ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вот это да, — пробормотал Кит, наклоняясь к цветку шафранового цвета. — Она желтая, точно яичный желток. Никогда не видел роз такого цвета.

— И никто не видел.

Кит поднял глаза. Фиделис смотрел на него, кажется, с одобрением.

— Ну, скажем, немногие видели, — уточнил Фиделис. — Несколько человек в Англии и Шотландии. Большинство любителей роз поклянутся, что желтых роз не бывает.

— Откуда она взялась? — спросил Рамзи, который никак не мог оторвать взгляд от прекрасного цветка.

— История гласит, что некий крестоносец привез ее из Святой земли и преподнес в дар нашему аббатству за заботу о его семье во время Черной Смерти. Взамен мы… — Он неожиданно осекся. — С тех пор она растет здесь.

— А остальные розы ? — спросил Дуглас.

— Собирались долгие годы. За ними охотились и привозили сюда со всех концов света. В свое время Сент-Брайд славился своими розами, — гордо проговорил он. — Но когда король изгнал из Шотландии католическую церковь, розы перестали что-либо значить. Однако мы не покинули Сент-Брайд. Мы находимся в отдалении, понимаешь? Это место, — он обвел рукой монастырь, — еще не совсем забросили.

— Красиво. — Эндрю наклонился и понюхал цветок. — Здесь так сильно пахнет, что, пожалуй, голова может заболеть.

Примирительное настроение брата Фиделиса исчезло, и он неодобрительно взглянул на Эндрю:

— Я и забыл, Эндрю Росс, что ты маленький варвар. Но ты напомнил мне, что вы пришли сюда не для того, чтобы узнать историю этого сада. Вы пришли сюда работать.

— И мы тоже ? — встревожился Рамзи.

— Ну конечно. В тебе, Рамзи Манро, сидит точно такой же дьявол, как и в Кристиане. Только ты умело скрываешь его.

Кит понятия не имел, что это значит, но ему понравился намек на то, что не он один такой злой.

— А я? — спросил Дуглас, чье лицо выражало недовольство.

— Вы, мистер Стюарт, всегда претендуете на роль вожака. И я не знаю, с какой стати вам отказываться от нее теперь. — Монах повернулся к Эндрю Россу:

— Что же касается тебя… — Он покачал головой и не договорил.

Кит не понимал, из-за чего весь этот шум. Ему приходилось щипать паклю, чистить конюшни и носить воду по четыре часа кряду. Разве можно сравнивать работу в саду с этой тяжелой работой ?

— И на какое время ? — спросил Рамзи.

— Пока не исчезнут все сорняки, — сказал брат Фиделис. — И может быть, пока не будут немного починены стены.

Кит улыбнулся еще шире. Полоть сорняки? Вырывать из земли такую славную зеленую травку? Принести немного камней? Он чуть было не рассмеялся.

Через шесть часов спина у Кита болела, ноги дрожали от сидения на корточках, руки покрылись царапинами от миллионов тонких, как волосинки, шипов, покрывавших стебли роз, а кисти ныли от ожогов крапивы, которую он вырывал из земли. Лицо у него покраснело от зноя, коленки под залатанными штанами были расцарапаны в кровь. Но он не жаловался. И не ушел, как и все остальные.

Еще два часа — и они закончили. Тяжко вздыхая и чертыхаясь, мальчишки укрылись в тени, которую отбрасывала одна из каменных арок, украшавших сад, и устало опустились на землю.

— Лучше бы я позволил им избить тебя до смерти, — сказал Дуглас, но настоящей злобы в его голосе не было.

— Лучше бы я шел своей дорогой, — согласился Рамзи.

— Но вы ведь этого не сделали, да ? — сказал Кит. — Чертовы дурни.

— А я-то что же? — возмущенно воскликнул Эндрю Росс. — Я-то ведь занимался своим делом, и все.

— К примеру, воровал яблоки.

Эндрю пожал плечами.

— Греховное дело, верно, — согласился он без всякого раскаяния, — но ведь мое.

Они усмехнулись, понимающе глядя друг на друга. Когда через пару минут появился брат Фиделис, они все еще усмехались.

— Итак, вы все сделали, да ? — спросил он мягко.

