к сестре и нежно чмокнула ее в щеку. – До свидания, дорогая. Желаю удачи. Я всегда считала его неотразимым!

И прежде чем Хелена успела ответить что-нибудь на это возмутительное замечание, Шарлотта вернулась к подругам. Весело чирикая, словно стайка экзотических птичек, они вылетели на улицу.

– Гм! – Одноглазый служитель постарался привлечь внимание Хелены. – В зале уже присутствует несколько дам. И раз уж вас оказалось так много, покорнейше прошу тишины. Не забывать, что фехтовальщикам необходимо сосредоточиться. Извольте следовать за мной.

Хелена и миссис Уайнбергер отправились по длинному коридору вслед за служителем. Мисс Нэш воспользовалась этой минутой, чтобы прошептать на ухо своей благодетельнице:

– Мадам, могу я попросить вас еще об одном одолжении?

– Разумеется.

– Сразу после тренировки я хотела бы расстаться с вами и вернуться домой в одиночестве.

Миссис Уайнбергер задумчиво нахмурилась:

– Это очень неожиданная просьба, мисс Нэш. Не уверена, что мне это нравится, и думаю, очень не понравится леди Тилпот.

– Прошу вас.

– Ну хорошо, – сдалась она. – Вы совсем не похожи на легкомысленную девицу, а мне самой, надо признаться, не раз в жизни приходилось нарушать всякие правила. Но будьте осторожны!

– Спасибо, – прошептала Хелена одними губами, потому что служитель уже распахнул двери и посторонился, пропуская дам вперед.

Они оказались на балконе, окружающем большой бальный зал с голыми стенами, из которого была вынесена почти вся мебель. Комнату заливал солнечный свет, поступающий через высокие окна второго этажа. Единственным напоминанием о первоначальном ее назначении была огромная хрустальная люстра, поблескивающая под потолком. Голый пол был расчерчен жирными параллельными линиями, вдоль которых несколько мужчин, одетых только в обтягивающие панталоны, рубашки и жилеты, нападали, ныряли вперед, отступали и наносили удары воображаемому противнику.

Вдоль дальней стены стояла группа из десятка дам и джентльменов. Подойдя ближе, Хелена сразу же увидела, куда устремлены их взгляды. Посредине зала виконт Демарк фехтовал с Рамзи Манро, а судья напряженно следил за поединком, ожидая первого укола.

Это был совсем не тот Рамзи Манро, который лениво парировал удары своих неуклюжих противников на маскараде в Чипсайде. Сейчас он двигался с уверенностью и грацией танцора, быстро и настороженно, стремительно меняя положение тела и не сводя глаз с соперника.

Но и Демарк выглядел не хуже. Несомненно, они были достойными противниками. Высокие и стройные, с сильными ногами, скупыми и изящными движениями рук, они перемещались вперед и назад по одной невидимой линии, все время оставаясь на постоянном расстоянии друг от друга, словно исполняя какой-то замысловатый танец, ритм для которого отбивали сталкивающиеся в воздухе шпаги.

Некоторые слишком быстрые движения Хелена едва успевала заметить, а часто именно они вызывали у зрителей приглушенные возгласы одобрения или досады. Немного в стороне от группы зрителей стоял очень красивый пожилой джентльмен с недовольным выражением лица, и в нем нельзя было не заметить фамильного сходства с Рамзи.

– Внутренний сектор! – раздраженно выкрикнул он. – Внутренний сектор!

Рамзи никак не отреагировал на этот совет.

– Вижу, вы неплохо отработали диагональную защиту, Демарк, – небрежно заметил он.

– Весьма любезно с вашей стороны заметить это, – отозвался виконт гораздо менее хладнокровно. – Я ошибаюсь, или вы действительно ускорили темп?

Рамзи пожал плечами:

– Поединок чем-то похож на обольщение, виконт. Каждая леди, так же как и каждый противник, уступая, старается делать это в собственном темпе. Победа достается тому, кто сумеет угадать его. И награда тоже.

