ЛитМир - Электронная Библиотека

Правда, он и раньше испытывал желание, однако его мысли никогда не сосредоточивались только на ней. Но ведь и объект, вызывающий желание, никогда еще не был столь удивительным. Он все еще чувствовал ее под своим телом — миниатюрную, легонькую, напрягшуюся, но в то же время податливую и гибкую, ощущал запах ее волос, бархатистую кожу ее губ под его пальцами.

Когда она встала на ноги, он был ошеломлен, что вся ее волнующая женственность скрыта под какой-то до безобразия практичной одеждой, почти такой же малопривлекательной, как спортивные брюки и рубаха, когда она вломилась в его дом.

Кто узнал бы ясноглазую девчонку-сорванца в сереньком воробушке? Нельзя сказать, что его можно назвать экспертом в области моды, но он очень хорошо разбирался в маскировке: Эвелина Каммингс-Уайт явно пряталась под маской, и ему очень хотелось узнать, почему она это делает.

Он не имел никакого права размышлять об Эвелине Каммингс-Уайт. Ему надо выполнять порученное задание. Он всей душой предан своей работе. Игры с Эвелиной затевать не следует: они до добра не доведут. Он достал последний сундучок со дна телеги и, сгибаясь под его тяжестью, направился к двери. При первом же удобном случае он извинится перед Эвелиной за свои неуместные замечания.

Физическая работа всегда помогала Эвелине привести в порядок свои мысли. К тому времени как она, Бак Ньютон и Джастин Пауэлл разгрузили телегу, ей уже удалось прийти в себя.

Ясно, что Джастин поддразнивал ее. С тех пор как они вернулись из леса, он почти не смотрел на нее, а когда смотрел, то взгляд его казался скорее раскаивающимся, чем хищным, что по какой-то причине вызывало у Эвелины раздражение.

Может быть, он сожалел о своих шутливых заигрываниях? Но ведь он явно заигрывал, не так ли? Ох, пропади все пропадом! Хотелось бы ей получше разбираться в играх между мужчинами и женщинами!

А вдруг, зародилась у нее еще более мрачная мысль, вдруг Джастин Пауэлл выглядел так, потому что опасался, что она может подумать, будто он заигрывает с ней с серьезными намерениями? А если он подумает, что она восприняла всерьез его намерения, то он также подумает, что она считает себя серьезной претенденткой на его внимание, каковой она, несомненно, не являлась.

Она знала свои недостатки. Она понимала, что решительно не принадлежит к тому типу женщин, на которых обращают внимание мужчины, подобные Джастину Пауэллу. Она хорошо понимала, что он пошутил с ней, и, не будучи ханжой, сама посмеялась с ним его шутке.

Как-никак ей было двадцать пять лет. И она кое-что знала о жизни. Пусть даже не по собственному опыту, но она знала женщин, у которых такой опыт был. Мэри, например.

Мэри обладала богатым жизненным опытом. И, судя по всему, сейчас имела намерение пополнить его. Беда дорогой Мэри заключалась в том, что, как положено француженке, она обладала любвеобильным характером, но не отличалась свойственной француженкам практичностью. Именно из-за своей неразборчивости в сердечных делах Мэри попросили уйти десять лет назад из Парижского дома моды месье Уорта.

К счастью, в то время мать Эвелины находилась в Париже с целью обновления гардероба. Узнав об увольнении Мэри, она подумала о новой предпринимательской деятельности, которой занялась ее золовка, и, побеседовав с подающим надежды модельером, отправила ее в Лондон. С тех пор Мэри была влюблена в торговца Цветами, кондитера, торговца мануфактурой, галантерей и многих других.

— Вы нашли Беверли, мисс Мольер? — спросил Джастин, прервав размышления Эвелины.

Эвелина оглянулась и увидела приближающуюся Мэри.

— Да, — ответила Мэри, смущенно теребя юбку. — Он сказал, что никаких комнат для нас не приготовил, так как уверен, что мисс Эвелина все равно займет те комнаты, которые сама выберет.

Эвелина почувствовала, что краснеет.

— Я понимаю, что вы не прогоняете его, потому что он достался вам в наследство от вашей бабушки.

— Очень мило, что вы так хорошо все понимаете.

