1
2
3
...
21
22
23
...
58

— Я мог бы помочь вам! — Его ничем не примечательное лицо осветилось радостной улыбкой. — Я приехал на телеге, чтобы перевезти свой груз, и почел бы за честь с вашего позволения помочь вам.

— Вы очень любезны, но я не хотела бы навязывать вам свои проблемы.

— Вы ничего мне не навязываете. Возможно, вы не решаетесь воспользоваться моей помощью, потому что нас не представили друг другу должным образом? Позвольте мне это исправить. Я Эрнст Блумфилд, который вместе со своим братом Грегори снял на время очаровательный коттедж Куков. А вы леди Эвелина Каммингс-Уайт из монастыря «Северный крест».

— Откуда вам известно мое имя? — спросила она. Он опустил глаза, совершенно ее обезоружив.

— Потому что я иногда видел вас, леди Эвелина, когда гулял возле монастыря, и осмелился навести справки.

Он поднял на нее взгляд, словно провинившийся щенок спаниеля, жаждущий получить прощение.

— Теперь вы понимаете, что я был бы рад, если бы вы согласились принять мою помощь. — Он бросил взгляд на ящики. — Правда, все они, возможно, не уместятся на моей телеге, но два из них мы могли бы захватить. И для вашего велосипеда нашлось бы место.

— Пожалуй, если вы уверены, что для вас перевозка не доставит слишком большого неудобства.

Глаза Эрнста Блумфилда радостно засияли. Он надел шляпу.

— Мистер Силсби, прикажите погрузить ящики на мою телегу.

— Сию минуту, — отозвался начальник и, распахнув дверь, крикнул, что нужны рабочие руки. В помещение пакгауза вбежали два подростка, настороженно озираясь, словно не были уверены, то ли их отругают за какую-нибудь проделку, то ли дадут возможность подработать.

Пока они грузили ящики, Эрнст собственноручно пристроил ее велосипед позади сиденья. Потом, поклонившись, предложил ей садиться. У него были приятные манеры и одежда неброская, но хорошего покроя и из добротной ткани.

Он усадил ее, затем уселся сам и, оглянувшись, убедился, что груз надежно уложен. Потом он понукнул пони, и они тронулись в путь.

— Сегодня отличная погода для прогулки на велосипеде, — возобновил он разговор. — Я тоже большой любитель велосипеда. Кстати, в ящике, который я получил, находится мое новое приобретение — велосипед.

— Вот как?

Он подтвердил свои слова кивком головы.

— В таком случае расскажите мне, какой марки велосипед вы выбрали. Я сама подумываю о том, чтобы приобрести новую машину.

Он улыбнулся, явно довольный тем, что она интересуется его мнением.

— Я готов оказать вам любую услугу — только попросите!

— В таком случае ответьте: вы выбрали американскую машину? Потому что мне говорили, будто…

До монастыря они добрались очень быстро. Эрнст действительно много знал о велосипедах и подробно изучил плюсы и минусы существующих машин, прежде чем остановить выбор на велосипеде фирмы Дарсли Педерсона, который ей не терпелось увидеть собственными глазами. Новинка в производстве велосипедов стоила целое состояние. Подъехав к монастырю, они все еще продолжали обсуждать преимущества новой конструкции велосипедной рамы. Эрнст остановил пони.

— Вот мы и приехали.

Он спрыгнул с повозки и огляделся вокруг в поисках места, где можно привязать пони. Не найдя такового, он обратился к ней:

— Не побудете ли вы с ним, пока я найду кого-нибудь, чтобы разгрузить телегу?

— Разумеется, — с готовностью согласилась она и взяла в руку вожжи, хотя сильно сомневалась, что пони, стоявший с опущенной головой и лишь время от времени помахивавший хвостом, замышляет какое-нибудь озорство.

Интересно, не будет ли слишком нескромно с ее стороны, если она после разгрузки телеги попросит мистера Блумфилда пригласить ее посмотреть…

— Затеваете переворот в каком-нибудь государстве? — неожиданно произнес кто-то.

Она испуганно оглянулась и увидела появившегося на опушке леса Джастина. Его пиджак был перекинут через плечо, на шее болтался бинокль.

— А-а, привет, Джастин.

— Привет, Эви. — Он подошел к телеге, взял из ее рук вожжи и ручки тормоза. — Хотите слезть?