Виконт сделал быстрый выпад, направив острие шпаги вниз, но Манро легко отбил его, перехватив клинок противника и направив его кверху. Демарк не сумел даже скрыть свою досаду.

– Знаете, Манро вы действительно превосходный фехтовальщик!

– Благодарю.

– Но вы не джентльмен.

– Вот как? – усмехнулся Манро, слегка обнажив свои зубы.

– Джентльмен никогда не станет рассуждать об обольщении в присутствии дам.

– Каких дам? Разве здесь присутствуют дамы? – Рамзи продолжал улыбаться, ни на мгновение не спуская глаз с противника. Со стороны упомянутых дам послышался довольный смех. – Знаете, виконт, теперь я начинаю понимать, почему вам так редко удается побить меня ...

Едва заметное движение, и неожиданно появилась возможность для атаки. Рэм даже прервал фразу на полуслове. Беседу продолжили шпаги. Короткий свист металла, потом звон ... Оба противника сделали шаг назад, и поединок опять стал осторожным, будто ни один из двоих не желал пока показывать свою истинную силу.

– Так почему же, Манро?

– Если фехтовальщик замечает дам, находящихся в зале, значит, он недостаточно сосредоточен. Вот я, например, понятия не имею, кто там стоит: леди или пляшущие медведи.

Опять послышался приглушенный смех. Миссис Уайнбергер, стоящая рядом с Хеленой, с трудом сдержала улыбку.

Разумеется, все это было пустой болтовней, рассчитанной на то, чтобы разозлить Демарка. Если бы Манро действительно был так занят поединком, как говорил, он вряд ли бы нашел возможность дразнить противника или рассуждать о каких-то абсурдных пляшущих медведях. Нет, Хелена не сомневалась, что Рэму Манро прекрасно было известно, кто именно сейчас находился в зале и откуда наблюдает за тренировкой.

Он не знал только об их с миссис Уайнбергер присутствии, потому что он ни разу не посмотрел наверх, с тех пор как они появились.

– Как видите, – продолжал Манро, – нельзя винить меня за неджентльменское поведение в присутствии дам, раз я о них даже не подозревал.

– Вы отлично знаете об их присутствии, Манро. Знаете, так же хорошо, как некоторые из этих дам знают вас. Я мог бы развить эту тему, но не стану этого делать, потому что на деле являюсь тем, кем вы только стараетесь стать.

– Ошибаетесь, виконт. Никогда в жизни я не стремился стать напыщенным сухарем.

Рэм лениво улыбнулся, а Демарк только стиснул челюсти. Вытянув шпагу, он бросился в атаку, двигаясь легко и искусно. Усмехнувшись, Рамзи отбил его клинок за долю секунды до того, как тот уперся ему в грудь.

– Слишком очевидно, Демарк, – продолжал Рамзи, отбросив свою преувеличенную любезность. – У вас прекрасная техника и хорошее интуитивное понимание противника, но вы позволяете эмоциям брать над собой верх. – Его шпага плашмя ударила по клинку Демарка, метнулась вверх, целясь в плечо противника, но была своевременно отбита. – В поединке принимают участие два человека и их шпаги. Больше в нем ни для кого места нет ...

– Локоть внутрь! – сердито выкрикнул старый джентльмен, и опять Рамзи не обратил на его слова никакого внимания.

Он попытался про извести захват шпаги виконта, потерпел неудачу, тут же повторил попытку и на этот раз преуспел. Сомкнув клинки, противники с равной силой давили на оружие друг друга. Мускулы на руке Рэма заметно напряглись.

– ... ни для жены, ни для брата, ни для отца, ни для ребенка, – закончил он.

Пытаясь переломить ход поединка, складывающегося не в его пользу, Демарк развернулся боком к противнику. Хелене казалось, что она разгадала его хитрый план. Теперь ему надо было только немного отвести шпагу Рамзи вверх, и на короткое мгновение участок под вытянутой рукой окажется открытым для прямого удара. Демарку останется только освободить свою шпагу из захвата и уколоть.

37
{"b":"4774","o":1}