ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кит отпрянул, и Каллум проскочил вперед. Шаг, второй, третий быстро следовали один за другим, и они прошли так мимо Кейт. Кит уперся спиной в проклятую дверь и поднял свой палаш как щит, защищаясь от тонкой иглы, которая пронзала и колола с такой легкостью.

Каллум не был Рамзи Манро, но он знал сильные стороны своего оружия и знал, как ими воспользоваться. Кит надеялся, что его слабые стороны ему неизвестны. Каллум нанес удар и отвел рапиру, радуясь тонкой красной линии, появившейся на животе Кита, губы его скривила хищная усмешка. Еще один выпад, еще один порез — и еще одна рана открылась на предплечье Кита.

Из глаз сыпались искры, ребра вопили от мучительной боли каждый раз, когда он поворачивался, чтобы уклониться от смертоносной близости к сверкающей рапире Каллума. Его вывихнутые плечи скрипели в суставах, запястья почти ничего не чувствовали. Палаш с каждым мгновением становился все тяжелее, неуверенно встречая град ударов и ложных выпадов Каллума.

Кит шатался под этой бешеной атакой, едва сознавая укус стали всякий раз, когда она касалась его тела, понимая, что это дело времени. Единственное, чего ему хотелось сейчас, — это проложить себе дорогу до двери, чтобы Кейт могла скрыться. Но он едва мог защищаться, не говоря уже о том, чтобы пробиться на другой конец комнаты. Сколько минут прошло, с тех пор как он вошел сюда? Три? Четыре?

— Бегите. Ради меня, бегите теперь, Кейт!

Вдруг какая-то ваза с грохотом полетела сбоку, ударив Каллума между плечом и шеей, заставив его уклониться в сторону, но не свалив с ног. Кит прыгнул вперед, но Каллум уже схватил Кейт за руку, которую та протянула за второй вазой. Он круто повернулся, рывком поставив ее перед собой, держа ее за руки и используя как живой щит. Он толкал ее перед собой, выставив вперед рапиру.

Киту оставалось только ждать…

«Чего же ты медлишь, Кит?» И Рамзи презрительно рассмеялся, его рапира описала в воздухе изящную восьмерку. Эта кристально четкая картина появилась ниоткуда. Ему начало мерещиться от потери крови. Изящные брови Рамзи поднялись насмешливо, и он прошептал:» Ты намерен стоять здесь и ждать, когда я проткну тебя ?»

И вдруг Кит понял, что делать. Медленно он опустил кончик своего палаша на пол, открыл свою вторую руку и опустил ее сбоку жестом человека, признающего свое поражение.

— Нет! — закричала Кейт.

Каллум приблизил губы к ее уху:

— Столько слез из-за грязного шотландского солдата. Вряд ли он того стоит, милочка.

— По крайней мере по мне будут плакать, — сказал Кит, выжидая и глядя, как его слова отравляют победу, которую уже пробовал на вкус Каллум. — А это побольше того, что могла дать тебе Мерри. Не ее ли я видел с Уоттерсом, когда…

Каллум с ревом отшвырнул Кейт в сторону и прыгнул вперед, нанося прямой удар'. Кит шагнул на траекторию рапиры. Кончик ее пронзил ему плечо, и с бешеным криком он бросился вперед.

Только теперь Каллум понял. В отчаянии он сжал рукоятку своей рапиры, вонзенной в тело противника, пытаясь вытащить ее из этих ножен — человеческого тела. Это ему не удалось, а Кит схватил его за шейную косынку и с силой рванул его шею вниз, на острый край палаша.

— Подожди! — залепетал Каллум с ужасом. — Я спас тебе жизнь!

— А я уже один раз пощадил тебя, — ответил Кит холодно. — Мы в расчете.

— Если ты меня убьешь, ты никогда не узнаешь, кто предал…

Над ухом Кита прогремел пистолетный выстрел, и грудь Каллума стала красной вокруг зияющей дыры. Он рухнул на землю, тяжесть его мертвого тела вытащила рапиру из плеча Кита. Стоящая в дверях Мерри Бенни отбросила все еще дымящийся пистолет и бросилась бежать, удостоверившись, что Каллум Ламонт никогда уже не станет ей мстить.

Кит пошатнулся и упал. Кейт опустилась на колени рядом с ним и обхватила руками его лицо, отчаянно пытаясь найти в его глазах признаки жизни. Но он ничего не видел, он с трудом что-либо чувствовал.

