ЛитМир - Электронная Библиотека

Она не собиралась утолять его низменные потребности. Страх, пробудившийся в ней, пересилил плотское влечение.

Глупая, ей незачем его бояться. О Господи, он готов рухнуть к ее ногам, умоляя об одном прикосновении, одном поцелуе, одном объятии… Разве он не…

Слишком поздно Джек понял, в чем только что себе признался, и догадался, что она с ним сделала. Он отдал все долгие годы борьбы с собственными страстями за одну возможность ею обладать. Будь она трижды проклята!

В безмолвной ярости Джек пытался высвободить руки из веревок. Он как будто снова превратился в вечно голодного мальчугана из работного дома, которого собственное невежество и отчаяние обрекли на убогую жизнь, ничем не отличавшуюся от тюремного заточения. Он снова был подростком, привыкшим осыпать бранью всех прочих обитателей этой вонючей дыры из ненависти не столько к ним, сколько к самому себе. Ибо он не переставал сопротивляться, а сопротивление неизбежному только делало боль еще нестерпимее.

Бичи, которые нередко пускали в ход надсмотрщики в работном доме, были ничто в сравнении с мукой, порожденной самой простой потребностью. Он мог оградить себя от их жестокости. Он мог обратить ту боль себе на пользу и извлечь из нее урок. Однако боль неутоленного желания была не способна научить его ничему, кроме одного — желать еще большего, пока не обернулась для него проклятием.

О, ей и впрямь следовало бы держаться от него подальше, бежать от него со всех ног, спрятаться хоть в самом дальнем закоулке ада — все ее усилия тщетны, ибо он найдет ее и там.

— Освободи меня!

Нащупав позади себя шпагу, все еще лежавшую на полу, воровка резким движением поднялась на ноги и снова приставила острие к его горлу.

— Нет!

Веревки натирали ему запястья, на пеньке проступили темные пятна крови.

— Не двигайтесь! — скомандовала она, и ее голос дрожал в такт колыхавшемуся кончику шпаги. Вытянув шею, она осмотрелась в поисках пути к отступлению.

— Почему ты не разделалась со мной? — Последним усилием ему удалось наконец высвободить свою искалеченную руку. Затем он подался вперед. Стул за спиной рухнул на пол, обрывки рубашки упали к его ногам.

Взгляд воровки случайно упал на его плоть, и она на миг прикрыла глаза.

Джек не преминул воспользоваться этим неожиданным проявлением стыдливости и ухватился рукой за острие шпаги, поранив себе ладонь. И опять кровь.

Воровка в панике вцепилась обеими руками в эфес шпаги, пытаясь вырвать у него оружие. Свободной рукой он притянул ее к себе за затылок. Она отчаянно сопротивлялась, а он между тем все крепче сжимал ее в объятиях, принимая на себя удар за ударом.

Она запыхалась и перестала что-либо соображать. Он был слишком рослым и сильным, к тому же не на шутку разгневанным. «Боже праведный, — мелькнуло в голове у Энн, пока она в истерике пыталась вырваться из его хватки, — неужели я действительно надеялась взять над ним верх?»

Слезы струились по ее лицу, однако они лишь прикрывали желание, которое, как голодный зверь, во весь голос требовало утоления. Бог свидетель, оно жило в ней уже очень давно, но еще никогда не проявлялось так грубо и открыто. Где-то в глубине души она не только жаждала этого противоборства, но и желала победы Джеку. Она хотела, чтобы запах этого мужчины, разгоряченного и охваченного яростью, заполонил все ее существо, хотела чувствовать вплотную к своему телу гладкую поверхность его живота и видеть над собой его крепкую стать…

— Нет! — Она беспомощно обмякла на его руках.

Лишь на мгновение его хватка ослабла, и Энн, извернувшись, тут же стукнула его головой под подбородок. Услыхав, как лязгнули его зубы, она дернула на себя рукоятку шпаги и нанесла ему удар по затылку. Он отступил на шаг, но и этого оказалось достаточно, чтобы она вырвалась на свободу. Энн отпрянула в сторону и бросилась к окну.

Услышав за собой шаги Джека, она перескочила через оконный проем и одним прыжком оказалась на карнизе. Быстро ощупав руками кирпичную кладку, она нашла точку опоры в осыпающемся слое известки над рамой, одновременно пытаясь попасть ногами на водосток. У нее стучало в висках, в спешке она порядком ободрала себе кожу на ногах. Трубы не было!