— Ну что ж, — вздохнула она, теряя последнюю надежду на увольнение Беверли, — он правильно подметил некоторые особенности моего характера.

— Быть того не может! — удивленно воскликнул Джастин. За ее спиной фыркнула Мэри. Бесполезно спрашивать, что ее так развеселило: у французов весьма странное чувство юмора.

Эвелина снова повернулась к Джастину:

— Вы позволите мне самой взглянуть на имеющиеся спальни?

— Разумеется, — ответил Джастин. — Вас проводить?

— Да, прошу вас. А ты, Мэри, найди тем временем место для рабочей комнаты. Спальни для нас я выберу сама. — Она взглянула на Бака. — Вы же, мистер Ньютон, подождите не много, и как только мы определимся с комнатами, отнесите туда наши вещи.

— Конечно, мэм, — кивнул Бак. — Буду рад помочь вам.

— Вот и хорошо, — успокоилась Эвелина, — Я готова, мистер Пауэлл.

Он повел ее в коридор, где годами скапливалась пыль. Пока они шли, поднимая в воздух пылинки, плясавшие в луче света, Эвелина мысленно оценивала арендованное помещение.

Джастин объяснил ей, что в начале коридора находились общие комнаты, а в противоположной стороне — спальни. Далее ответвление коридора вело в другое крыло здания. Пройдя некоторое расстояние, он повернул, и они спустились по нескольким пологим ступеням в комнату с высоким потолком, которую он назвал большим залом. Он сказал, что некогда здесь помещалась монастырская трапезная. Эвелина окинула взглядом помещение, пытаясь представить себе здесь прием по случаю бракосочетания.

Большая комната выглядела довольно мрачно, по ней гуляли сквозняки. Разнородные предметы меблировки только подчеркивали сильную потертость ковров на полу. Широкие застекленные двери выходили в заброшенный внутренний дворик с прудом, заросшим сорной травой. Эвелина взглянула вверх. Темные деревянные балки на сводчатом потолке напоминали гигантскую паутину.

Да, чтобы навести здесь чистоту, придется немало потрудиться.

— Скажите, нам удастся найти здесь приходящих уборщиц? — спросила она.

— Полагаю, что удастся, хотя сам я никогда ими не интересовался.

Она с трудом подавила желание сказать: «Оно и видно».

— Хозяйство здесь так запущено, что я не удивился бы, если бы вам для уборки потребовалась также и мужская сила.

— Возможно. — Она подобрала старинный шлем, валявшийся под ногами, и сморщила носик, увидев, что он полон окурков. — А они принадлежат к какому периоду? Раннему драконовскому? Он усмехнулся:

— Остальная часть здания находится в большем порядке. С тех пор как я получил монастырь в наследство, помещение относилось к холостяцкому убежищу, а еще раньше… по правде говоря, генерал не любил тратить деньги. Так что, учитывая все обстоятельства, было бы разумно свести до минимума освещение помещений.

— Даже и не помышляйте! — пробормотала она.

— Ведь это все-таки монастырь, — оправдывался он. — Предполагалось, что здесь живут просто и без затей.

— Интересно, почему ваши предки сделали такое место своим домом?

Он усмехнулся:

— Мои предки получили его бесплатно за преданную службу королеве Бесс. Девиз моих предков по материнской линии формулировался так: «Никогда не плати за то, что можешь получить даром». Кажется, такая надпись есть даже на нашем фамильном гербе.

— Так, значит, ваша семья активно участвовала в политике? — с любопытством спросила она.

— Только тогда, когда нам угрожали. В таком случае с криком «За короля и отечество!» мы бросались в бой. За одну из таких побед получен и монастырь «Северный крест»

— Если дело обстоит так, как вы говорите, то монастырь нельзя назвать очень щедрым вознаграждением за хорошую и верную службу.

— Возможно, служба была не такой уж хорошей или слуга не очень верным, — ничуть не смутившись, согласился он. — В моей семье все неисправимые лентяи. Не говоря уже о приспособленцах и людях, предрасположенных к интриганству. — В его голосе звучало нечто похожее на гордость.

— Мне, наверное, следовало бы поблагодарить вас за еще одно предостережение.

18
{"b":"4776","o":1}