ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет. Джек ни за что не допустит гибели той женщины.

— В таком случае, — отозвался он, — Джеймисон найдет себе для этой цели кого-нибудь еще. Ее наверняка уже разыскивают.

— Да, он не из тех, кто станет сидеть сложа руки, — согласился Стрэнд.

— Любопытно… — сознался Джек, одновременно размышляя над странным стремлением своего отца во что бы то ни стало убрать с дороги воровку. Он должен найти и задержать ее раньше Джеймисона.

За последние пять ночей она совершила три ограбления, причем в последний раз попалась на глаза лакею и едва не была загнана в угол. С каждой новой кражей она действовала все более дерзко и опрометчиво, словно собственная судьба ее совершенно не заботила, и лишь вопрос времени, когда она допустит какую-нибудь роковую ошибку. А это означало, что ему следует раскинуть свои сети как можно дальше, шире и быстрее.

Джек нахмурился.

— Умоляю, не смотрите на меня так сердито, полковник, — произнес Стрэнд. — Среди присутствующих дам немало таких, которые только и ждут благоприятного случая, чтобы упасть в обморок, когда вы хмуритесь.

— Прошу прощения, Стрэнд, я не расслышал. Что вы сказали?

— Так, ничего.

— Мне пора, — произнес Джек, мельком взглянув в ту сторону, где Энн кружилась с Веддером по зале. — Ваш покорный слуга, сэр.

— Очень жаль, полковник, — отозвался Стрэнд. — И, по-видимому, эта прелестная вдова тоже будет огорчена.

Джек, уже собравшийся было уходить, резко остановился.

— Что вы имеете в виду?

Стрэнд кивком головы указал на Энн.

— Похоже, наша разодетая вдовушка чем-то недовольна. — Он шумно вздохнул. — Это просто необходимо исправить. В конце концов, она здесь в гостях у Принни.

— Вы говорите загадками, Стрэнд. Я сейчас совсем не в том настроении.

В голосе Стрэнда проступила нотка возмущения.

— Вы не обращаете на нее внимания, и это ее огорчает. Я бы предпочел не видеть ее расстроенной.

— С каких это пор вы успели так близко узнать Энн Уайлдер? — Бог свидетель, Джек всеми силами старался сохранить прежний спокойный, равнодушный тон, но у него ничего не вышло.

— И почему вы стали таким бестолковым? Ведь это же так очевидно. Она следит за каждым вашим шагом. Взгляните на ее отражение в зеркале. Даже сейчас она смотрит в нашу сторону.

Джек нехотя перевел взгляд на отражения, мелькавшие на темной поверхности стекла. Энн кружила по зале среди белой пены оборок, тюля и кружев. И она действительно не сводила с них глаз, пока Веддер не притянул ее к себе.

Энн не сопротивлялась, но движение ее рук, упершихся в грудь партнера, само по себе выглядело достаточно красноречивым. Однако Веддер не отступал. Тут Джек резко обернулся. Выражение лица Энн было натянутым.

— Да, — проговорил Стрэнд, невольно повторяя мысли Джека, — она и в самом деле нуждается в защите. Вы не знаете о том, как упорно преследовал ее Веддер, когда она только начала выезжать в свет? Он успел надоесть ей хуже чумы. И, как вы понимаете, им двигали при этом отнюдь не самые благородные побуждения. Теперь он, по-видимому, снова взялся за свое. Не правда ли, от него разит мускусом, как от хорька?

— Помогите ей, Стрэнд.

— Только не я, — отозвался тот, глядя на Софию Норт.

Джек проследил за его взглядом.

Щеки Софии покрывал лихорадочный румянец. Отец стоял рядом, и едва она попыталась отойти в сторону, как Малкольм тут же схватил ее за руку и силой притянул к себе. Как она ни сопротивлялась, он не отпускал ее от себя ни на шаг.

Даже отсюда можно было видеть, как крепко он держал ее запястье.

— Судя по всему, у меня тоже есть голубка, нуждающаяся в спасении. — Скрытая горечь в словах Стрэнда противоречила небрежности его тона. — Нет нужды говорить о том, что моя птичка угодила в пасть волка исключительно из-за собственных причуд. И, конечно, угроза, нависшая над ней, не идет ни в какое сравнение с той, которой подвергнусь я, если мне вдруг придет в голову вмешаться. Кроме того, вы можете быть уверены в том, что ее беды являются лишь бледным подобием тех, что пришлось испытать вашей даме, не говоря уже о ее грации, характере, уме… — Стрэнд умолк, после чего жалобно скривил губы. — Но она действительно нуждается в моей помощи, — заявил он, — а ведь прежде такого рода побуждения были мне чужды. Да, черт возьми, вы совершенно правы, Сьюард. Настала пора хоть как-то развеять эту адскую скуку. — Он низко поклонился собеседнику. — И я настоятельно советую вам последовать моему примеру. Я бы сделал это сам, если бы мог.

