ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алька добежала до невысокого плоского, как шляпа, красного гриба. С разгона обежала его.

— Алик! — крикнула она. — Алик! Робик!

Ей ответило молчание. Это было бы ещё терпимо, но страшно оказалось другое: купол наглухо закрыт и совершенно непонятно, как в него проникнуть.

— Разведчик, — шепнула Алька, — что случилось?

Она собрала все свои силы, чтобы попросту по-детски не разреветься. И это ей удалось.

«И что теперь?» — спросила она себя.

Нужно подумать: что теперь и что дальше? Алька прикрыла глаза в поисках хорошего решения, хорошего и точного решения. Потом обошла вокруг башни, внимательно разглядывая стыки плит. Наконец она нашла то место, где тончайшая, тоньше волоса, щель говорила, что вход в купол именно здесь.

Она оглянулась. Ничего твёрдого и тяжёлого поблизости не было. Обочина дорожки — монолитная и гладкая, хоть и выглядит так, будто сделана из обыкновенных отдельных камней. Где же она видела настоящие камни? А, в ручье за садом! Нет, это далеко. Чем же отстучать сигнал закрытым в башне Алику и Робику? Обломить ветку ближайшего дерева? Нет, это варварство, и к тому же совершенно бессмысленное. Ветка здесь так же беспомощна, как её собственная слабая рука.

Что же делать? Алька раз, и второй, и третий ударила в наглухо закрытый купол, понимая полнейшую бессмысленность этого.

И тут у неё от удивления открылся рот и округлились глаза: сразу же после третьего удара вход в купол распахнулся, словно по приказу,

— Спасибо, — вырвалось у Альки. — Иду.

Но вместо того чтобы войти, она отступила на полшага и крикнула изо всех сил:

— Алик! Робик! Робик!

Половинка входной двери слегка вздрогнула, как будто не могла решиться, то ли оставаться открытой, то ли закрыться снова.

— Не войду, — сказала Алька. — Никто меня не приглашает.

И снова крикнула как можно громче:

— Алик! Робик!

Никто не ответил. Внутри купола тихо и темно. Алька почувствовала приступ прямо-таки детского страха.

— Ох, Ион, — шепнула она.

Но прошла секунда, и Алька опять стала Алькой — логичный ум, сама сдержанность, стальные нервы будущего пилота-сверхскоростника.

Поэтому она сделала вид, будто это кто-то совсем посторонний шепнул: «Ох, Ион», отступила ещё на шаг от входа и очень внимательно осмотрелась кругом.

— Кого остерегаться, Разведчик? — спросила она.

Тишина. Тёмный провал за дверью молчал. Это походило на невысказанную угрозу, на безмолвное предостережение.

— Чего остерегаться? — изменила свой вопрос Алька.

Но ответа не было и на этот раз. И, уже не задумываясь, Алька кинулась обратно, в сторону Стартовой башни.

Она бежала, сознательно избегая тех мест, где могли бы действовать какие-либо автоматы или механизмы Разведчика. Вот почему она перепрыгнула полосу движущейся дорожки, постаралась не ступить на расположенную неподалёку площадку скоростного лифта и перескочила узкий, немного дальше разливающийся в пруд ручеёк, вместо того чтобы пробежать над ним по небольшому шаткому мостику.

Оказавшись наконец вновь у башни, Алька остановилась и оглянулась. И вдруг, без всякой видимой причины, сохраняя совершенно каменное выражение лица, она крикнула, как будто смертельно испугавшись:

— На помощь! — И ещё раз: — На помощь! — И снова: — На помощь!

Ответа она не ждала и тут же побежала дальше вокруг башни, чтобы вернуться к главному входу. Теперь она бежала изо всех сил, потому что здесь, возле башни, откуда им предстояло примерно через полчаса стартовать, её снова охватила тревога.

«Примерно через полчаса, — подумала она на бегу. — Что значит „примерно“, когда здесь нужно действовать с точностью до десятой, до сотой доли секунды».

Она вбежала на широкую аллейку, ведущую ко входу Стартовой башни, и остановилась как вкопанная: башня закрыта.

И вот тут-то Альке действительно захотелось закричать: «На помощь!» Но теперь она не кричала. Теперь это было совершенно бессмысленно.

