ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вылито на все ее платья.

Каллум Ламонт смотрел прямо перед собой, трогая пальцами свою рапиру. Настроение у него было не из лучших. У него перехватили большое сокровище. Верно, он нашел некоторое удовлетворение, послав Чарлза Мердока и его сучку-жену на тот свет, но это удовлетворение уже осталось в прошлом, и теперь он чувствовал только бессильную злобу.

Он поторопился, теперь это было очевидно. Но ведь он был тогда так зол. Мало того что Чарлз Мердок сохранил в тайне сообщение от их «друга» о пути следования богато нагруженного французского баркаса, так он еще использовал четверых людей Каллума, чтобы потопить проклятую посудину и спрятать добычу в одной из — Каллум посмотрел на потолок и задумчиво почесал подбородок — пяти? или десяти? тысяч пещер, бухт или подводных гротов на побережье. Бесстыжий ублюдок!

Чарлз, мрачно подумал Каллум, оказался не слишком хорошим сообщником — не таким, как его «настоящий» партнер. Хотя этот негодяй нагнал на Каллума страху тем, как он дырявит ножичком собственную шкуру.

Мердок удрал бы со своим сокровищем, если бы партнер Каллума не предупредил его. Когда Каллум узнал, что сделал Мердок, он убил его вместе с его женой, сохранив трезвость ума ровно настолько, чтобы оставить тела на яхте Мердока и потопить ее, разбив о рифы. Потом он отправился искать своих людей и сокровище, которое по праву принадлежало ему. Пока все было хорошо.

Но тут произошло нечто немыслимое. Он обнаружил, что Чарлз Мердок убил тех, кто помогал ему — убил людей Каллума! — чтобы они не могли рассказать, где находится сокровище, или самим убраться с ним подальше. Как бы то ни было, эти люди мертвы. Будь проклят перехитривший его Мердок! Это произошло несколько месяцев назад, а Каллум так и не нашел сокровище.

Каллум допил свое виски. Дверь с шумом распахнулась, и Каллум поднял голову, ожидая, что сейчас к нему подойдет кто-то из его ребят. Но вместо этого появился высокий «кучер» темноволосой женщины. Все в нем напоминало о войне — и мундир старинный, и палаш, укрепленный между плечами. И было в нем что-то знакомое.

Каллум наклонил голову набок, размышляя, не стража ли подослала его. Да нет, этот человек, похоже, был просто дезертиром, сохранившим свой мундир по причине сентиментальности или от злости. Стражники проглядели, как к берегу пристала одна лодка, и это — по крайней мере так рассказывали — раздражало капитана Уотерса, который стал заместителем убитого офицера.

Мрачное настроение Каллума улучшилось.

Высокий человек скинул с плеч плед, оглядел комнату с естественной настороженностью человека, привыкшего к опасности. Его взгляд задержался на Каллуме, потом устремился на лестницу, ведущую наверх, после чего он пересек комнату и, усевшись на стул, велел Броуди принести виски.

Броуди подчинился сразу же, отозвавшись на властные манеры незнакомца. А на Каллума Ламонта и то и другое подействовало раздражающе. Он не любил парней, которые что-то из себя строят, если только таким парнем не был он сам. Каллум Ламонт был королем контрабандистов. Кивком велев Броуди принести себе еще виски, он встал и направился к горцу.

— Интересно, из какого это полка ты сбежал?

Незнакомец медленно поднял глаза. Они были бледные и темные в одно и то же время, точно лед, покрывающий базальт. Господи! Где же он видел этого ублюдка раньше?

— Не помню, чтобы меня с вами знакомили.

Брови Каллума высоко взлетели.

— Знакомили, вот оно как? Ах, да ведь мы благородные. — Он придвинул соседний стул к противоположной стороне стола, перекинул через него ногу и уселся. — Нет, — возразил он сам себе, наклонившись вперед и положив руки на стол. — Мы не благородные. Мы — хайлендское отребье, вот что мы такое.

— Неужели? — Вновь прибывший без всякого интереса посмотрел Каллуму в глаза.

— Я не расслышал, как тебя зовут.

Светлые глубокие глаза сверкнули.

— А я себя и не называл.

— Ну так подумай, может, стоит сделать это сейчас?

С быстротой змеиного броска в каждом кулаке горца появилось по кинжалу, которые вонзились глубоко в стол, оцарапав запястья Каллума и пригвоздив его рукава к деревянной крышке стола. Потом незнакомец спокойно вытащил кинжалы и поднес к губам стакан. И сказал, сделав глоток:

— А может, не стоит?

