ЛитМир - Электронная Библиотека

— О, дорогая! — воскликнула Джулия. — Неужели она до сих пор в трауре?

— Я советую вам спросить об этом у нее самой… Не хотите ли пунша, полковник Сьюард?

Не дождавшись ответа, София жестом подозвала официанта.

— Прошу прощения, — Джулия покраснела. — Кажется, я позволила себе вмешаться в то, что меня не касается. — Она бросила извиняющийся взгляд в сторону полковника. — Видите ли, я… словом, я так надеялась, что Энн наконец-то обрела покой.

— Не стоит извиняться, мисс Нэпп, — ответил он. — Ваша забота делает вам честь.

— А! — лицо Софии вдруг оживилось, и на нем появилась натянутая улыбка. — Прибыл лорд Веддер. Я должна его встретить.

Высоко подняв подбородок, с горящими от волнения глазами она пробежала мимо них и скрылась в толпе.

— София очень повзрослела с тех пор, как умерла ее мать, — заметила Джулия, пока сама девушка со звонким притворным смехом приветствовала лорда Веддера.

— Вы только что упомянули о своей давней дружбе с семейством Уайлдеров, — как бы невзначай заметил Джек.

— Ах да! — подхватила Джулия. — Я была другом детства Мэть… то есть капитана Уайлдера.

«Мэтью», — отметил про себя Джек.

— Значит, вы потеряли своего старого доброго знакомого. Примите мои соболезнования. — Как ни странно, до сих пор ему не приходило в голову выразить соболезнования вдове Мэтью. — А что за человек был капитан Уайлдер?

Джулия не ответила ему сразу, как это бывает при обычном быстром обмене репликами. Она помолчала, старательно подбирая слова для ответа, и Джек сразу догадался о причине. Она хотела поговорить с ним о Мэтью Уайлдере, из чего следовало, что их былые отношения в Милл-Энде не ограничивались простой дружбой — по крайней мере с ее стороны — и что для Джулии эта беседа была способом воскресить Мэтью, пусть даже только в воспоминаниях.

— Он был необычайно красив и полон сил, но вместе с тем отнюдь не отличался повышенным вниманием к своей внешности. Кроме того, ему были присущи благородство, великодушие и общительность. Его нельзя было назвать салонным острословом, но он обладал непередаваемым обаянием. Я бы даже сказала, бездной обаяния.

Джулия посмотрела вдаль, словно воскрешая в уме образ покойного, и ее некрасивое лицо озарилось улыбкой. Когда-то она была влюблена в Мэтью Уайлдера, это было очевидно.

— Благородный, великодушный… одним словом, весьма достойный человек, — заметил Джек.

Должно быть, в его тоне не хватало одобрения — Джулия устремила на него укоризненный взгляд.

— Я знаю, что вам, полковник Сьюард, он может показаться уж слишком безупречным, но дело вовсе не в нем. Просто у меня недостаточно слов, чтобы как следует описать вам его характер.

Дьявольщина! Даже если он ревновал к покойнику, ему не следовало выказывать это так явно.

— Он заслужил ваше одобрение, мисс Нэпп. Это уже само по себе является лучшей рекомендацией.

Она улыбнулась.

— Благодарю вас. Знаете, так думала не только я одна. Когда-то я даже упрекала его в безудержной погоне за людским обожанием. — Она рассмеялась. — Правда состоит в том, что Мэтью умел выявить в окружающих их лучшие черты. На меньшее он бы просто не согласился.

— Что само по себе уже немалый дар, — заметил Джек.

— Вы правы, — медленно проговорила Джулия. — Кроме тех случаев, когда кто-либо не оправдывал его ожиданий. Это всегда ему претило, словно чужие недостатки или безразличие каким-то образом отражались на нем самом. Тогда он чувствовал себя уязвленным.

— Если так, то ему, должно быть, приходилось страдать большую часть жизни.

Ему не следовало бы выражаться с такой бестактностью. Джек не мог припомнить, когда еще он проявлял столь прискорбную неделикатность. Но Джулию, по-видимому, его слова нисколько не задели. Она только покачала головой.

— Не в этом суть, полковник. В действительности такое случалось крайне редко, потому что в большинстве случаев и люди, и вещи становились лучше от общения с ним.

— Даже миссис Уайлдер?