— Да, брат Фиделис. Ни одного сорняка не осталось. Только розы. — И Дуглас с трудом поднялся на ноги.

— На сегодня — все.

— Что?!

— На сегодня, Дуглас. Сегодня сорняков нет, но за розовым садом, как за человеческой душой, следует ухаживать бдительно. Сорняки, подобно грехам, растут всю ночь. Вернетесь сюда завтра. Все четверо.

— А что, если сорняков не будет ? — выпалил Рамзи, разом утратив невозмутимость, которая, как уже начал понимать Кит, была напускной.

— Ну тогда можно заняться устройством дорожек, починкой стен, можно расчистить колодец, отремонтировать арки. Да всегда что-нибудь найдется, — успокоил их брат Фиделис. — А теперь я вас выведу отсюда.

Когда он открыл дверь, Эндрю бросил на Кита взгляд, говоривший, что лучше им смириться со своей участью. Но Кит не желал смиряться, особенно потому, что не очень-то понимал, какая такая у него была участь и какой она будет теперь, когда он оказался здесь, где бы это «здесь» ни находилось.

— Почему мы здесь? И все остальные? — спросил он у Дугласа нетерпеливым шепотом.

— А разве ты не знаешь? Мы должны стать рыцарями, — тоже шепотом ответил Дуглас и зашагал дальше.

Глава 4

Как ужасны бывают последствия необдуманного поведения

Кейт спала урывками. Ей снился ее муж, Майкл, но его глаза все время становились зелеными, а в речи то и дело проскальзывал шотландский акцент. Она проснулась еще до рассвета, встревоженная и терзаемая угрызениями совести.

Отец познакомил ее с лейтенантом Майклом Блэкберном, она влюбилась, вышла замуж и через два года овдовела. Оглядываясь назад, Кейт понимала, почему отец форсировал события. Как и ее отец, лейтенант был смелым, дерзким и исключительно преданным человеком. И также, как и он, происходил из обедневшей, хотя и благородной семьи.

Она жалела не о том, что вышла замуж, а о том, что вышла замуж за героя, за человека, который действует, не думая о судьбе семьи, оставленной дома. Какое же возмущение вызывали у нее герои!

Эта предательская, полуосознанная мысль вырвала ее из сна, и Кейт неловко спустилась с кровати и надела то же самое хлопчатобумажное платье, в котором путешествовала три дня. Потом уложила в сундук Грейс немногочисленные вещи, глубоко вздохнула и сошла вниз.

Зал напоминал поле брани после большого сражения. Люди лежали везде: одни скорчились на полу, другие растянулись вдоль стен. Кое-кто сидел, прислонившись к соседу, а немногим счастливцам удалось захватить скамьи. В ноздри ей ударил спертый запах пива и мокрой золы, а храп перемежался другими, менее приятными звуками. Служанка торопливо вошла через боковую дверь, в руках она несла охапку дров.

— Миссис Блэкберн, — окликнули ее.

Кейт оглянулась. Кит Макнилл стоял в открытых дверях, за спиной у него свинцовые облака сгрудились над тусклым горизонтом. Края его пледа развевал ветер, и было видно темно-зеленую куртку. Тусклый свет обрисовывал шрамы на его худом загорелом лице. Интересно, у скольких людей остались ответные шрамы, нанесенные им? И сколько их не дожило до того, чтобы увидеть дело рук своих? Кейт поежилась. Она совершила ошибку. Нельзя пускаться в путь с этим человеком. Ведь это…

— Ваши вещи готовы?

Она сказала запинаясь:

— Я изменила свои планы.

Он ждал.

— Я останусь здесь, — заявила она. — Контора, которой принадлежит этот экипаж, пришлет кого-нибудь вместо Дугала или потребует назад экипаж. Лучше я уговорю нового кучера отвезти меня в Клит, чем возвращаться в Йорк.

— Дугал и экипаж исчезли, — сказал Кит. — Вчера он с одним из своих дружков забрал его.

— Неужели? — У нее точно гора с плеч свалилась. Судьба разлучала ее с Китом Макниллом. — Значит, мне придется ждать здесь, пока не прибудет другой экипаж.

— Другая карета есть у меня, — сказал он. — В задней части конюшни стоит старый фаэтон.

12
{"b":"4775","o":1}