Каллум скривил губы.

— Ты же не хочешь, чтобы я стал твоим врагом, парень.

— Я вообще не хочу от тебя ничего… парень.

— Скоро придут мои люди, это не очень-то приятная компания.

— Неужто? — спросил горец скорее насмешливо, чем опасливо.

— Они из тех ребят, которые любят пошуметь. — Каллум многозначительно понизил голос:

— Или поразвлечься. — И он выразительно посмотрел на лестницу.

Горец проследил за направлением его взгляда, а потом снова посмотрел в ухмыляющееся лицо Каллума.

— К несчастью, в одно и то же время нельзя заниматься и тем и другим, верно? Человек может находиться только в одном месте зараз, — сказал Каллум, уверенный, что незнакомец обратит внимание на его не очень-то прозрачные угрозы.

Горец резко выбросил вперед руку и схватил Каллума за горло. На мгновение Каллум так удивился, что не прореагировал, а потом стал бороться за свою жизнь. Незнакомец сжал пальцы сильнее, не изменив выражения лица.

В глазах Каллума вспыхнули искры. Он услышал хриплый звук и сквозь пелену боли понял, что это он пытается дышать.

— Не смей никогда, — услышал он спокойный голос горца, — никогда больше угрожать миссис Блэкберн.

Но благоразумие никогда не было сильной стороной натуры Каллума. Он не мог отступить перед этим человеком. Ведь все происходило на глазах у Броуди.

— Она еще поблагодарит меня, когда я с ней позабавлюсь! — задыхаясь, проговорил он, пытаясь вырваться. Но, ослабленный удушьем, он мог только цепляться ногтями за руку, безжалостно сжимавшую его горло.

На него сверху смотрели глаза, неумолимые и холодные, как арктические моря. Какое-то воспоминание пробилось сквозь охвативший Каллума панический страх. Зеленые глаза. Волосы золотые, как гинея. Грязный, плохо кормленный паренек с зелеными глазами и холодной дикостью во взгляде, которая навела Каллума на мысль о том, что когда-нибудь этот паренек ему пригодится. Может, и стоит о нем позаботиться. Может, стоит…

— Ты ведь не станешь убивать того, кто спас твою шкуру, Кристиан Макнилл? — Хватка на его горле слегка ослабла. В холодных глазах вдруг мелькнуло узнавание. — Ну да! — торжествующе прохрипел Каллум. — Ты же мой должник. Ты не можешь отнять у меня жизнь, ублюдок!

Он почувствовал, как рука, привыкшая сжимать палаш, грубо стиснула его горло. В глазах у него потемнело, и он услышал голос Кристиана Макнилла:

— Да тут и отнимать-то особенно нечего.

И Каллум перестал что-либо чувствовать.

Темница замка Лемон. Франция, май 1799 года

— Берегись!

Англичанин бросился на Кита, сбив его с ног. Кит покатился и быстро выпрямился, повернувшись вокруг себя как раз вовремя, чтобы увидеть нож, погрузившийся в горло рычащего француза, в то время как кинжал выпал из его безжизненной руки.

Сердце у Кита лихорадочно забилось. Он знал этого мертвеца. Грубое животное преследовало молодых людей в тюрьме, и ему приглянулись зеленые глаза Кита.

— Благодарю вас, — сказал Кит, поворачиваясь к своему защитнику.

Тяжело дыша, англичанин кивнул в сторону француза:

— Он не собирался тебя убивать.

— Слава Богу, что вы увидели, что он собирался сделать, — сказал Дуглас, появившийся вместе с Дандом.

— Тебе повезло, что я увидел, что собрался сделать этот мерзавец. — Англичанин энергично кивнул. — Полагаю, ты теперь мой должник, верно?

— Конечно. — Появившийся Рамзи мгновенно разобрался в происходящем. — Скажите и получите. Какова цена человеческой жизни в наши дни? Ближе к делу. Чего вы хотите?

— Я тебя знаю. — Человек указал на Рэма. — Я видел, как ты на палках фехтовал с каким-то из этих французских ублюдков. У тебя неплохо получалось, прямо-таки изящно.

34
{"b":"4775","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Код да Винчи 10+
«Черта оседлости» и русская революция
Корабль приговоренных
Влюбиться в жизнь. Как научиться жить снова, когда ты почти уничтожен депрессией
Тенеграф
Каникулы в Раваншире, или Свадьбы не будет!
Дорога Теней
Диверсант