Ее тело начало постепенно оседать под собственной тяжестью, пальцы едва цеплялись за узкую щель, а ноги бились о кирпичную кладку, словно она была птицей, попавшей в каминную трубу. Руки сводила судорога. Она вот-вот соскользнет вниз! Прямо под ней тьма жадно разевала голодную пасть, как будто заманивая ее…

Тут чья-то рука стиснула ей запястье. Энн подняла глаза.

Джек наполовину высунулся из окна. Она могла различить во тьме тугие узлы мускулов и сухожилий на его руках. Крепко стиснув зубы, он пытался втащить ее в окно, однако его руки были скользкими от крови, струившейся из глубокой раны на ладони. Несмотря на то что ему удалось ее приподнять, силы явно его покидали. Достаточно ему разжать пальцы, и она рухнет с высоты тридцати футов прямо на булыжную мостовую.

— Отбросьте меня подальше от стены! — крикнула она.

— Нет! — рявкнул он.

— Делайте то, что вам говорят! Иначе я разобьюсь!

Его суровое лицо исказилось от боли, гнева и сомнения. Затем он проворчал что-то и еще больше высунулся из окна.

Его мускулистый торс, покрытый капельками пота, блестел в холодном свете луны. Ухватившись здоровой рукой за подоконник, он отшвырнул ее как можно дальше в сторону. Инерция толчка позволила ей отделиться от стен здания, после чего, описав в воздухе дугу, она снова вернулась к нему.

Окно внизу, похожее на гладкую черную поверхность озера, надвинулось на нее, принимая угрожающие размеры. Вскрикнув, Энн зажмурилась. Стекло со звоном треснуло, и она влетела в комнату одновременно с множеством мелких осколков. Она приземлилась, как ее учили, перевернувшись в воздухе и поджав под себя ноги. Едва поднявшись, она бросилась через проход под аркой в темный коридор и со всех ног устремилась к парадной двери, лихорадочно размышляя на ходу.

Почувствовав сильное биение пульса у самого горла, она замедлила бег, ее грудь вздымалась в приливе воодушевления. Ей все-таки удалось перехитрить смерть, и его тоже. Он спас ей жизнь.

Энн напрягла слух, ожидая неминуемой погони, и затем незаметно скользнула в темную нишу у парадной двери. Шум шагов Джека донесся с лестницы, стремительно приближаясь и минуя ее укрытие. Она услышала, как он тихо выругался, остановившись у парадного входа. Свет от уличных фонарей падал на его высокую, худощавую фигуру.

Она молча встала за ним, любуясь его телом: прямыми плечами, узким тазом и упругими ягодицами, переходившими в стройные бедра и икры, после чего приставила дуло пистолета к его поясу. Джек резко обернулся, а она между тем ловко прошмыгнула под его кулаком, взметнувшимся прямо над ее головой. Затем она ткнула пистолетом в его тугой живот, свободной рукой схватив его за шею. На его лице промелькнуло выражение гнева, смешанного с изумлением.

Тут Энн его поцеловала — уже во второй раз за эту ночь. Приоткрыв рот, она прикоснулась к его жестким, будто выточенным из дерева губам, невольно ощутив снедавшее его желание. Издав звук, похожий на приглушенное рычание, он сжал ее в объятиях так, что оторвал от пола. Не обращая внимание на разделявшее их оружие, он прижал ее своими бедрами к стене, жадно припав к ее губам. Его плечи показались ей еще шире, когда он навис над нею, словно коршун над жертвой, подавляя своей силой.

«Он победил. Это конец», — подумала Энн, теряясь в потоке острых ощущений и не менее острого желания.

— Черт бы вас побрал! — пробормотал Джек, но в его проклятии было столько безнадежности, острой тоски и отвращения к самому себе, что оно прозвучало вяло и бессильно.

«Так вот чего он хочет, — смутно промелькнуло в ее сознании. — Он ненавидит меня и желает моей смерти».

Оттолкнув его, она попятилась назад и, не опуская оружия, принялась нащупывать за своей спиной дверную ручку. Он сделал шаг вперед.

36
{"b":"4777","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Корабль приговоренных
Пленница пиратов
Катарсис. Северная Башня
Игра мудрецов
День полнолуния (сборник)
#Одноклассник (СИ)
Призрак со свастикой
Кровь деспота
Змеелов