Содержание  
A
A
1
2
3
...
43
44
45
...
61

— Не будете ли вы столь добры, милочка, отвести меня к дивану, поближе к камину? К сожалению, с каждой зимой я все сильнее чувствую холод.

— Ну конечно, — радостно сказала Кейт, предлагая ей руку. Если взгляд Мердока станет еще резче, он уколет ее до крови.

— Я плоховато слышу, так что члены семьи считают себя обязанными орать. Что совершенно излишне — нужно только говорить четко и ясно. У вас приятный голос, милочка. Не то что у этой Мерри, — она оглянулась на Мерри и мистера Мердока, которые шли сзади на некотором расстоянии, — которая недавно начала шепелявить.

— Ничего подобного! — пылко возразила Мерри.

Но леди Матильда не обратила на нее никакого внимания.

— Грейс шепелявила, а Грейс, — она доверительно наклонилась к Кейт, — имела большое влияние на юную Мерри. Она страшно по ней скучает. А! Вот мы и пришли. Благодарю вас, милочка.

Старая леди села, ее брат наклонился, чтобы помешать угли в камине, а маркиз подошел и стал рядом с Кейт.

— А я полагал, что у нас сегодня будет обедать настоящий шотландец, — внезапно сообщил мистер Мердок, словно только что осознал, что ему обещали сладкое и не принесли.

— Надеюсь, вам придется удовольствоваться моим обществом, сэр. — Знакомый голос раздался в вестибюле, и Кейт резко обернулась.

Большой плед Кита Макнилла свободно развевался, мускулы на длинных ногах играли, когда он пересекал комнату. Он носил плед так, как принято в Северном нагорье, — перекинув через торс и плечо поверх мундира, серебряные пуговицы которого, только что начищенные, ярко блестели. Сверкающий белизной шейный платок подчеркивал смуглость его худого, свежевыбритого лица. Волосы его блестели, завиваясь там, где они касались воротника рубашки. Все это очень понравилось Кейт, и она вспыхнула, а отведя глаза в сторону, увидела, что Мерри с понимающим видом улыбается ей.

— Мистер Макнилл! — приветствовал его маркиз. — Идите сюда, я представлю вас своим родственникам.

Кит спокойно стоял, пока маркиз знакомил его с членами своей семьи, и Кейт ощутила совершенно недозволенную гордость за него. Конечно, никто здесь не мог с ним сравниться. Даже маркиз. Так и должно быть, напомнила она себе. Кит — солдат, маркиз — джентльмен.

Когда представления были закончены, дядюшка маркиза вернулся к леди Матильде, а маркиз извинился — ему нужно было дать дворецкому кое-какие последние указания — и оставил Кейт с Китом и Мерри.

— Миссис Блэкберн, я рад, что вы так хорошо выглядите. — Кит склонился к ее руке и коснулся губами ее пальцев, обтянутых перчаткой. Сердце у нее быстро забилось. Он считал себя человеком грубым и невежественным, но на самом деле был как сталь рядом с позолотой других, как прекрасная смертоносная сталь.

Кит поднял голову. Они смотрели друг на друга слишком долго.

— Но ведь, разумеется, здесь не нужно никаких представлений, — усмехнулась Мерри. — Проведя столько дней вместе в дороге, вы должны довольно хорошо знать миссис Блэкберн.

Кейт обдало жаром, а Кит равнодушно посмотрел на девушку:

— На что вы намекаете, мисс?

Его прямой вопрос сбил Мерри с толку. Предполагалось, что они с Китом от стыда погрузятся в мертвое молчание, поняла Кейт.

— Намекаю? — переспросила Мерри запинаясь. — О, конечно, ни на что. Только… миссис Блэкберн была замужем за офицером, не так ли? Может быть, поэтому ей так нравится общество солдат.

Кит ничего не ответил, но, сузив свои серо-зеленые глаза, задумчиво посмотрел на девицу. Грубость ее превосходила все границы. И Кейт с облегчением увидела, что маркиз вернулся и направляется к ним.

— Плохо, что Уоттерс не сможет к нам присоединиться, бедный негодник, — сказал маркиз, не заметив, что что-то не так.

— Кто такой Уоттерс? — поинтересовался Кит.

— Это тот, кого прислали вместо капитана Грина. Этот бедняга позволил себя убить, — ответила Мерри с видом пресыщенной и опытной особы, — когда не очень успешно попытался избавить нашу местность от преступности.

— Капитан Уоттерс, кажется, совершенно уверен, что у него все получится, — сказала Кейт.