Теперь вообще всё было бессмысленно. Впервые она подумала именно так: «Это всё бессмысленно. Совершенно бессмысленно». Впервые она ощутила такую полнейшую беспомощность в этом мире, который люди создали для людей. Великолепнейший спутник, изумительно сконструированная механопланета — самый знаменитый и самый «смелый» Разведчик, — вдруг превратился в ловушку. В ловушку для трёх беспомощных, отрезанных друг от друга, брошенных на произвол судьбы мышат. «Стой! — одёрнула себя Алька. — Ещё успеешь паниковать. Подумай лучше: что всё это означает?»

Она потёрла ладонью лоб и задумчиво пробормотала:

— Да ты истеричка, милая.

Ведь если вдуматься, Разведчик действует нормально: свет и тепло искусственных солнц не уменьшились, воздух по-прежнему чист, хрустально-прозрачен, круговорот веществ идёт обычным, положенным порядком. Так что, случись все происшедшее в обычный день и в обычных обстоятельствах, это можно было б счесть «номером сверх программы». Разумеется, с человеческой точки зрения, это был бы технический скандал на всю галактику. Но то — человеческая точка зрения! К тому же и день-то был необычный. И потому события на Разведчике из скандала превратились в несчастье.

Быть может, Разведчик, страшась за себя, перестал повиноваться людям? Было время, когда бунт машин служил темой бесчисленных острот и мрачных пророчеств: «Придёт день, когда они взбунтуются», — говорили и шутники и неумные болтуны.

«А разве это так уж невозможно? — подумала Алька. — Если в радарной системе Альфы могли обнаружиться „производственные неполадки“, почему бы и на Разведчике не случиться какой-нибудь ошибке. Какому-нибудь замыканию… И вот Рапер взбунтовался против людей?»

— Это невозможно, — вслух произнесла она, «А действительно ли? — подумала она при этом. — Действительно ли невозможно?»

Но в эту минуту, словно по заказу, заговорил голос Разведчика:

— Внимание, командиры! Внимание, командиры! Необходимо немедленно… — наступила пауза.

— Что необходимо?! — закричала Алька. Разведчик добавил: «Немедленно… не… но… мёд… но» — и замолчал.

И всё же лицо Альки вдруг вспыхнуло, словно третье искусственное солнце Разведчика, потому что в ту самую минуту, когда Разведчик безуспешно пытался закончить своё предостережение, ему удалось сделать хоть одну полезную вещь — открыть дверь Стартовой башни.

Оттуда, прямо к Альке, выбежал Ион.

— Ох, Ион, — шепнула Алька.

— Наконец-то! — воскликнул он. — Ты их видела?

— Нет.

— Так я и думал.

— А теперь что? Что делать?

Он схватил её за руку.

— Я ещё не уверен. Ещё… нет. Но действовать необходимо немедленно. У нас осталось очень мало времени. Видишь?

В открытую дверь был виден экран. Правую половину его огромного зеркала занимала разрастающаяся с каждой секундой тень Чёрной Реки.

— Приказывай, командир, — сказала Алька.

Ион улыбнулся.

— У нас всего две возможности, — быстро объяснил он. — Либо попытаться вернуться в космолёт, либо попробовать проникнуть в Центральный Зал и там искать разгадку. Что ты советуешь?

— Центральный Зал.

— Почему?

Алька не задумалась ни на мгновение.

— Это очевидно, — выпалила она на «сверхзвуковой» скорости. — Если мы даже сумеем вернуться в космолёт и стартуем вовремя, всё равно нет уверенности, что Разведчик будет вести себя по программе, что он не потеряет нас в пространстве, не выйдет из опасной зоны и так далее.

Ион кивнул.

— Нужно пробраться в Центральный Зал, — продолжала Алька, — только оттуда…

— Только оттуда можно соединиться с Базой, — перебил Ион.

— И может быть, самим ликвидировать аварию.

— Бежим, — решил Ион.

Они побежали плечом к плечу. Внезапно он схватил её за руку, остановил.

— Смотри, — показал он на движущуюся дорожку, ту самую, которую Алька недавно перепрыгнула.

— Что?

— Она идёт не в ту сторону.

Алька молча кивнула.

— Теперь сюда. — Он повернул от лабораторий в сторону.

19
{"b":"4781","o":1}