ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Для чего? – перебила его Хелена. – Для того чтобы ходить, куда я хочу и когда хочу?

– Да.

– Вы ошибаетесь. Вы думаете, что мужчина, который завязывает галстук определенным образом, вовремя платит карточные долги, ездит верхом или хорошо фехтует, и во всех остальных отношениях является джентльменом. Возможно, так оно и бывает. Мерзавец – это мерзавец, джентльмен – это джентльмен. Но не всегда. Вы не знаете лорда Форрестера Демарка, мистер Манро. Вы никогда не видели его глаза, когда он смотрит на меня, не слышали его голос, когда он со мной говорит. А я видела и слышала. Но вам проще поверить ему, чем мне.

Рамзи недоверчиво смотрел на нее. Хелена не винила его за это. Окажись она на его месте, ей тоже трудно было бы поверить в такую странную историю. Она и сама-то с трудом в нее верила.

– Я могу поговорить с Демарком, – предложил он. – Разъясню ему, что вам не нравятся его знаки внимания ...

– Нет!

– Почему?

– Потому что Демарк тут же отправится к леди Тилпот и пожалуется ей. Если она решит, что я поставила кого-нибудь из ее гостей в неприятное положение, то сразу откажет мне от места.

– Это очень огорчит вас? Я уверен, что ваша сестра со своим мужем будут счастливы принять вас в своем доме.

– Я тоже в этом уверена, – сказала Хелена, – но, как вам известно, они сейчас на континенте, а мне не хотелось бы ехать туда одной.

– Мне бы тоже не хотелось, – пробормотал Рэм, нахмурившись.

– И я не могу просить Уэлтонов позволить мне поселиться в комнате Шарлотты! – Она вдруг как-то сгорбилась, словно не в силах больше выносить недоверие Рэма и свое собственное неопределенное положение. – Поверьте мне, мистер Манро. Я много думала обо всем этом. И я уверена, что нашла единственный правильный выход. – Она устало улыбнулась. – Пожалуйста, давайте продолжим урок. Что вы там говорили о защите?

Глава 21

ОБЕЗОРУЖИВАНИЕ

Приемы выбивания или отбора оружия у фехтовальщика

– Боже милостивый! – сказала Джолли Майлар, устремив взгляд на двери бального зала.

Хелена, которую хозяйка послала присматривать за тем, чтобы чересчур предприимчивая девица не монополизировала кого-нибудь из самых завидных женихов, тоже посмотрела в ту сторону, прислушиваясь к ропоту трех сотен гостей, приглашенных на бал.

Перед распахнутой двухстворчатой дверью спокойно стояли маркиз Котрелл и Рамзи Манро, отрешенно разглядывающий гостей.

Он держался уверенно и спокойно. Рэм вел себя с превосходством, которое стараются достичь многие мужчины, но оно мало кому удается. На Рамзи был прекрасно скроенный вечерний костюм. Единственным украшением его костюма являлась золотая роза в галстуке.

У Хелены перехватило дыхание. Что он здесь делает?

Разумеется, леди Тилпот не пригласила бы его к себе, несмотря на его обретенный высокий статус.

– Бедная леди Тилпот. – Хелена оглянулась и обнаружила, что рядом с ней стоит миссис Уайнбергер. – Мне жаль ее. Посмотрите только, как лихорадочно она старается решить, что же ей делать с нежелательными гостями! И с кем посадить их за ужином? Или вообще не приглашать на ужин? Ну и положение! – Она тихо рассмеялась.

Хелена тоже посмотрела на свою хозяйку. Леди Тилпот застыла в своем кресле, нервно поглядывая на гостей, которые стояли поблизости. Преподобный Таустер, стоящий за ее спиной, казался таким же озадаченным, как и его благодетельница, но его лицо выражало живейший интерес, а не испуг.

Глаза старой сплетницы миссис Барнс блестели от удовольствия. Она оказалась в самом центре сцены, которая, возможно, станет главным событием этого сезона. Флора, сверкающая бриллиантами, сидела по левую руку от своей тетушки и растерянно оглядывалась, почувствовав внезапное напряжение в воздухе, но не понимая его причины.

– Бедная леди Тилпот, – опять заговорила миссис Уайнбергер. – Она оказалась как раз между Сциллой и Харибдой. Ее друзья ожидают, что старуха поставит наглеца на место, но она не так глупа и прекрасно помнит, что его дед – очень влиятельный человек. Да вы и сами это знаете.

