ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как я вам уже сказал, вы сильно преувеличиваете его важность.

— Вы что, совсем лишились рассудка? — произнес Джеймисон.

В ответ Джек смерил его холодным, равнодушным взглядом.

— Что ж, — продолжал Джеймисон, качая головой, — теперь вы своего добились. Вы и ваша жена!

Что-то недоброе в его взгляде, брошенном искоса на Энн, заставило ее вздрогнуть. Джек тоже был этим задет, поскольку тут же встал с ней рядом. Джеймисон усмехнулся:

— Надеюсь, что ваш благородный жест того стоит, Сьюард. Вы…

— Его величество король!

При этих словах все головы, как по команде, обратились к небольшой двери в дальнем углу помещения. В ее проеме показался лакей, за которым следовал огромного роста юноша, несший на могучих руках дряхлого старичка в шелковом домашнем халате. Он выглядел розовощеким, морщинистым и иссохшим. Длинные пряди седых волос ниспадали ему на плечи, глаза были затянуты молочно-белой пленкой. По словам Джека, король был совершенно слеп.

Следуя этикету, Энн присела в низком реверансе, а миссис Кашман, заметив ее движение, сползла со стула и попыталась по мере сил ей подражать. Лакей, известивший о появлении короля, заметил их и улыбнулся.

— Ваше величество! — Пожилой лысеющий джентльмен, который все это время сидел молча, наблюдая за происходящим, с трудом поднялся на ноги и поклонился, его примеру последовали все находящиеся в комнате.

— Что все это значит? Кто здесь? — Голос монарха не утратил ни прежнего тембра, ни ясности выговора.

— К вам посетители, ваше величество. Сэр Ноулз, сэр Джеймисон, полковник Сьюард с супругой, мистер Адам Берк и миссис Мэри Кашман.

По-видимому, все эти имена ничего не значили для немощного старца в халате.

— Мы только что беседовали с королевой, и нам не нравится, когда нас прерывают!

Энн бросила обеспокоенный взгляд на Джека. Королева скончалась несколько месяцев тому назад.

— Мы просим у вас прощения, ваше величество. — Лысый человек, уже усевшийся было в кресло, снова с усилием выпрямился. Его голос был таким же мягким, как и его наружность.

— Вы кто такой? — спросил король строго.

— Ноулз, ваше величество.

— Ноулз? А, это тот толстый малый, у которого в карманах больше денег, чем у меня в казне. И который же из них вы собрались опустошить на этот раз, Ноулз?

Энн снова с тревогой посмотрела на мужа. Но Джек чуть заметно улыбнулся, да и сам Ноулз, похоже, нисколько не был обескуражен таким странным поворотом их беседы.

— У меня есть в одном из них письмо, ваше величество. Вы лично его продиктовали и приказали отправить по назначению, однако оно задержалось в пути.

— В самом деле? И кому же было адресовано это пропавшее письмо?

— Некоей миссис Мэри Кашман, ваше величество.

Король нахмурился, пытаясь сосредоточиться, брови сошлись на переносице, придавая ему угрожающий вид. Энн почувствовала, как Джек за ее спиной затаил дыхание. И затем свершилось маленькое чудо. Озадаченное выражение исчезло со старого, морщинистого лица, уступив место спокойствию.

— Матери того моряка?

— Да, ваше величество, — живо откликнулся Ноулз. — Нам удалось вернуть письмо, ваше величество.

— Хорошо, — ответил король. Вздохнув, он сильно ткнул пальцем в покрытую синяками грудь лакея, державшего его бережно, как мать младенца. — Колонии должны быть поставлены на колени… Передайте Питту[28], чтобы сегодня же вечером он был у меня. Мы не можем потерять наши заморские владения, слышите? Иначе мы станем посмешищем в глазах всех королевских дворов Европы. Мы не…

— Но миссис Кашман не умеет читать, ваше величество! — повысил голос Ноулз.

Губы монарха растянулись в тонкую линию.

— Не умеет читать, говорите? Тогда прочтите ей это письмо сами!

— Да, ваше величество.

Ноулз вынул из кармана лист веленевой бумаги, украденный Энн. Развернув его, он приблизился к Мэри Кашман, которая все еще тщетно пыталась изобразить реверанс у противоположной стены, вся трепеща от страха.

— Миссис Кашман?

— Да, — ответила она чуть слышно.