— Вы с ним знакомы? — удивилась Мерри.

— Да, мы познакомились сегодня. С виду это очень опытный человек.

Девушка склонила голову набок, глядя на Кита с видом опытной кокетки, ее манерность была немного фамильярной и странно смущала.

— Совсем не такой опытный, как другие.

Она захлопала ресницами в весьма вульгарной манере.

— Вам не кажется, мисс, что он добьется своего? — спросил Кит.

— Я уверена, что он сделает попытку, — ответила она протяжно. — Но я предпочитаю верить тому, кто не имеет понятия о слове «попытка», а знает только слово «удача». Вы ведь такой человек, мистер Макнилл?

Кейт крепко прикусила щеку изнутри.

— Нет, мисс Бенни, — серьезно ответил Кит. — Я слишком хорошо знаком с неудачей.

— Неужели? Ба! А сейчас у вас положительно грозный вид. Вот разочарование! Я-то думала, что мы нашли истинного воина. Разве это не разочарование, миссис Блэкберн?

— Напротив, Кристиан Макнилл никоим образом меня не разочаровал, — спокойно ответила Кейт.

Девушка хихикнула, и Кит, вместо того чтобы принять похвалу с улыбкой, отвернулся с непроницаемым видом. Чувствуя, что ей дали своего рода отпор, Кейт почувствовала замешательство. Маркиз посмотрел на надменное лицо Кита, потом — на взволнованное лицо Кейт.

— Что, Мерри опять разводит поэзию по поводу контрабандистов? — Рядом с Кейт появился мистер Мердок, разрядив слишком напряженную атмосферу. — В детстве она была просто помешана на идее о короле-контрабандисте.

— Уверяю вас, я больше не помешана, — выпалила Мерри, внезапно превратившись из кокетки в обидчивого ребенка. — Но это еще не значит, что я не понимаю того, что уже известно каждому мужчине, женщине и ребенку в Клите: контрабандисты — сами себе закон, они не боятся никого и ничего.

— Ей-богу, Мерри, ты говоришь так, словно они вызывают у тебя восхищение, — укоризненно сказал маркиз. — Вспомни же, что они виноваты в смерти членов нашей семьи.

Лицо у Мерри съежилось, и стало понятно, что ее искушенный вид не более чем видимость.

— Забыть?! Как я могу забыть? — спросила она с такой глубоко прочувствованной болью, что Кейт забыла о своей антипатии. — Я никогда не смогу этого сделать.

Как тяжело, наверное, потерять свою единственную наперсницу, подумала Кейт. Только теперь она поняла, что девушка очень сносно разыгрывала роль Грейс: требовательная, легкомысленная, светская.

Маркиз тоже, кажется, понял глубину боли Мерри, потому что его возмущение улеглось.

— Ну-ну. Я знаю, что ты ничего плохого не имела в виду. И не волнуйся, Уоттерс постарается схватить этих негодяев.

— Конечно, постарается, — согласился мистер Мердок, похлопав девушку по руке.

Вместо того чтобы успокоиться, Мерри с горечью засмеялась:

— Да, конечно, постарается. Прошу прощения. Кажется, меня зовет леди Матильда.

— Со дня смерти Грейс она просто сама не своя, — пояснил маркиз, глядя ей вслед. — Она была единственным ребенком в замке, и ей слишком потакали, и признаюсь — я позволял ей везде бегать без присмотра.

— Но только не в Клит, — заявил мистер Мердок, кивая с важным видом.

— Что такое, дядя?

— Иногда по ночам она ездит верхом в сторону Клита. Видел ее вчера ночью в лунном свете, эта девушка скачет, как Диана.

— Почему же вы никогда не говорили мне об этом? — спросил маркиз.

Кейт посмотрела на Кита. Если он и был смущен, то виду не подавал. Ей стало не по себе, и она хотела было отойти, но маркиз остановил ее:

— Прошу вас, простите меня. Мы сами еще не пришли в себя.

— Что вполне понятно, — пробормотала она.

— Вы очень добры.

Она опустила глаза. Ничего подобного, просто она пытается понравиться этим людям настолько, чтобы они согласились помочь ей и ее сестрам. Кейт обняла бы самого дьявола, если бы этим можно было обеспечить мир и безопасность своей семье.

Поняв это, она вспыхнула и почувствовала, как напрягся Кит, стоявший позади нее. Что он подумает о ней? Он, который никогда не поступился бы ни каплей гордости ради каких-либо материальных ценностей?

44
{"b":"4775","o":1}