ЛитМир - Электронная Библиотека

Холод пробирал ее до костей, пальцы одеревенели. Казалось, что и ее сердце тоже вот-вот остынет, не будь оно уже давным-давно мертво. Ей нужно было снова заставить его биться, и потому для нее так много значили эти мгновения, требующие напряжения всех ее сил, когда она рисковала самым важным — собственной жизнью, когда она принадлежала только самой себе, а вокруг не было ничего, кроме ночи и холодного сияния далеких звезд.

Она быстрым, уверенным шагом двигалась по заиндевевшей крыше. Голова у нее кружилась от обилия ощущений. Звуки разносились гулким эхом, как в чаще леса, краски радовали глаз, каждый вздох и каждое содрогание мышц были подобны грому оркестра. И она упивалась этим сполна.

К черту Софию и ее отца! К черту Джулию Нэпп! К черту искалеченных войной солдат Мэтью и миссис Кашман, съежившуюся в своем грязном углу! И к черту Джека Сьюарда!

Она бросила взгляд через карниз на землю. Какой-то паренек у ворот парка на другой стороне улицы поднял умное лицо, шаря глазами по коньку крыши. Еше один из соглядатаев Джека Сьюарда. Что ж, пускай себе ищет ветра в поле.

Бег давался ей легко, холодный воздух бодрил. Удержаться на кругом черепичном скате оказалось куда труднее, чем на широком и плоском гребне крыши, но зато на темном фоне ее фигуру почти невозможно было различить. Она даже не принимала в расчет опасность оступиться и упасть. Ее это просто не заботило. Все, чего она хотела от этой ночи, — положить конец несбыточным грезам и вновь ожившей в душе боли.

Она продолжала свой путь, следуя безошибочно в избранном направлении. Ее бег был стремителен, как полет ночной птицы. Она знала, где искать Джека, — его довольно скромное жилище находилось отнюдь не в фешенебельном районе Лондона, где обычно селились обедневшие младшие отпрыски знатных родов и погрязшие в долгах светские щеголи.

Энн приблизилась к глубокой пропасти, границы которой обозначали проходившую внизу улицу, и с разбегу перескочила через пустоту. Опустившись на крышу дома напротив, она рассмеялась и снова устремилась вперед, безжалостно подгоняя себя, пока в ее сознании опять не возник образ Джека. Ею двигала только сила воли. Кожа стала влажной от пота и охватившего ее восторга.

Еще одна улица — и очередной прыжок над бездной. Все ее мышцы дрожали от напряжения, пульс участился, как у загнанного кролика, все поры дышали радостным оживлением. С бьющимся сердцем она вскарабкалась, цепляясь за щели между шиферными плитами, на самую вершину крыши обычного лондонского дома. Наконец-то она у цели.

У нее перехватило дыхание. Где-то совсем близко спал Джек, даже во сне строя планы ее поимки и сдачи властям. «Он слишком много уделяет мне внимания», — подумала Энн угрюмо. Он преследовал даму из высшего света и воровку, и этой ночью ему придется заплатить за свою ошибку.

Энн крепко стиснула зубы, диковатый блеск в ее глазах потух, уступив место смутному предчувствию. Вздрогнув, она вышла из оцепенения. Разве она не получала всегда от жизни все, чего хотела? Что ж, на этот раз ей нужен Джек Сьюард. Она подобралась к самому краю крыши и перегнулась через ограждение. Прямо под ней тускло светилось окно, а рядом с ним виднелся узкий выступ. Она змейкой переползла через карниз, с трудом удерживая равновесие, после чего, высвободив одну руку, принялась шарить по верхней части оконной рамы в поисках какой-нибудь опоры. Замазка крошилась под ее пальцами. Уцепившись покрепче за раму, она отделилась от карниза и, перевернувшись через голову, плавно опустилась на выступ окна. Просунув между его створками кусок металла, чтобы открыть задвижку, Энн заглянула в пустую комнату и потом, распахнув окно, осторожно проскользнула вовнутрь, осматриваясь по сторонам.

Она находилась в спальне дома, не выделявшегося среди сотен своих соседей ни архитектурными изысками, ни роскошью, а только удобствами. Прежде ей не раз случалось бывать в подобных жилищах.

