ЛитМир - Электронная Библиотека

Он привлек ее к себе так близко, что его губы оказались прямо у нее над ухом:

— Прошу простить меня за бесцеремонность, миссис Уайлдер.

Энн попыталась уклониться, и его губы приоткрылись в скорбной усмешке. Сейчас в его руках она казалась таким легким, изящным созданием. Ее хрупкость, сверхъестественная бледность и темные глаза затравленного зверька могли ввести его в заблуждение, однако его тело нельзя было обмануть. Нутром он чувствовал правду со всей очевидностью. Никогда прежде столь стихийное, неукротимое чувство не затрагивало его душу.

Вальс кончился. Они остановились. Ее взгляд был обращен к нему.

— Энн…

— Не смейте со мной фамильярничать! — воскликнула она в приливе панического страха. — Кто дал вам право на подобную дерзость? Ведь вы меня не знаете! Совсем не знаете!

Она набросилась на него, словно перепуганная насмерть дикарка, которой, по сути, и была. И он схватил ее, как ту дикарку. От бешенства кровь вскипела у него в жилах, придавая ему яростной решимости.

— Не надо больше испытывать мое терпение! — произнес он.

— Лучше отправляйтесь на поиски вашей воровки, полковник Сьюард!

От ее громкого голоса стоявшие рядом люди уже начали оборачиваться в их сторону.

— Я ее нашел. Она передо мной! — пробормотал он хриплым шепотом, увлекая ее за собой. Энн совершенно перестала замечать окружающих и в любую минуту могла себя выдать. А этого он не мог допустить. — Успокойтесь, — отрезал он. — Вам незачем привлекать к себе еще большее внимание.

Оторвавшись от него, она окинула лихорадочным взором оживленные и любопытные лица окружающих.

— Если вы хотите найти мисс Софию, миссис Уайлдер, — громко сказал Джек, — то лучше сделать это прямо сейчас.

Он подтолкнул ее вперед, и сам последовал за ней. Ее голова была гордо поднята, как у осужденного, идущего на эшафот. Оказавшись на противоположной стороне бальной залы, он почти силой вывел ее в коридор и потащил дальше:

— Пойдемте со мной! Нам нужно поговорить с глазу на глаз.

— Нет! Нам не о чем говорить! — К ней вернулось прежнее самообладание. Лихорадочный блеск в глазах померк, и они снова стали бездонными и непроницаемыми. — Если вы думаете, что я и есть та воровка, которую вы преследуете, полковник Сьюард, то вы заблуждаетесь. — Ее голос был спокоен, пожалуй, даже слишком спокоен.

— Не надо больше испытывать мое терпение, — посоветовал он угрюмо.

— Если вы ухаживали за мной только потому, что приняли меня за Призрака, которого вы разыскиваете, то, боюсь, вы напрасно потратили время.

«Очень недурно», — подумал он со смешанным чувством досады и одобрения. Все в ней: наклон головы, едва заметное дрожание губ, тембр голоса — свидетельствовало об обиде и оскорбленной невинности.

Он не позволит ей насмехаться над его чувством. Оно, это чувство, совсем не заслуживало такого отношения. Но разве он сам не использовал других с такой же легкостью и безжалостностью, как и она его? Разве ему никогда не случалось приносить в жертву слабости и иллюзии других людей для достижения поставленной цели?

Ему не хотелось сейчас думать о таких вещах. Им овладело бешенство.

Он схватил Энн за локоть и, невзирая на ее сопротивление, увлек за собой в тень. Оказавшись в холле, он завладел рукой своей спутницы. Взявшись за край перчатки, он принялся стаскивать ее. Лишь тогда она разгадала его намерение, и на ее лице промелькнуло суровое, жесткое выражение, нечто вроде насмешки над собой. Он стащил перчатку с руки Энн, открыв взору ее обнаженную кожу. На руке, чуть повыше запястья, были заметны крошечные, еще не зажившие ранки.

— Вы порезались, когда влетели в мое окно, прикрывая рукой лицо, — огрызнулся он.

— Я срезала ветки падуба для украшения ваз с цветами, — тут же парировала она.

— У вас есть шрам! У самого основания мизинца.

Ее глаза округлились.

— Но как вы…

— Я почувствовал его, когда вы коснулись моей обнаженной кожи. — Он провел по краешку рубца. — Я до сих пор его чувствую.

