ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Она подняла голову:

— Но вы-то были, вы и остальные.

— Мы знали, чем рискуем, — возразил он. — Мы готовы были понести наказание. Но я не ожидал, что кто-то другой погибнет вместо меня. Теперь я должен как-то жить с этим, вот почему мы здесь.

— Понятно. — Она устремила горестный взгляд на какую-то точку в пространстве, видимую только ей. — А вы все еще… шпионы?

— Я — тот, кого вы видите перед собой. Человек без профессии, без дома и без семьи.

— Вряд ли в таком положении можно предлагать кому-то помощь, — сказала Кейт довольно мягко.

Улыбка мелькнула на его жестких губах.

— У нас почти ничего нет, но все же есть кое-какие таланты. И решимость. — Улыбка исчезла. — Этим я обладаю в избытке, мэм.

— Понятно.

— Неужели? — спросил он, неожиданно разъярившись. — Вам это понятно?

— Да, разумеется, — ответила Кейт, но слова ее прозвучали рассеянно. — Вы намеревались стать героями. Все молодые люди жаждут стать героями, не так ли? Это очень даже понятно. Только вот мой отец превзошел вас в этом, да? А он не имел на это никакого права. — Голос у Кейт стал низким и хриплым от волнения. — Он не имел права рисковать собой. Ведь он не мог не знать, что его смерть будет означать для нас…

«Бедность». Шарлотта Мысленно договорила за сестру, которая не произнесла этого слова, но оно повисло в воздухе, как если бы она выкрикнула его. Кейт никогда не кричала. Она никогда не делала чего-либо непозволительного или неподобающего, и теперь Шарлотта отчетливо увидела свою сестру со всей ее болью, сомнениями и негодованием.

Ей это страшно не понравилось. Ее это испугало, а мир и без того уже был ужасен — слишком многое изменилось в нем! Она не могла расстаться с тем представлением о Кейт, с которым жила до этого.

— Не могу обещать, мистер Макнилл, что воспользуюсь вашим предложением, как бы благородно оно ни выглядело. — Кейт глубоко вздохнула. — В моей жизни героев было больше чем достаточно, — прошептала она. — Я с ними покончила. Найдите кого-то другого, кто извлечет пользу из вашего жеста.

— Вы неверно поняли, если считаете наше предложение благородным или галантным.

— Нет, я все поняла. Я поняла, что вы чувствуете себя обязанными отплатить нам. Это не так. Вы обязаны моему отцу..

Он покачал головой, и свет упал на его блестящие волосы и лицо, четкими тенями подчеркнув жесткие черты.

— Вы просите у меня, миссис Блэкберн, взвалить себе на плечи невыносимое бремя, бремя, от которого мы не сможем избавиться до тех пор, пока что-нибудь не сделаем. Я что-нибудь не сделаю. Как видите, миссис Блэкберн, в этом мире у меня не осталось ничего… кроме чести. Я должен заплатить свои долги и отомстить за свои потери. Так что я буду ждать, сколько бы ни потребовалось. — И, не сказав больше ни слова, он вышел.

Глава 1

Что делать, когда тебя бросают твои слуги

Южный хребет Шотландского нагорья, 1803 год

«Миссис Блэкберн, этот вояж сумасшедший, и я не из тех, кто даст грязному разбойнику возможность убить нас, даже если вы заплатите мне двойное жалованье, что, я думаю, вряд ли будит. Я знаю, што вы не дадите мне рикомендацию, но мне все равно, потому што толку в рикомендации для мертвой женчины? Всиво вам хорошево, вы были хорошая госпожа и я па-малюсь за вашу душу.

Сью Маккрей».

«Ну вот, — подумала Кейт, — стоило мне решить, что можно больше не ждать от жизни никаких сюрпризов, и вот вам пожалуйста». Она понятия не имела, что Сью Маккрей умеет писать. По крайней мере употреблять модные слова вроде «вояж».

Она невольно рассмеялась. Шум в соседней комнате стих, и сидевшие там посмотрели через невысокую перегородку, отделявшую общий зал трактира «Белая роза» от отдельной комнаты, где расположилась Кейт. Она придвинулась ближе к жалкому подобию огня, развести который вынудила трактирщика.