— Вот и отлично, — произнес Ноулз, удостоив ее короткой ободряющей улыбкой. — Его величество Георг Третий, король Англии, пишет вам следующее:

«Мадам,

Нам также приходилось терять своих возлюбленных чад. Мы глубоко сожалеем о том, что Наш сын и наследник не исполнил свой долг суверена и допустил столь грубое попрание основ правосудия. Примите Наши искренние соболезнования, мадам, и знайте, что Ваш король высоко ценит жертву, которую вы принесли ради него.

Георг Третий».

— Таково в общих чертах содержание этого письма, мадам. Оно ваше. Вы можете забрать его себе, когда вам будет угодно.

— Но вы не… — Джеймисон выступил вперед, но Джек остановил его, удержав за руку.

— С вашей стороны будет разумнее помалкивать, — прошептал он. — Гораздо разумнее.

Выдернув руку, Джеймисон уставился на Джека с нескрываемой враждебностью, однако не проронил ни слова.

— Итак, миссис Кашман, — обратился к старушке Ноулз, — что вы на это скажете?

Скупая слеза выкатилась из глаз согбенной под тяжестью лет женщины. Она слегка выпрямилась. Этого едва уловимого движения было вполне достаточно, чтобы каждый из присутствующих смог почувствовать внутреннее достоинство, которое слова монарха способны были вернуть самой ничтожной из его подданных.

— Мне нет нужды брать с собой это письмо, ваше величество, покорнейше вас благодарю, — тихо ответила Мэри Кашман. — Все равно моему рассказу никто не поверит, а письмо скорее всего сочтут подделкой. Я бы не потерпела никаких насмешек в такой день и в такой миг. Я буду хранить его здесь, — тут она приложила узловатую руку к сердцу, — и унесу его с собой в могилу. Да благословит Господь ваше величество.

Ноулз смотрел на старушку в крайнем изумлении. На его добродушном бледном лице отражалась сложная гамма чувств, сменявших друг друга с быстротой молнии. Затем он обернулся к королю и громко произнес:

— Ваше величество, миссис Кашман призывает на вас благословение Божие.

Король кивнул головой, принимая благодарность старушки как должное. Затем он дернул за рубашку своего лакея:

— Королева не любит, когда ее заставляют ждать, Боб.

— Да, ваше величество. — Рослый юноша развернулся и вышел через заднюю дверь, бережно неся на руках дряхлого монарха. Другой слуга последовал за ними.

— Миссис Кашман, вот Берк, — Ноулз движением головы указал на юного красавца, стоявшего рядом с ним, — которому поручено доставить вас домой. Если я не ошибаюсь, предстоит еще уладить небольшой вопрос о денежной компенсации. Берк возьмет это на себя.

Тот, кого назвали Берком, выступил вперед, отвесив низкий поклон ошеломленной миссис Кашман, после чего предложил ей руку.

— Да уж, будьте уверены, миссис Кашман. — Он улыбнулся, а миссис Кашман часто замигала от удивления, совершенно очарованная его неземной красотой. — Мы вас вмиг… мигом доставим домой!

Энн нисколько нс сомневалась в том, что миссис Кашман охотно отправилась бы даже в Испанию, предложи ей это Берк. Во всяком случае, она почти тут же покинула комнату. Джеймисон выждал еще некоторое время, после чего неуклюжей походкой направился к выходу.

Перед тем как удалиться, Ноулз остановился рядом с четой Сьюардов.

— Рад был с вами познакомиться, миссис Сьюард, — произнес он.

Энн не знала ни его титула, ни положения в обществе, но он пришел на помощь Джеку, а это было сейчас для нее самым главным. Она присела в реверансе, и Ноулз ей улыбнулся.

— У вашей супруги столь же изысканные манеры, как и у вас, Джек. Только представьте себе, какие у вас пойдут дети! — Он снова улыбнулся и добавил: — Джеймисон наверняка решит, что вы будете добиваться его… устранения. Он постарается вам помешать.

— Я в этом уверен, сэр, — ответил Джек невозмутимо. — Но я не стану этого делать. Разве только если он… — На какое-то мгновение его взгляд задержался на Энн.

вернуться

28

Питт, Уильям, младший (1759-1806) — премьер-министр Англии в 1783-1801 и 1804-1806 гг.

76
{"b":"4777","o":1}