— Кит! Останься со мной! Ты обещал, что сделаешь все, о чем я попрошу! Все! — Кейт всхлипывала, и он чувствовал, как сотрясается ее тело, и ему было больно, но, Боже мой, как это прекрасно, когда больно, потому что боль означает жизнь, а жизнь означает Кейт! — Боже, прошу тебя… — Голос ее надломился, и она яростно и прерывисто втянула в себя воздух, пристально глядя на него. — Ты должен остаться со мной, Кристиан Макнилл! Ты меня слышишь? Обещай мне!

Ей нужно было услышать его, и он проговорил:

— Да, мэм, как пожелаете.

Она вскочила и помчалась за помощью.

В двадцати милях к северу от Клита в тот же день, через несколько часов после того, как Кристиан Макнилл дрался за свою жизнь, капризный ветерок носился вдоль пустынной береговой линии и крутился позади монолитного валуна, загораживавшего маленький пляж. Там он тревожно теребил рукав мокрого платья. Его владелицу это больше не могло взволновать, потому что ее красивое лицо навечно застыло с удивленным выражением. Несколько прядей светлых волос плавали в крутящейся воде. Еще несколько минут — и она погрузится в воду.

На скале, выступающей над морем, капитан Уоттерс успокоил своего взволнованного коня, который смотрел вниз, на эту печальную картину. С легким раздраженным вздохом он снял с головы белый парик и перестал быть капитаном Уоттерсом.

Он проиграл. Макнилл уцелел. Кейт Блэкберн, чей отец спас всех из того адского места, была жива, и пьеса, которую он так старательно выстроил, чтобы уничтожить их обоих, не удалось.

Было бы гораздо легче, если бы он мог заставить себя просто прикончить их одного за другим. Случайная встреча в переулке, щепотка яда в кружке эля. Но разногласия, некогда разделившие их, оказались спасительными. Они развеялись, как мякина под ветром. Он сунул руку в карман, неторопливо достал оттуда тонкий перочинный нож и нажимал на пусковой механизм, пока лезвие не выскочило. Он задумчиво смотрел на блестящее лезвие.

Если один умрет, как скоро он отыщет следующего? Или очередная жертва услышит о смерти своего старого товарища, что-то заподозрит и насторожится?

Человек, сидевший верхом на лошади, знал, что кое-какая связь между ними все еще существует. Если умрет один, остальные об этом скоро узнают. Он не мог спокойно пребывать в Англии, в Лондоне — среди высшего света, к которому принадлежал, пока все они не умрут. Только они могли обнаружить его предательство и погубить то, чем увенчались долгие годы заговоров и планов.

Он повернул руку вверх ладонью и посмотрел на нее, изрезанную множеством маленьких шрамов. Много лет назад он понял, что боль помогает сосредоточиться. Он прижал кончик перочинного ножичка к большому пальцу и нажал на него, почувствовав четкий укол боли, когда лезвие задело тонкие нервные окончания. И тут же почувствовал, как напряжение спало.

Будут и другие возможности. Хотя теперь придется стать осторожнее. Спесь привела его к мелодраматическому эпизоду с крысой в руинах старого замка. Но все равно, стоило видеть мучительное разочарование и ярость на лице Макнилла, когда он вынужден был бежать с этой девушкой в Сент-Брайд.

Тревожиться прежде времени не стоит. Он и не тревожился. Ведь они вряд ли догадаются, что это именно он подкупил горничную Кэтрин Блэкберн, чтобы та бросила свою госпожу. Что же до розы, нашедшей дорогу к Макниллу и заставившей его стремительно броситься в Шотландию, кого они заподозрят, когда выяснят, что никто из сестер Кейт Блэкберн не посылал ее?

Было бы неумно так скоро снова наметить своей мишенью Макнилла. Он будет настороже. Нет, нужно заняться остальными. Один за другим все, кто знает либо подозревает, кто он такой на самом деле, должны быть уничтожены. Он не сомневался, что у него все получится. Кровь из пальца капнула на скалу. Очнувшись, он понял, что кончик ножа все еще торчит в пальце. Он неторопливо вытащил его и вытер палец о подседельник. Потом его внимание обратилось к мертвой девушке у кромки воды.

57
{"b":"4775","o":1}