ЛитМир - Электронная Библиотека

Он вздохнул с таким облегчением, что она, не удержавшись, улыбнулась.

— Я подумал, что я виной всему.

— Нет, — заверила она. — Вы должны извинить меня за то, что я вела себя как капризная девчонка.

— Вы? Капризная девчонка? Никогда! — покачал он головой. — Вы настоящая леди. А мистер Пауэлл оказался там благодаря стечению обстоятельств.

Она взглянула на деревья, ожидая увидеть, как Пауэлл взбирается на одно из них, и очень удивилась, заметив, что он, прихрамывая, перебирается через ручей, направляясь к ним. Она бросила укоризненный взгляд на Эрнста.

— Он говорит, что его маленькая птичка теперь улетела и ему больше незачем оставаться здесь, — объяснил рнст. — И я для поддержания добрососедских отношений предложил ему поехать с нами.

Джастин, широко улыбаясь, подошел и уселся на дно телеги. Раскинув руки вдоль спинки переднего сиденья, он посмотрел на нее.

— Хороший парень Блумфилд, не так ли, Эви?

— Очень хороший.

Сам Джастин изображал из себя своего в доску рубаху-парня. Трудно поверить, что совсем недавно он демонстрировал свое превосходство и выражал негодование. Ей же все-таки не так легко было окончательно собраться с мыслями.

Всю дорогу до монастыря «Северный крест» Джастину пришлось любоваться затылком Эви. Так ему и надо.

Он понимал, что у Эви возникли кое-какие подозрения. Он умел превращаться в хамелеона. Нередко его жизнь зависела от умения незаметно перевоплотиться в один из полудюжины образов. Одним из них, которым он пользовался чаще всего, был образ безобидного дилетанта, каким он предстал сегодня, но ее трудно одурачить. Она едва ли поверила.

Однако он был уверен, что убедил и Эви, и Блумфилда в том, что сидел на дереве задолго до их приезда. Тогда как на самом деле он побывал возле коттеджа, арендованного Блумфилдом, и когда на его стук никто не ответил, решил заглянуть внутрь.

Удобно расположенная решетка для вьющихся растений позволила Джастину бесшумно подтянуться на руках, так что подоконник окна на втором этаже оказался на уровне его глаз. На кровати, повернувшись лицом к Джастину, лежал молодой человек с закрытыми глазами. На той стороне лица, которая не прижата к подушке, не было заметно никаких следов синяков или ссадин. А на другой?

Держась за подоконник рукой, Джастин покопался в кармане и выудил двухпенсовую монетку. Бросив ее в открытое окно, он услышал, как она, звякнув, покатилась по полу. Молодой человек приподнялся, глядя на монетку, и дал возможность Джастину разглядеть свою другую щеку. На ней тоже не было ни синяка, ни царапины.

Разочарованный, Джастин спустился вниз. Значит, у него в комнате побывал не Грегори Блумфилд. Но ведь еще оставался Эрнст. Воодушевленный мыслью удостовериться в своих подозрениях и не желая терять времени, Джастин решил отправиться следом за Эрнстом и Эви.

Он пересек поле и направился в ту часть леса, где раньше видел Блумфилда, распрягающего своего пони. Оглядевшись вокруг, он заметил Эви и Блумфилда, которые взбирались на холм, направляясь к вековому дубу на его вершине.

Нельзя сказать, что он прополз на животе все расстояние. Большую часть пути он просто шел, согнувшись.

Как только он оказался в лесу, сделать все остальное для него казалось сущим пустяком. Он влез на подходящее дерево, достал бинокль и принялся придирчиво рассматривать физиономию Блумфилда. Раскрасневшаяся и потная физиономия Эрнста мешала определить, имеется ли у него кровоподтек на челюсти. А уж когда гессенский проходимец вздумал положить руки на плечи Эви…

Поцелуй представлял собой жалкое зрелище. Вместо того чтобы вести себя так, словно он оскорбил ее, Эви должна бы поблагодарить его за то, что он вовремя упал, извините, спрыгнул, с дерева.

Да, он шпионил. Он и есть шпион. И занимается своим делом. Тщательный осмотр физиономии Блумфилда с близкого расстояния убедил его в том, что никаких синяков на ней нет. Хотя, возможно, следы от одной-двух затрещин могли бы добавить мужественности его внешности.