Хелена этого не знала. Она удивилась тому, что миссис Уайнбергер, хоть и появилась в лондонском свете относительно недавно, прекрасно осведомлена обо всех его подводных камнях и течениях. Но она быстро позабыла о миссис Уайнбергер и обо всем остальном, потому что взгляд Рамзи остановился на ней. Хелена поняла, что он пришел для того, чтобы убедиться в отношении Демарка.

Может, это и не очень значительный поступок, но никогда раньше никто не считал нужным прислушаться к ее мнению. И такой ли уж незначительный? Судя по оживленному шепоту, раздававшемуся по всему залу, этот поступок может быть чреват весьма значительными и неприятными последствиями. Неужели ради нее он поставил себя в такую неловкую и, возможно, даже унизительную ситуацию?

Сердце прыгало в груди у Хелены, а чувства, обуревавшие ее, требовали немедленного выхода. Нет, это абсурдно, совершенно абсурдно, принимать простую благодарность за ... Она запретила себе думать об этом, заставила замолчать глупое сердце и поискала глазами Демарка, которого старалась избегать весь вечер.

Его легко было заметить. Он стоял, напряженно повернув светловолосую голову к двери, словно гончая, почуявшая запах дичи. Потом, проследив за взглядом Рамзи, он обернулся и посмотрел на Хелену с такой злобой, что она вздрогнула.

Она быстро перевела взгляд на Рэма, желая убедиться, что и тот заметил мертвенную бледность виконта, его искаженное злобой лицо и угрожающий взгляд. Но Рамзи уже не смотрел на нее. Он шел по залу, а толпа испуганно расступалась перед ними. Головы поспешно отворачивались, груди возмущенно вздымались, Разряженные матроны бросались врассыпную при их приближении, а Рэм словно и не замечал этой суматохи. Все это очень напоминало появление молодого и опасного кота в голубятне. Ситуация выглядела довольно забавной.

– Смотрите! Он собирается поздороваться с леди Тилпот! – восхищенно охнула Джолли.

Побледневшая леди Тилпот прошептала что-то на ухо Флоре. Девушка, вскочив, сделала короткий реверанс и поспешно скрылась из комнаты.

– М-да, дурной знак для мистера Манро. Тилпотиха не желает знакомить его со своей племянницей, – вздохнула миссис Уайнбергер.

Хелена наблюдала за тем, как за спиной леди Тилпот собиралась небольшая толпа, напоминающая толпу овец, которые спешили войти в загон. Каждый старался оказаться как можно ближе, чтобы не пропустить ничего из предстоящего разговора.

– Думаю, все обойдется. Этот человек изумительно владеет собой, – взволнованно прошептал преподобный Таустер за спиной Хелены.

Она не слышала, как он подошел. Но теперь она смотрела на него с удивлением и с некоторым уважением, потому что он добровольно уступил свое место в первом ряду.

– Спорю на что угодно, что Тилпотихе с ним не справиться! – с энтузиазмом воскликнула Джолли, обмахиваясь веером.

Тем временем Рэм остановился и спокойно ждал, пока его дед величественно приблизится к хозяйке. Старый маркиз взял пухлую руку леди Тилпот, поднес ее к губам, а потом, глядя прямо в ее округлившиеся глаза, тихо сказал что-то.

Все веера в этот момент замерли, а их хозяйки мучительно напрягли слух, стараясь уловить хоть одно слово. Но напрасно. То, что он сказал, заставило леди Тилпот съежиться. Потом она царственным жестом подозвала к себе Рамзи.

Изобразив на лице удивление, Рамзи сделал шаг вперед и отвесил изысканный поклон.

– Леди Тилпот, – произнес он четко и громко. – Счастлив познакомиться с вами, мадам.

– Я рада видеть вас в своем доме, мистер Манро, – так же громко ответила хозяйка, нервно оглянувшись на маркиза. – Моя племянница сейчас немного занята, но, когда она вернется, я непременно познакомлю вас с нею.

Шепот, словно ветерок, пронесся по всему залу. Рамзи вежливо ответил, что он сочтет это знакомство за честь. Леди Тилпот постепенно успокоилась и перестала ожидать от него какого-то подвоха. Хотя сначала ей казалось, что он в приступе безумия разнесет ее бальный зал. Рамзи еще раз поклонился и отошел к своему деду. Толпа постепенно рассеялась.

47
{"b":"4774","o":1}