За открытой дверью справа от нее должна была располагаться еще одна спальня, а рядом с нею туалетная комната. Еще ниже находились парадная столовая и гостиная, к которой, возможно, примыкала библиотека, а цокольный этаж занимали кухня, буфетная и помещения для прислуги.

Энн на цыпочках приблизилась к открытой двери и заглянула в смежную комнату, давая глазам время привыкнуть к темноте. Как она и предполагала, это оказалась спальня — спальня Джека. Она даже могла различить очертания его длинного худого тела, растянувшегося на узкой кровати. Она переступила порог комнаты, составляя в уме перечень всего, что в ней находилось.

Ей хотелось одновременно и поддразнить Джека, и внушить ему страх. Придумать нечто такое, что заставит его почувствовать себя уязвленным, испытать гнев, досаду и чувство утраты, чтобы после этого он удвоил свои старания ее найти.

Она принялась рыться в его личных вещах и туалетных принадлежностях, аккуратно разложенных на комоде с зеркалом. Ничего особенного, кроме…

Эта мысль сразу же завладела ее воображением, отметая любые доводы против. Способ казался ей самым простым и действенным. И потом он еще долго будет ее ненавидеть, поняв, что польстился на ее приманку, точно гончая на запах дичи. Тогда ее поимка станет для него единственной целью и… — о Господи, в этом было столько мрачного юмора, что она чуть было не рассмеялась, — и, поскольку его внимание снова будет обращено на воровку, вдова сможет избежать его чар. А ей больше ничего и не требовалось. Всего лишь немного свободы. Но сначала нужно вывести его из себя, заставить полностью потерять самообладание, чтобы ему и в голову не пришло прекратить погоню.

Энн осторожно вынула парадную шпагу полковника из богато изукрашенных ножен. Использовать против Джека его собственное оружие? Что ж, для начала недурно.

Дыхание спящего на миг прервалось, но в снах этого человека свистящий звук уже давно стал желанным спутником. Звон стали, запах пороха, крики умирающих людей были слишком привычными, чтобы вернуть его в мир реальности.

Все еще держа в руках шпагу, Энн на цыпочках подкралась к окну и осторожно откинула занавеси, пропуская в комнату тусклый свет. Посмотрев вниз, она нахмурилась. Окно располагалось на высоте тридцати футов над узкой улочкой. Закопченное, без лепнины, оно вряд ли могло служить надежной опорой для рук. Стена здесь была совершенно отвесной, если не считать кирпичного водостока шириной в несколько дюймов.

Высунувшись наружу, насколько это было возможно, Энн обнаружила, что из апартаментов Джека на улицу выходит еще одно окно. Расположенное шестью футами ниже и в четырех футах от угла дома, оно находилось слишком далеко от нее, чтобы им можно было воспользоваться. Энн вернулась к кровати, прихватив с собой легкий деревянный стул, который и поставила рядом с ложем, стараясь не смотреть на спящего. Такой человек, как Джек, даже во сне способен почувствовать на себе чужой взгляд.

В небрежной позе она уселась на краешек стула, перекинув ногу через его ручку. Затем подняла шпагу Сьюарда, поблескивавшую в лунном сиянии, и приставила ее кончик прямо к его горлу, после чего с глубоким вздохом пнула ногой кровать.

Джек даже не пошевелился. Только ритм дыхания изменился — он явно проснулся.

— Эй, вставайте, капитан! Не надо принимать меня за дурочку! — раздался ее грубоватый шепот.

Его глаза открылись, такие ясные и внимательные, что она невольно задалась вопросом, спал ли он вообще.

— Моя воровка! — Его мягкий, низкий голос прозвучал почти приветливо.

Джек перевел взгляд на острие шпаги в нескольких дюймах от своей шеи. Даже в полутьме она могла заметить горечь его улыбки. Не обращая на нее внимания, он уселся на постели. Покрывало соскользнуло с его плеч, обнажив фигуру почти до пояса. Воротник его ночной сорочки расстегнулся во сне, и в ее широком вырезе Энн увидела его грудь. Лунный свет, проникавший в комнату, падал на могучие округлости и плавные линии его застывшего в напряженном ожидании тела, покрывая его позолотой.

— Поднимите руки! Уж не думаете ли вы, что сможете со мной сладить? Я проткну вас, словно ядовитую гадину.

33
{"b":"4777","o":1}