Она рассеянно кивнула и встала, положив руки на широкие плечи Джастина. От его белой сорочки исходил приятный чистый запах нагретой солнцем ткани. Положив руки ей на талию, он поднял ее и огляделся вокруг, отыскивая наиболее удобное место, куда было бы можно ее поставить.

Она, зависнув в воздухе, ждала.

Он и раньше так делал: поднимал ее, когда было вполне достаточно просто поддержать ее рукой, чтобы она не упала. Узнав его, она поняла, что он просто не чувствует разницу между дружеской поддержкой и таким, гораздо более интимным действием. Как правильно заметила ее мать несколько недель назад, он, видимо, и впрямь был немного рассеянным.

Поначалу такая физическая фамильярность смущала ее. Но вскоре она приняла ее как нечто неотъемлемое, присущее ему. Как небрежность в одежде, всклокоченные волосы и беспечные манеры. Если бы она стала возражать против его дружеских жестов, то могла бы показаться жеманной старой девой.

А что касается того, что он держал ее на руках в воздухе, то, несмотря на некоторую отрешенность от реальности, он был весьма сильным мужчиной. Он подошел к краю газона и поставил ее на ноги. Потом заглянул ей в лицо.

— В чем дело? — спросила она, прикасаясь к своим щекам. Неужели она ехала с мистером Блумфилдом с испачканным грязью лицом? — Что случилось?

Он придвинулся еще ближе и наклонился так, что его глаза оказались на одном уровне с ее глазами. Она ощущала на своих губах его теплое и свежее дыхание. Он жевал листья мяты.

— У вас на носу грязь или веснушки?

— У меня нет веснушек!

Взрыв ее возмущения вызвал у него смех. В глазах у него плясали чертики. Он обожал поддразнивать ее.

— Леди Эвелина! — раздался голос Блумфилда. Совсем забыв о нем, она испуганно оглянулась.

— Я здесь, мистер Блумфилд! — крикнула она. Чтобы выглянуть из-за плеча Джастина, ей пришлось приподняться на цыпочки. Она помахала рукой. Джастин замер на месте.

— Дорогая леди Эвелина! Я уж испугался, что наша поездка мне просто пригрезилась, — шутливо поведал он.

— Мистер Блумфилд? — прошептал Джастин. — Где вы отыскали мистера Блумфилда? И как случилось, что за такое короткое время вы стали для него «дорогой леди Эвелиной»?

Улыбаясь поверх его плеча, Эвелина прошипела сквозь стиснутые зубы:

— Возьмите себя в руки!

Мистер Блумфилд, робко улыбаясь, подошел к ним как будто боялся, что его прогонят. За его спиной начали разгружать телегу.

— Я держу себя в руках. В том-то и проблема, черт побери, — выговорил немного расстроенный Джастин.

Он довольно любезно посмотрел на Эрнста, но Эвелине все равно стало не по себе. Заключалось что-то странное в том, как Джастин окидывал его взглядом.

Вид у него был, как всегда, отсутствующий, но Эвелина не могла отделаться от ощущения опасности. Внешне он не казался опасным, но от него исходило что-то похожее на абсолютное безумие. Джастин Пауэлл казался наименее опасным человеком из всех, кого она знала. К тому же он был мирным орнитологом. Рассеянным, беспечным, беспорядочным. В свое время он считался дамским угодником, но, судя по всему, перестал им быть, потому что такое занятие требовало слишком больших усилий.

С какой стати он показался ей опасным? Нет, пора ей перестать читать дешевые «ужастики», которые она обнаружила в библиотеке.

— Джастин, мистер Эрнст Блумфилд — ваш сосед, — объяснила она. — Он любезно предложил подвезти до дома меня и эти ящики.

— Вот как? — удивился Джастин.

— Я не думаю, что они адресованы мне, — призналась она. В его поведении и выражении лица ничего не изменилось, но она могла бы поклясться, что ее слова насторожили Джастина. — Мне показалось, что они, возможно, адресованы вам.

Он пожал плечами.

— Сомневаюсь. Однако… в одном из них, возможно, прибыло оборудование для набивки чучел, которое я заказывал. Не ожидал, что его пришлют так скоро. Наверное, я должен поблагодарить вас, мистер Блумфилд…

22
{"b":"4776","o":1}