ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ладно. Мы не можем просто оставить ящик, заколотив снова внутренний пустой контейнер. Предположим, он знает, что мы здесь. Он войдет сюда, откроет внутренний контейнер, обнаружит, что он пуст, и подумает, что мы опустошили ящик с целью ввести его в заблуждение, а сами давно извлекли содержимое из контейнера. — Она помедлила. — Мы должны выяснить, кто он такой. Но каким образом?

— Нам придется сделать несколько обоснованных предположений. Поскольку шпион знал, где хранятся ящики, привезенные Блумфилдом, и, судя по всему, понял, что во всех них содержится лишь то, что относится к свадебному торжеству и гостям, значит, он имеет либо доступ в дом, либо сообщника, который работает в доме и служит для него «глазами и ушами».

Она опустилась на краешек постели, глядя в пространство. Видит Бог, она его любит. Она все еще его любит.

— Кем бы он ни был, он пристально наблюдает за всем, что происходит в монастыре, — продолжал Джастин. — На завтра назначена свадьба. Люди будут приходить, уходить. Он решит, что вполне логично, если ты выберешь именно время брачной церемонии, для того чтобы вывезти ящик.

— Вижу, у тебя есть какой-то план, — сказала она.

— Да. Не станем его разочаровывать. Завтра во время Празднования я тайком выеду отсюда на телеге. Будем надеяться, что он, занятый слежкой за тобой, не сразу сообразит, что я улизнул, и не сразу догонит меня. А когда Догонит, обнаружит, что я увожу ящик, полный кирпичей.

— Aгa! И он поймет, что мы применили отвлекающий маневр, тогда как в то же самое время содержимое ящика увезет кто-то другой. Он подумает, что это я?

— Нет! — воскликнул он. У Эви настоящий дар соваться в пекло. — Беверли выедет на телеге в противоположном направлении.

Ему показалось, что она начнет спорить с ним, но она лишь вздохнула.

— Правильно. Мне придется выполнять свои обязанности. То, что я уже обещала миссис Вандервурт, — пояснила она, как будто он собирался спрашивать ее, почему она не хочет стать «подсадной уткой». Он буквально разрывался между желаниями хорошенько встряхнуть ее и поцеловать. — Отличный план, — одобрила она с явным облегчением.

Он не сказал ей, что, по всей вероятности, человек, который бросится за ним в погоню, попытается убить его.

Если серьезное ведомство разработало такой сложный план для разоблачения нужного человека, он, должно быть, является очень важным, опытным шпионом. Таким, который ни перед чем не остановится, чтобы не рассекретить себя. Даже перед убийством. И если Эви как следует подумает, то догадается обо всем. Значит, ему необходимо чем-то отвлечь ее внимание.

— Конечно, — подтвердил он. — Мы, возможно, получим помощь и из другого источника.

— Вот как? Ну конечно, как мне раньше не пришло в голову? — радостно воскликнула она. — Если ты и ящик являетесь приманкой, то кто в таком случае захлопнет мышеловку?

— Вот именно, — заявил Джастин. — Затевая всю операцию, они не могли не предусмотреть присутствия здесь некоего человека, который позаботится об агенте, как только тот обнаружит себя. Я не знаю, кто он такой. Но наверняка человек надежный. Возможно, даже лучше меня.

— И ты совсем не догадываешься, кто он такой? — спросила она, устраиваясь поудобнее и подбирая под себя скрещенные ноги.

— Нет, — ответил он.

Очевидно, они уже миновали стадию враждебности и вступили в полосу разрядки, подумал он. По крайней мере она. А вот его чувства бушевали между желанием и виной перед ней. Один вид ее гладкой кожи горячил его кровь. Однако мысль о том, что он поступил с ней безответственно, остужала ее.

— Гм-м, — задумчиво произнесла она, постукивая пальчиками по нижней губе. — А нет ли возможности как-нибудь узнать его?

— Полагаю, что мои начальники не хотят, чтобы я узнал его, иначе они уже сообщили бы мне сами. Однако если наш неизвестный соотечественник установит личность шпиона, можно ожидать, что тот начнет действовать.

Ему было тень трудно сосредоточиться на теме разговора. Эви наклонилась в сторону и оперлась на локоть, задумавшись.

— Мне надо идти, — сообщил он.

— А как же ящик?