Его слова прозвучали как обвинение. Она судорожно сглотнула.

— Вы ошиблись!

Эта фраза заставила его вспылить.

— Уж не думаете ли вы; что вам достаточно сказать: «Нет, это не я», — и я, как какой-нибудь потерявший голову болван, тут же сниму перед вами шляпу и пролепечу нечто вроде: «Ах, извините, мадам, меня, должно быть, ввели в заблуждение»?

Она хотела убежать и скрыться, однако он силой притянул ее к себе, опустив голову. Затем он заговорил снова, стараясь, чтобы его слова звучали как можно мягче и тише:

— Завтра я собираюсь нанести вам визит, миссис Уайлдер, и потому для вас же лучше, если вы будете дома. Одна.

Она покачала головой. Снаружи прямо над их головами зловеще загрохотал гром.

— Вы должны быть дома, — процедил он сквозь зубы. — В противном случае я…

Какая-то женщина наткнулась на Джека, едва не сбив с ног. Он в гневе обернулся. Леди Диббс изумленно замигала и подняла на него глаза.

— О! Прошу прощения, полковник Сьюард. — Тут она заметила Энн, и ее взгляд стал жестким и враждебным.

Подружки леди Диббс чередой проследовали за ней, похожие на покорных овечек у ворот загона. Они уставились на Джека так, будто увидели перед собой волка. Затем их взгляды, минуя его, обратились на Энн, и лица сразу окаменели. Усилием воли той удалось сохранить внешнюю невозмутимость. Ее обнаженная рука была надежно скрыта под другой, затянутой в перчатку. К несчастью, у леди Диббс был острый глаз. Заметив дамскую перчатку, которую Джек все еще держал в руках, она как бы в шутку ее выхватила.

— Миссис Уайлдер! — воскликнула она. — Кажется, вы потеряли перчатку. Только не говорите мне… — Она вдруг поднесла руку к сердцу. — Ах, мои дорогие! Мы с вами прервали tete-a-tete[20]!

Алчные взгляды светских кумушек переметнулись от Энн к полковнику. Джек представил, какие сплетни они в скором будущем разнесут повсюду: Энн Уайлдер, это маленькое ничтожество из Суссекса, обеспечив себе положение в обществе благодаря блестящей партии, теперь дала волю низменной стороне своей натуры, связавшись с бастардом.

Леди Диббс улыбнулась, поигрывая массивным, безвкусным ожерельем. Энн, словно зачарованная, следила за каждым ее движением.

— Око за око, миссис Уайлдер, — заявила наконец леди Диббс тихо и беспощадно. — Надеюсь, высокородные и щедрые патроны вашего благотворительного заведения, кроме того, являются людьми… без предрассудков, если можно так выразиться?

Энн словно не замечала ее. Казалось, она полностью ушла в себя, в ее взгляде чувствовались пустота и безнадежность.

— И вот еще что, — продолжала леди Диббс торжествующим тоном. — Я тут переговорила с некоторыми моими знакомыми, и нам удалось разузнать кое-что любопытное касательно вашей нелепой затеи с приютом. Известно ли вам, что жертвами Рексхоллского Призрака в большинстве своем являются те самые люди, которые внесли пожертвования в ваш фонд? Это нас весьма тревожит. Не кажется ли вам, что под маской вора прячется один из нищих солдат, которых вы пригрели? Я имею в виду, вряд ли стоит просить нас поддерживать тех, кто нас грабит, как вы полагаете?

Энн медленно повернула голову к Джеку.

— Надеюсь, вы меня извините, если я вас покину, полковник? Мне нужно проводить Софию домой. У меня еще много дел, — произнесла она как ни в чем не бывало, после чего снова обратилась к трем дамам: — Леди Диббс, я уже сделала вам комплимент по поводу вашего прекрасного ожерелья? Желаю всем приятно провести вечер.

С достоинством, которым Джек не мог не восхищаться, Энн сделала реверанс и выпорхнула из вестибюля, едва не задев при этом леди Диббс.

Их разговор был закончен. Энн удалось выбить оружие у него из рук. Он не мог за нею последовать. Это повлекло бы за собой лишние разговоры, а ему сейчас меньше всего хотелось привлекать к себе внимание.

Однако он не спускал с нее глаз до тех пор, пока она не скрылась из вида.

вернуться

20

разговор с глазу на глаз (фр.)

42
{"b":"4777","o":1}