ЛитМир - Электронная Библиотека

— И как вы думаете, где она? — осведомилась Кора с нарочитым простодушием.

— Должно быть, танцует. Молодые девушки могут танцевать часами.

— Танцует? — эхом отозвалась леди Диббс. — А я готова поклясться, что видела собственными глазами, как она покинула комнату вместе с полковником Сьюардом.

На нежном лице Энн отчетливо обозначилось любопытство.

— Я знаю, что в молодости вы позволяли себе водить дружбу с людьми, с которыми остальные предпочли бы не знаться, однако полагаю, что вам следует предостеречь от такого рола знакомств свою кузину.

— Вот как?

Леди Диббс не могла удержаться от восхищения при виде хладнокровия Энн К несчастью, ее выдавали глаза. Они так и пылали яростью.

— Да, — произнесла леди Диббс, оправляя перчатки. — Я знаю из самых достоверных источников, что полковник Сьюард — человек отнюдь не благородного происхождения, и… — Кора осмотрелась по сторонам, после чего наклонилась поближе к собеседнице, — он предпочитает общаться с женщинами самого низкого происхождения.

— Вы не можете этого знать. — Голос Энн звучал натянуто.

«Боже милостивый, — подумала леди Диббс, которую все происходящее от души забавляло, — да ведь эта Уайлдер и впрямь влюблена, не на шутку влюблена в Сьюарда!» Немало ее знакомых дам признавались ей в том, что проявляют интерес к Джеку Дьяволу, но интерес чисто физического свойства. Любая из них видела в нем не более чем человека, с которым приятно развлечься, и потому ни одна не относилась к нему серьезно.

— И тем не менее это так, милочка. Его не раз замечали в их компании.

— Я не понимаю, зачем вам понадобилось рассказывать об этом мне, леди Диббс, — натянутым тоном произнесла Энн, тем самым выдав себя с головой.

Та только усмехнулась в ответ.

— Как это зачем, моя дорогая? Ради мисс Норт, разумеется. Зачем же еще?

К бледным щекам Энн прихлынула кровь. Она приподняла подбородок.

— Благодарю вас. — Она бросила взгляд через плечо собеседницы. — А вот и София! — воскликнула Энн торжествующе. — И с ней лорд Стрэнд. Надеюсь, вы меня извините?

— О да, конечно, — отозвалась леди Диббс, явно удовлетворенная.

София весело рассмеялась в ответ на комплимент молодого офицера и, вскинув голову, встретилась глазами со Стрэндом. Ей хотелось убедиться в том, что ее ошеломляющий успех не ускользнул от его внимания.

Он и в самом деле это заметил и ответил тем самым одобрительным взглядом, которого она от него ждала. Затем Стрэнд посмотрел на напольные часы. Был уже второй час ночи. Почувствовав усталость, он вышел в парадный вестибюль, который был также переполнен раскрасневшимися гостями и суетливыми слугами.

Стрэнд уже собирался покинуть празднество и отправиться в свой клуб, как вдруг увидел Энн Уайлдер. Она сидела на обитой бархатом скамейке, искоса поглядывая на лежавший перед нею лист бумаги. Прямо над ее головой длинная череда предков лорда Стрэнда взирала на нее с ухмылками, исполненными безграничного презрения. Впрочем, Энн не обращала на них никакого внимания.

При виде ее сосредоточенного лица Стрэнд улыбнулся, однако его улыбка поблекла, едва он присмотрелся к Энн получше.

Он уже давно питал сердечную склонность к молодой женщине. Сначала он объяснял свой интерес к ней простым самолюбием. Его всегда привлекало то, что принадлежало другому мужчине. Но теперь Энн Уайлдер свободна, а между тем его привязанность к ней не только не ослабела, но как будто стала еще сильнее. «Что по меньшей мере странно», — подумал Стрэнд, когда Энн подняла голову, так что свет падал ей на лицо. Ее уже нельзя было назвать красавицей, со времени ее первого появления в свете прошло немало лет.

На ее веках проступали розовато-лиловые тени. Бледная кожа слишком плотно обтягивала превосходной формы скулы, а небольшие впадины на висках усиливали ощущение хрупкости. Она заметно похудела. Нет, Энн больше не могла считаться красавицей, однако в ее облике присутствовало нечто, что трогало его куда сильнее, чем красота.

По-видимому, продолжал размышлять Стрэнд, прислонившись к косяку двери, его влечение к Энн нисколько не противоречит его прежним принципам. Потому что в конечном итоге Энн принадлежит тому единственному человеку, над которым он не властен и у которого он не может ее отнять, то есть самой себе. Она была целиком и полностью творением собственных рук.