Улыбнувшись, Стрэнд снова отвесил ему поклон и удалился.

Джек даже не пытался противиться неизбежному. Он направился к Энн с чувством покорности, к которому примешивалось удовлетворение. У него просто не было другого выхода. Казалось, за последние несколько недель он превратился в существо, живущее исключительно своими прихотями и мимолетными порывами, неспособное найти верный путь в предательских хитросплетениях собственных желаний. Он остановился прямо перед ней.

Танец только что завершился. Отступив на шаг, Энн сделала реверанс Веддеру и собралась уходить. Тот последовал за ней, что-то шепча ей на ухо, отчего ее шея пошла красными пятнами. Энн отвернулась, но Веддер тут же схватил ее за руку. Она упиралась…

— Добрый вечер, миссис Уайлдер, — произнес Джек. Он сам не заметил, как оказался рядом с ней.

— Полковник! — отозвалась она холодно.

— Вы здесь безнадежно de trop, Сьюард, — произнес лорд Веддер, подхватив Энн под локоть. Джек не обращал на него внимания.

— Это так, миссис Уайлдер?

Она колебалась с ответом.

— Мне пришло на ум, миссис Уайлдер, что за все время нашего короткого знакомства мы с вами ни разу не танцевали, — обратился к ней Джек. — Я никогда себе не прощу, если не поспешу загладить этот промах.

На ее губах тотчас появилась обычная светская улыбка. Взгляд стал тусклым и отстраненным.

— Прошу вас, миссис Уайлдер.

— Видите ли, я…

— Послушайте, Сьюард, если вы сами об этом забыли, то должен вам напомнить, что вы здесь не для того, чтобы танцевать, — вмешался Веддер. — С меня достаточно ваших…

Строгий взгляд Джека прервал его слова, и этот взгляд явно не сулил ничего хорошего.

— Простите меня, лорд Веддер, если я выразился недостаточно ясно. Я спросил миссис Уайлдер, не хочет ли она потанцевать со мной, а вовсе не вас.

От ярости уши виконта побагровели.

— На этот раз вы зашли слишком далеко, вы, несносный…

— Да, я не прочь еще потанцевать, полковник, — тут же вставила Энн.

Джек мысленно поблагодарил Веддера. Сомнительно, что Энн приняла бы его приглашение, если бы не необходимость разнять двух мужчин, готовых пустить в ход кулаки.

— Миссис Уайлдер… — пролепетал сконфуженный лорд.

— Благодарю вас за танец, лорд Веддер.

Энн приподняла шлейф платья. Едва удостоив Веддера коротким кивком головы, Джек взял молодую женщину за руку и снова ввел ее в круг танцующих.

Объявили вальс. Энн нерешительно приблизилась к нему. Джек положил ей одну руку чуть повыше талии, почувствовав, как ее тепло передалось его ладони, а другой рукой обнял ее за предплечье. Танец начался.

Она отвела глаза в сторону, избегая смотреть ему в лицо, и после нескольких первых тактов вальса уже не пыталась сохранить прежнюю притворную улыбку. Напротив, ее губы дрожали, слишком явно отражая душевное смятение, и в них не осталось ни малейшей доли прежней привлекательности. Какими мягкими они ему казались в тот миг, равный одному удару сердца, когда он ее поцеловал, — мягкими, нежными и покорными…

Он желал ее. Желал так же, нет, даже больше, чем ту воровку, хотя это и было невозможно.

При мысли о собственном непостоянстве все существо Джека охватила острая боль. Он привлек Энн к себе, но она, едва взглянув на него, снова отвела глаза в сторону, после чего высвободилась из его объятий.

Он не отпустил бы ее сейчас ни за что на свете. Никогда больше ему не удастся до нее дотронуться, обнять, прижать к груди, и потому он не мог лишить себя хотя бы одного короткого мига в ее обществе ни ради приличий, ни ради нее самой, ни даже ради собственного спокойствия.

40
{"b":"4777","o":1}