И опять он не сдержался, хотя и понимал, что подобное любопытство выглядит по меньшей мере неприличным. Джулия подняла на него глаза.

— Мэтью любил Энн. Он… — Она отвернулась, как будто что-то в лице собеседника напомнило ей о незажившей ране. — С первой же встречи, как только он ее увидел, Мэтью боготворил Энн.

Джек терпеливо ждал.

— Как вам, без сомнения, известно, она не принадлежала к его кругу. Впрочем, для Мэтью это не имело никакого значения. Он ухаживал за ней так, словно она была принцессой. И, раз уж вы спросили меня об этом, то да, благодаря ему Энн действительно изменилась к лучшему, — добавила Джулия, как бы защищаясь.

— В чем это проявилось? — спросил Джек, не повышая голоса. Вид у него был заинтересованный, но вместе с тем слегка отстраненный.

— Энн была… — Джулия поморщилась, подыскивая слова для ответа, — слишком беспокойного нрава, когда она только начала выезжать в свет. Она выделялась среди всех своим блеском, словно факел в темноте.

— Жаль, я не был тогда с нею знаком, — размышлял Джек вслух.

— Признаюсь, мы все считали ее чересчур порывистой, слишком увлекающейся, однако Мэтью так не думал. В его глазах она была совершенством. Когда он сделал ей предложение, она сначала ответила ему отказом. Вы об этом не знали? Но Мэтью оказался настойчивым. Он заявил, что только рядом с нею он снова сможет стать самим собой.

К ним приблизился слуга с пуншем на серебряном подносе. Джулия Нэпп взяла в руки чашку, элегантным жестом поднесла ее к губам и принялась пить мелкими глотками.

Не здесь ли крылась причина той боли, которую Джек не раз замечал в глазах Энн? Не могло ли случится так, что она упала с пьедестала, на который вознес ее Мэтью?

Неужели Мэтью, обнаружив, что он женился не на сказочной принцессе, а на простой смертной, предпочел расстаться с жизнью, вызвавшись выполнить опасное задание, чем вести существование, далекое от его понятий о совершенстве?

А если догадка Джека близка к истине, то как поведение Мэтью отражалось на Энн? Приходилось ли ей страдать, видя растущее разочарование в ней мужа? Спрашивала ли она себя, чего ей не хватало, какими из тех качеств, которые ей приписывал Мэтью, она на самом деле не обладала? Что вообще она должна была чувствовать, вдруг обнаружив, что уже не вызывает в своем супруге прежних чувств, а может, даже простого уважения?

Он считал своим долгом выяснить, прав он или нет.

— Я сам никогда не был женат, но могу предположить, что пылкость чувств влюбленных в конце концов неизбежно ослабевает после нескольких лет совместной жизни.

— Я всего лишь простая деревенская женщина, полковник Сьюард, и мне трудно об этом судить, но мне кажется, что любовь, однажды возникнув, с годами только крепнет. И, уж конечно, я не заметила в браке Уайлдеров ничего такого, что могло бы опровергнуть мое мнение. Правда, я не часто видела их вместе. Мэтью любил брать с собой Энн в разные экзотические уголки, путешествуя с нею по свету. Он питал настоящее пристрастие к новым местам и новым знакомствам.

— Иными словами, он был таким же преданным мужем, как и поклонником?

Она кивнула и, коротко вздохнув, ответила:

— О да. Он любил ее все сильнее с каждым месяцем, с каждым годом.

— Без сомнения, это большая редкость, — отозвался Джек, подыскивая наугад другое решение загадки. — Но ведь столь бурная страсть обычно вызывает у окружающих зависть. Было ли что-нибудь подобное в их случае?

Джулию эта мысль удивила.

— Вероятно, некоторые им завидовали. Впрочем кто мог бы удержаться от этого, видя перед собой жизнь, так похожую на волшебную сказку? — произнесла она с извиняющейся улыбкой.

«Но ведь в каждой сказке есть свой великан-людоед, — подумал про себя Джек. — Быть может, и в истории Энн он тоже был?»

— Мэтью ставил ее счастье превыше всего прочего, — произнесла Джулия.

— Тогда почему он так добивался командования кораблем, к чему был явно непригоден? — пробормотал Джек.

29
{"b":"4777","o":1}