ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Она украдкой посмотрела на него. Дым от его трубки уходил вверх и терялся в тени под полями шляпы. Табак почти прогорел, поэтому в темноте уже не было видно его глаз.

Кейт быстро отвела взгляд, снова поразившись, как далеко она ушла от той живущей в полной безопасности молодой женщины, которой была когда-то. Ведь были времена, когда одна мысль о том, что ее пути могли бы пересечься с путями такого человека, показалась бы смешной. Но за три года она узнала, что такие, как она, бедные, но благородные, постоянно сталкиваются со всякими нежелательными типами.

И не всегда в ущерб себе.

Например, она узнала, что пьющая и не имеющая рекомендаций горничная умеет укладывать волосы вполне прилично и что свободное расписание может оказаться настолько соблазнительным для такой горничной, что она не станет обращать внимания на нерегулярную выплату жалованья. Хотя, подумала Кейт, слегка улыбнувшись, в отношениях между работодателем и работником путешествие в «дикие места» представляет собой, очевидно, непреодолимое препятствие.

Нужно хорошенько запомнить: никогда не вовлекать в опасное путешествие горничную, которой не платишь.

Не стоит ли ей написать книгу советов? Памфлет. Что-то вроде «Полезного справочника для благородной, хорошо воспитанной леди, которой предстоит жить в стесненных обстоятельствах». Конечно, торговое сословие примет это как учебное пособие по аристократическим манерам. Почему бы не написать книгу о том, как жить в достойной бедности? Если только это не оксюморон — сочетание слов, противоположных друг другу по значению.

Уголки ее губ приподнялись от удовольствия, и она вспомнила, как когда-то думала, что навсегда разучилась улыбаться. Слава Богу, она ошиблась. Но все-таки, напомнила себе Кейт, сейчас не время для веселья. Чувство юмора может спасти ее от отчаяния, которое так быстро унесло жизнь их матери, но оно же может привести к осложнениям. Как в тот раз, когда она убедила мясника, что гости Джасперов — убежденные вегетарианцы, а потому им не нужно мясо, которое тот нарубил к их субботнему обеду, и она, Кейт, готова избавить его от него, по заниженной цене, разумеется. Миссис Джаспер с тех пор перестала с ней разговаривать.

Громкий стук сообщил о прибытии очередного путешественника, ищущего укрытия от непогоды. Краснолицый юнец ввалился в дверь, подталкиваемый завесой из дождя со снегом, руки у него были засунуты под мышки, лицо обветренное.

— Закрой дверь, дурень! — рявкнул один из сидевших за столом, вскакивая на ноги.

Юнец, казалось, не слышал. Едва переступив через порог, он согнулся и принялся отчаянно дуть на свои сложенные лодочкой ладони, поскуливая при этом. Кончики его пальцев подозрительно побелели. Бедняга может лишиться пальцев…

— Говорю тебе, закрой дверь! — Огромный мужчина схватил юнца за плечи и толкнул к стене. Вытянутые руки парня ударились о дерево, и он вскрикнул. Сердце у Кейт гулко забилось от сочувствия.

— Заткнись, парень! Никому неохота слушать твое вытье! — Когда незнакомец схватил юношу за воротник, намереваясь выбросить его за дверь, Кейт узнала его. То был Дугал, ее кучер. Подумать только!

В комнате все замолчали. У некоторых лица насмешливо скривились, кто-то из собутыльников Дугала довольно фыркнул, но большинство просто смотрели, не вникая в происходящее.

С тошнотворным ощущением неизбежного Кейт осознала, что она стоит. Она вся, как и паренек, дрожала, но отступить не могла. Потому что наравне с чувством собственного достоинства, которое было у нее когда-то, она еще обладала и гипертрофированным чувством ответственности. И никак не могла от этих проклятых черт избавиться. Ей бы промолчать, закрыть глаза и отвернуться, как это сделали некоторые в комнате. Но… Дугал работал на нее, она ответственна за него.

Сердце ее бешено стучало, ее мутило от страха перед тем, что неминуемо произойдет, если она вмешается. Ноги перетащили Кейт через порог в общее помещение, где Дугал снова встряхнул юнца:

— Может, я и позволю тебе войти, если ты запомнишь, что дверь нужно…

— Отпусти его, — услышала Кейт спокойный голос. Слава Богу, голос был не ее.

Дугал обернулся посмотреть, кто это осмелился ему помешать. Говорившим оказался высокий человек в поношенном пледе.