— Лучше всего спрятать его на виду у всех. Я снова закрою его крышкой, потом мы позвоним Беверли и попросим его отнести ящик вниз…

—…в оранжерею! — закончила Эви. — Туда складывают все прибывающие свадебные подарки. Может, даже поставить там парочку слуг под тем предлогом, что мы, мол, не хотим проверять на прочность моральную стойкость рабочих.

— Отлично! — воскликнул Джастин, с облегчением глядя на нее. — Наш неизвестный противник будет слишком занят тем, чтобы сохранить свое инкогнито, и не рискнет сунуться туда.

— Ты так думаешь? — разочарованно произнесла она, расстроив его. Судя по всему, он влюбился в маньячку, одержимую страстью к опасности.

Вздохнув, он водрузил на место крышку ящика и для верности постучал по ней пресс-папье. Надо поскорее уходить, пока она не изыскала какой-нибудь способ втянуть себя в авантюру.

Взяв пиджак, он направился к двери.

— Ты уверен, что я не смогу чем-нибудь помочь?

— Уверен! — Он распахнул дверь.

И оказался лицом к лицу с матерью Эви.

— Леди Бротон! — воскликнул Джастин. Эви замерла на месте.

— Когда вы прибыли? Ваша дочь не говорила, что вы приглашены. Какой приятный сюрприз! — любезно продолжал Джастин. Эвелину поразило, что он смог с такой скоростью перевоплотиться из шпиона, за которым охотятся, в любезного светского краснобая.

Его поведение вызвало у нее восхищение и огромную благодарность. Он умышленно тянул время, давая ей возможность прийти в себя. Он прочно врос в пол на пороге комнаты, держа руку на ручке полузакрытой двери.

Она скатилась с постели, сорвала с себя простыни, подобрала разбросанные по комнате предметы одежды и нырнула за ширму. Схватив сорочку, она натянула ее через голову, стараясь услышать, о чем они разговаривают.

— Эвелина не знала, что мы приглашены, — услышала она слова матери. — Миссис Вандервурт решила устроить ей приятный сюрприз. Где моя дочь?

— Эви? — услышала она голос Джастина. — Она в комнате.

Эвелина, уже надевшая нижние юбки, выглянула поверх ширмы, натягивая лиф. Джастин стоял, небрежно прислонившись плечом к двери и скрывая ее от глаз Франчески, настроенный, видимо, поболтать в свое удовольствие.

Черт побери, как ловко у него получалось! Можно подумать, что либо он абсолютно ни в чем не виноват, либо безумно дерзок. Она одна знала, что последнее ближе всего к истине.

— Бедняжка, — он понизил голос, —думаю, она вздремнула. Мне не хотелось бы ее будить. Она была на ногах всю ночь, командуя последними приготовлениями к свадьбе. Вы будете гордиться ею, леди Бротон, когда увидите, какие чудеса она здесь сотворила.

— Я всегда горжусь своей дочерью, — спокойно заявила леди Бротон, но Эвелина заметила в ее голосе некоторое напряжение. Она отыскала юбку и торопливо натянула ее на бедра.

— И вам есть чем гордиться, мадам, — заверил Джастин. — Она удивительная девушка.

Эвелина кое-как собрала в пучок волосы и заколола их гребнем.

— Гм-м, — медленно произнесла Франческа, — я готова понять, почему Эвелина бодрствует всю ночь напролет, мистер Пауэлл, но меня, признаюсь, удивляет ваше присутствие здесь.

В ее словах содержался завуалированный вопрос, и Эвелина затаила дыхание.

— Видите ли, я наблюдал за птицами. Сегодня очень подходящая для наблюдений ночь. Луна ярко светит, и ветра нет.

— Ах, я совсем забыла, что вы увлекаетесь орнитологи ей, — сказала матушка Эвелины.

Она заметила, как Джастин пожал плечами, отчего мышцы на предплечьях напряглись и перекатились.

— Да, на любительском уровне.

— Кажется, Эви говорила, что вы открыли какую-то новую разновидность?

— Ах да — бубо формоза Плюримус. — Он, как всегда, сделал паузу и добавил: — Малая.

Франческа долго молчала.

— Видите ли, прошло много лет, с тех пор как я училась в монастырской школе, да и языки мне всегда плохо давались. Поправьте меня, если я ошибусь, но ваше название, кажется, переводится как «самая прекрасная сова»? — Следуя Джастину, она помолчала и добавила: — Маленькая?

48
{"b":"4776","o":1}