Джастин криво усмехнулся. Еще не все потеряно. Он пока не готов вычеркнуть Эрнста из списка подозреваемых. Блумфилд мог нанять кого-нибудь для налета на монастырь. Он мог притворяться, изображая беспокойство. Безнадежно влюбленный осел.

Джастин с огромным удовольствием представил себе, как он самолично помогает Блумфилду добавить мужественности его облику, подбив ему оба глаза. Наконец они остановились у монастыря «Северный крест». Эви, не промолвившая с ним ни слова, с тех пор как они пустились в дорогу, позволила Блумфилду помочь ей слезть с тележки. Молодой человек принялся суетиться, улыбаться… словом, вел себя отвратительно.

Джастин спрыгнул с телеги рядом с Эви.

— Поблагодари своего милого джентльмена, Эви.

Не обратив на него внимания, она подала руку Эрнсту:

— Благодарю вас за пикник, мистер Блумфилд. Я получила большое удовольствие.

— Это я получил удовольствие, — склонился к руке Эви Эрнст и с нежностью поцеловал ее.

Джастин зевнул.

— Извините. Меня что-то разморило на солнце. Не обращайте на меня внимания, продолжайте.

— Чтобы вы потом очернили происходящее? — милым голоском осведомилась Эвелина.

— Разве я так делал? — спросил Джастин, вытаращив глаза. — Извините. Какой я зануда. Просто я хотел бы, со своей стороны, тоже поблагодарить его. Спасибо, Эрнст, старина. Ты потрясающий парень!

Эви на мгновение зажмурилась. Губы у нее дрожали. Открыв глаза, она больше не смотрела на Джастина.

Джастин, глупо улыбаясь, говорил Блумфилду:

— Ну что ж, пока, дружище. Ой, что я? Ведь это я ухожу. Какой я рассеянный!

Эвелина закусила изнутри щеки, и Джастин мог поклясться, что она таким образом пыталась сдержать смех. Хлопнув Блумфилда по плечу, он направился к входной двери, потом обернулся, как будто хотел помахать на прощание рукой, и застыл на месте. Округлившимися от неожиданности глазами он стал всматриваться в кусты позади тележки. Потом поднес к глазам бинокль.

Блумфилд откашлялся и снова завладел рукой Эви.

— Леди Эвелина, я счастлив, что нам представилась возможность ближе узнать друг друга…

— Тс-с! — прошипел Джастин, отрывая глаза от бинокля и сердито глядя на них. — Бубо! Я ее только что видел. Вон там!

— Вот как? — Эрнст взглянул в сторону кустов, глотнул воздуха и подошел ближе к Эви. — Леди Эвелина, — прошептал он, — окажите мне честь, позвольте еще раз пригласить вас…

— Умоляю вас, тише, — прошептал Джастин, не отрываясь от бинокля и прижимая одну руку к сердцу. — Она волнуется!

Блумфилд, испуганный и несчастный, кивнул головой, на цыпочках прошел мимо Эви и взобрался на тележку. Потом осторожно взялся за вожжи.

— Спасибо, — беззвучно, одними губами произнес Джастин.

Блумфилд кивнул и торопливо прошептал:

— На днях я специально привезу сюда велосипед, что бы вы могли прокатиться! — И уехал.

Эви смотрела ему вслед, пока он не скрылся из виду. Потом взглянула на Джастина. Он выплюнул травинку, засунутую между зубами, и улыбнулся.

— Как вам не стыдно, — проговорила она, подходя к нему.

— Мне стыдно, — заверил он ее. — Почти все время. Но сегодня, — он помедлил, прикидывая, — сегодня мне не было стыдно.

Она поднялась на две ступеньки. Чтобы взглянуть ему в глаза, ей пришлось запрокинуть голову, открыв изящную линию шеи.

— Вы должны извиниться перед мистером Блумфилдом.

— Забудьте о нем.

Она не ответила и взялась за ручку двери. Он обогнал ее и распахнул перед ней дверь.

— Ладно. Но почему я должен извиняться?

Она прошла впереди него в холл. Он последовал за ней.

— Почему? — настойчиво повторил он. Она даже не потрудилась оглянуться.

— Если в кустах была птица бубо или какая-либо другая, то я сиамская королева.

И тут из двери где-то в середине коридора появился Беверли. Увидев Эвелину, он хотел спрятаться, но она его заметила.

— Беверли! Задержитесь на минутку.

— Всего на минутку, мадам? Обычно ваши обмены любезностями с прислугой продолжаются гораздо дольше.

32
{"b":"4776","o":1}