— И еще, — тихо добавил горец, — закрой эту чертову дверь, хорошо?

— Интересно, кто ты такой, что смеешь мне приказывать? — поинтересовался Дугал, держа в одной руке, похожей на окорок, съежившегося паренька.

Передние ножки стула осторожно опустились на пол, и оборванная фигура поднялась с жутковатым плавным изяществом. Лицо горца по-прежнему затеняли поля шляпы.

— Малый замерз, и ты ведь сам не пускаешь его закрыть дверь. — В его спокойном голосе промелькнуло что-то угрожающее.

— Да иди ты к черту! — бросил Дугал. — Закрою дверь, как только вышвырну этого…

Паренька сняли с пальцев Дугала осторожно, точно спелую грушу с низко свесившейся ветки. И в следующий момент он уже летел в сторону двух молодых людей, судя по виду, арендаторов, наблюдавших за разыгравшейся сценой молча, но с явным неодобрением. Потом, так же спокойно, как он решил судьбу юнца, горец протянул руку мимо Дугала и захлопнул дверь.

— Ну вот. Скорее начнешь — скорее закончишь, как говаривала моя старая матушка. — Горец склонил голову набок и продолжал уныло:

— То есть если бы у меня была матушка, она, конечно же, именно так и говорила бы.

Один из посетителей нервно фыркнул, но Дугал был не из тех, кто позволял сбить себя с толку. Лицо у него побагровело как свекла.

— Я не люблю, мистер, когда вмешиваются в мои дела. А вы вмешались. Верно ведь? — Дугал повернулся к своим приятелям. Те закивали и, прищурившись, посмотрели на спасителя паренька. Мало того что у Дугала отобрали его жертву — их самих лишили развлечения.

Горец вроде бы ничуть не встревожился.

— Полагаю, вы правы, — согласился он. — Этот недостаток уже не один раз пытались из меня выбить.

— Ага! Ну вот мы и посмотрим, может, на этот раз урок пойдет впрок, а, ребята? — спросил Дугал.

Те рявкнули в знак согласия. Но тут вперед вышли те двое, под присмотр которым отдали жертву Дугала.

— Послушайте, — обратился к Дугалу тот, что был поприземистее. — Нам не больно нравятся ссоры, вроде той, которую вы затеяли…

— Отойди, дружище, — остановил его горец. — Я ценю твой жест, но, имея дело с четырьмя такими бравыми воинами, намеревающимися уложить меня, мне некогда будет волноваться, все ли с тобой в порядке.

Два молодых арендатора обменялись испуганными взглядами.

— Сидите, ребята, а я поставлю вам пинту. — Горец повернулся к трактирщику, стянул с себя выцветшую зеленую куртку, а Дугал напрягся, точно шакал, завидевший кусок мяса.

— Осторожней! — крикнула Кейт, но горец уже поднырнул под кулаки Дугала, повернулся, и его кулак попал прямо в толстое брюхо кучера. Дугал выдохнул: «Уфф!» — споткнулся и рухнул на пол.

Его дружки бросились вперед, остальные вскочили, чтобы лучше видеть происходящее. Один из приятелей Дугала схватил тяжелое металлическое блюдо и стал размахивать им, орудуя как топором. Высокий горец отпрянул, шляпа его упала, открылись спутанные отросшие рыже-золотистые волосы.

Кейт успела разглядеть заостренный подбородок и худое лицо, покрытое грязью после трудного путешествия, а лотом он отступил, и самый крупный из собутыльников Дугала начал надвигаться на него. Еще двое теснили горца по бокам, прижимая его к стене, и… перед ней сомкнулось кольцо зрителей, она оказалась вне этого кольца, а Дугал все еще хватал ртом воздух, корчась у ее ног.

Толпа разразилась криками. Взлетели вверх шляпы, руки замелькали в воздухе. Кто-то из наблюдающих вздрогнул, другие закричали еще громче, глядя на происходящее. Кейт почти ничего не было видно — мелькали кулаки, мельтешили напряженные, покрытые потом лица. Раздавались ругательства и проклятия, слышались удары кулаков по телу.

Кто-то испустил угрожающий крик, и внезапно круг перед ней распался. Она увидела двух собутыльников Дугала — один лежал на полу бесчувственной грудой, другой пытался подняться на колени. А горец неожиданно появился прямо передней.

5
{"b":"4775","o":1}