Несмотря на все усилия, Стрэнд понятия не имел, как и чем ее очаровать. Его остроумие и обходительность, которые, как он сам признавал без лишнего тщеславия, были в состоянии сокрушить немало цитаделей добродетели, не оказывали ни малейшего воздействия на хрупкую вдовушку. Он то ухаживал за нею, то, напротив, отдалялся, то обращался с нею надменно, то осыпал ее знаками внимания… и все тщетно. Она попросту его не замечала.

Почему?

Покинув свое место у дверного проема, Стрэнд стал пробираться к Энн через толпу.

— Эй, послушайте, Стрэнд!

Лорд тихо выругался себе под нос, когда у него на пути возник Рональд Фрост. Водянистые белки его глаз налились кровью, на щеках проступала тонкая сеть набрякших сосудов.

— К вашим услугам, сэр, — произнес Стрэнд и приблизился к нему на шаг.

Фрост схватил его за запястье.

— Послушайте, Стрэнд… — повторил он.

«Он пьян», — догадался Стрэнд, которому слишком хорошо был знаком этот подчеркнуто ясный выговор.

— Я всегда думал, что вы из тех, кто предпочитает только самое лучшее: еду, вино, гостей.

— И вы не ошиблись. — Заметив, что стоявший поблизости лорд Веддер наблюдает за ними с язвительной усмешкой, Стрэнд сделал жест лакею: — Прошу вас, Фрост. Выпейте вина. В доме есть запасы бургундского, которое придется по вкусу любому знатоку.

Фрост пропустил его слова мимо ушей.

— Мне кажется, что здесь разит конюшней.

— Должно быть, это от моих башмаков, приятель, — отозвался Стрэнд, пытаясь высвободиться из хватки Фроста.

— Ваши башмаки тут ни при чем, — буркнул Фрост. — Это все тот тип. Полковник Сьюард. Вот уж кого я не пустил бы даже на порог своего дома.

— А! — воскликнул Стрэнд, разжимая пальцы Фроста. — Что поделаешь, ведь он как-никак близкий друг Принни.

Веддер подошел поближе.

— И все равно я бы ни за что не согласился находиться с ним под одной крышей. — Фрост неодобрительно выпятил губы и так сильно подался вперед, что едва не упал.

Веддер подхватил его под руку, помогая удержаться на ногах.

— Благодарю вас, Веддер, — произнес Стрэнд.

— Не стоит.

— Принесите мистеру Фросту бутылку бургундского, — произнес Стрэнд, обращаясь к лакею, которому удалось наконец к ним протиснуться. — Фрост, дружище, этому вину нет равных. — Вино и впрямь было слишком хорошо, чтобы поить им человека, который и так уже с трудом держался на ногах, но, даже будучи пьяным, Фрост сразу догадается, если ему попытаются подсунуть второсортное питье. — Мне бы хотелось узнать ваше мнение.

— Отменно выдержанное вино, — протянул Веддер. — Я и сам не прочь его отведать.

— Да. Превосходная мысль! — подхватил Стрэнд.

— Пойдемте, Фрост, старина. Я уверен в том, что мы с вами очень близки в своих пристрастиях… так же, как и в антипатиях. — Веддер подхватил Фроста под локоть и, слегка подтолкнув его вперед, направился следом за удалявшимся лакеем.

«Чрезвычайно любезно со стороны Веддера, — решил Стрэнд. — И совершенно не в его духе». Так или иначе, надо было не забыть предупредить Сьюарда о растущей неприязни к нему Фроста. Джайлс снова растворился в толпе, на ходу придумывая уловку, которая поможет ему найти подход к Энн Уайлдер — по возможности более тонкую, остроумную и неотразимую. Бог свидетель, сегодня вечером она обратит на него внимание, и тогда…

Стрэнд замер на месте. Рядом с Энн, вся фигура которой выражала неподдельный интерес, стоял Джек Сьюард, а его суровое, пересеченное шрамом лицо светилось…

Стрэнд осторожно отступил за мраморную колонну. Здесь он был невидим для этой пары, зато мог ясно слышать их голоса. Чувствуя себя полным ничтожеством, он прижался затылком к холодному мрамору. Внутренний голос чести требовал от него удалиться и оставить парочку в покое, но вместо этого Джайлс закрыл глаза и прислушался.

23
{"b":"4777","o":1}