Скомкав записку, Кейт бросила ее в тлеющий огонь, удивляясь, почему предательство служанки так задело. Всевозможные случайности преследовали молодую женщину так давно, что ей пора было привыкнуть к подобным происшествиям.

Сначала карманный воришка в Эдинбурге лишил ее кошелька. Потом, не отъехав и тридцати миль от города, их экипаж сломался, и им со Сью Маккрей пришлось провести холодную ночь на дороге, закутавшись в тонкие одеяла, пока кучер Дугал чинил его. После чего Дугал потребовал дополнительной платы сверх той, что обещал его конторе маркиз Парнелл, заочно нанявший экипаж. В довершение ко всему разразилась зимняя буря, и так не вовремя, что можно было с полным основанием заподозрить, что стихия вступила в сговор с этим вымогателем.

Не удовлетворившись, судьба привела ее в конце концов сюда, в это подозрительное место, почему-то называвшееся «Белой розой», в тесные помещения которой набилось множество народу — людей неприятного вида и с еще более неприятным запахом, укрывшихся от непогоды. И теперь, подлив масла в огонь, ее горничная, которая не только служила за гроши, но была относительно хороша, несмотря на то что, как правило, пребывала в подпитии, исчезла. Что еще может с ней произойти?

Кейт в смятении посмотрела на мужчин в соседнем помещении. Они тайком бросали на нее затуманенные спиртным взгляды.

Она поплотнее закуталась в плащ, размышляя о положении, в котором оказалась. К этому времени сплетник-хозяин уже разболтал, что ее служанка ушла и что теперь она осталась одна, если не считать Дугала, весьма сомнительного защитника. Наверное, ей не стоит оставаться здесь, но кто-то из «джентльменов», расположившихся в соседнем помещении, может счесть ее уход в свою комнату за приглашение. Мужчины, как говорил ей недавно приобретенный опыт, всегда видят приглашение там, где его не существует. Особенно если речь заходит о бедных вдовах. С другой стороны, если она останется здесь, на виду, это может быть истолковано как еще более настоятельное приглашение. А она ничего не ела с… ну да, с самого утра.

Кейт мысленно подбросила монетку и решила остаться, несмотря на то что тревога подтачивала ее и без того скудные силы. Здесь по крайней мере мужчинам придется считаться с окружающими. Хотя они и обращались друг к другу с подчеркнутым дружелюбием, друзьями они не были. Вместе их свела непогода, а не взаимная симпатия.

Только тесный кружок четверых мужчин, сидевших за низким столиком, походил на компанию. Дым от очага мешал ей рассмотреть их, но все они были крупные парни, грубые, с мощными плечами и бычьими шеями, с мясистыми руками, сжимавшими жестяные кружки, которые трактирщик то и дело наполнял крепким элем. Остальные путешественники сидели поодиночке либо парами, найдя здесь приют еще до того, как к ледяному ветру, который сотрясал окна и выл за дверью, добавились все прелести темноты.

Кейт тайком бросила взгляд туда, где сидел последний из прибывших. В отличие от большинства находившихся в комнате, шотландцев из долин, этот был горцем.

Когда он вошел, большой поношенный плед свисал с его плеч, как крылья какой-то огромной хищной птицы, а лицо затеняли широкие поля шляпы. Не сказав ни слова, он направился в темный угол и сел на свободный стул. Откинув назад свой потрепанный плед, он придвинул стул к стене и вытянул длинные ноги, обтянутые видавшими виды кожаными сапогами. Под пледом у него была темно-зеленая куртка, украшенная черными шнурами и серебряными пуговицами.

Он стянул с себя поношенные кожаные перчатки и извлек из кармана глиняную трубку и кисет. И с тех пор он сидел, зажав в зубах трубку, спрятав подбородок в воротник, и единственной видимой частью его лица была темно-золотистая щетина на подбородке. Бледные глаза посверкивали в неверном свете угольков, тлеющих в его трубке. Он не делал никаких попыток присоединиться к остальным, чья общительность все возрастала, равно как не делал никаких попыток утаить направление своего взгляда.

Он смотрел на нее.

Кейт это не нравилось. Честно говоря, именно этот взгляд удерживал ее здесь, усталую и измученную после долгого дня, проведенного на плохих дорогах в разбитом экипаже. Этот взгляд тревожил ее.

4
{"b":"4775","o":1}