ЛитМир - Электронная Библиотека

Джон Броснан

Небесные Властелины

Моей матери

Часть 1. «ВЛАСТЕЛИН ПАНГЛОТ»

Глава 1

Неподалеку послышался дикий вопль. Джен посмотрела на стражницу. Та пожала загорелыми плечами и сказала:

– Похоже, большая змея запуталась в дереве-плети.

Пытаясь не обращать внимания на душераздирающий визг, Джен снова повернулась к ягуару.

– Я уже сказала тебе, – повторила она. – Спасибо, но кот нам не нужен.

Ягуар не двинулся с места; он продолжал сидеть на задних лапах, просительно поглядывая на нее снизу вверх.

– Я тебе хорошо работать, ловить вредитель, сторожить ночь, – прохрипел ягуар.

Джен пристальнее посмотрела на зверя. Животное сильное, с виду вполне здоровое. Должно быть, в зонах опустошения стало совсем уж паршиво, если даже ягуар дошел до того, что просится на службу к людям. Она заметила на боку зверя длинный шрам. Похоже, что свежий.

Рядом с ней Марта испуганно забормотала:

– Не нравится. Марта пойдет. Марте не нравится…

Джен погладила обезьянку по голове.

– Не бойся. Ничего он тебе не сделает.

Стражница вскинула лук.

– Хочешь, я пущу ему в плечо стрелу, и он перестанет надоедать? – спросила она.

Прежде чем Джен успела ответить, ягуар повернулся к стражнице и прорычал:

– Выстрели оружие, и я быстро прыгнуть на стену. И твое горло взять с собой. Эта сетка моим когтям как трава.

Потом с деланным равнодушием он развалился на земле, показав брюхо. Джен, заметила, что это самец. Она сделала знак рукой стражнице. Та, побагровев от злости, явно собиралась сделать глупость.

– Не надо, Карла. Предоставь это мне.

Марта захныкала.

Ягуар рассматривал Джен, и в глазах его светилось удивление.

– Ты очень молодая для хозяина.

– Я не хозяин, – сказала Джен. – Я дочь старейшины Мелиссы, и на этой неделе моя очередь караулить.

Ягуар совсем как человек пожал своими могучими плечами и произнес:

– Я же и говорю, ты главная. Почему не пустить бедный кот в селение?

Слово «селение» он произнес с долгим свистом в начале.

– У нас строгий отбор, – ответила Джен. – Разве ты не знаешь?

– Времена тяжелые. Нам надо работать вместе. Как в старину. Когда мои деды служить твоим дедам.

– Моим бабкам, – сердито поправила Джен. – И это было давно. Тогда вам, большим кошкам, можно было верить.

– Ты мне не верить? – Ягуар напустил на себя невинный вид.

– Конечно, нет. Я не дура. Все равно что морковка верила бы мне, что я ее не съем.

– Ну ладно, – сказал ягуар, поднимаясь с земли. – Ты делаешь ошибку, – добавил он, повернулся и, раздраженно помахивая хвостом, бесшумно двинулся по заросшей травой дороге, которая уводила к бывшим кукурузным полям, теперь оказавшимся во власти опустошения. Вскоре ягуар скрылся из виду. Марта возбужденно подпрыгивала, без умолку повторяя:

– Гадкий кот. Гадкий. Марта не любит…

Джен вздохнула и вытерла пот со лба тыльной стороной ладони. Судя по солнцу, ей осталось дежурить около часа. Она взглянула на Карлу: та хмурилась.

– Зря ты не разрешила выстрелить в него, госпожа, – сказала она. – Нахальный зверь. Самец.

– Думаешь, он вернется? – спросила Джен.

– Тогда ему точно не поздоровится. Я всажу ему стрелу не в плечо, а между глаз.

Джен не была уверена, что Карле так легко удалось бы разделаться с хитрым хищником, но ничего не сказала о своих сомнениях. Стражницам у стен просто необходимо было такое хвастовство – это помогало сохранять мужество на службе, которая с каждым годом становилась все тяжелее и бесполезнее.

– Дай сигнал тревоги, если вернется, – сказала Джен. – Я буду на восточной стороне.

Карла машинально отдала ей честь, и Джен в компании Марты, которая еще не успокоилась после недавней встречи с ягуаром, направилась по деревянному помосту на восточную сторону. Только тут она обратила внимание на то, что змея, если это была она, утихла. Она не могла понять, почему ее так встревожила встреча с ягуаром. Дурной знак, сказала она себе, и быстро шепотом стала читать молитву Богине-Матери.

В последний час дежурства Джен произошло только одно происшествие. Слоновая лиана проникла через сетку с восточной стороны и грозила обрушить часть стены. Под руководством Джен отряд из пятнадцати стражниц огнеметами и топорами уничтожил вяло ползущее щупальце, достигавшее четырех футов толщины в самом широком месте.

Потом Джен смотрела, как Марта вместе с другими шимпанзе заделывают сетчатую ограду и со своим обычным проворством устраняют повреждения, нанесенные лианой. Они как раз заканчивали работу, когда на смену Джен пришла Эльза. Джен была только рада передать Эльзе золоченый жезл власти, который был у нее за поясом.

– Это тебе, – с облегчением сказала она. – Я больше не могу.

Эльза взглянула на сеть.

– Неприятности?

– Как обычно.

Джен поманила к себе Марту, и та скатилась с забора, на ходу запихивая свои клещи в поясную сумку для инструментов.

– Мы домой? – спросила она.

– Да. – Джен погладила ее по голове. Потом обратилась к Эльзе: – К тебе может заявиться такой разговорчивый ягуар. Предложит свои услуги за приют. Держи с ним ухо востро. От таких зверей добра не жди.

Эльза улыбнулась ей.

– Не беспокойся. Ты же знаешь меня. Я никогда не рискую. Трусиха до мозга костей. – Она наклонилась и поцеловала Джен в губы. – Береги себя, малышка.

Спускаясь с лестницы, ведущей с парапета вниз, Джен не могла не думать об этом странном слове. Понятно, что Эльза вовсе не имела в виду ее рост, но все-таки Джен испытывала досаду. Раньше это ее мало волновало: мать говорила, что скоро она подрастет и нагонит сверстниц, и Джен верила, но вот ей уже восемнадцать – и что? Эльза и другие ее подруги были выше на четыре-пять дюймов. Неприятно сознавать, что ты ростом не выше среднего мужчины.

Небо очистилось от туч, и солнце ярко сияло, когда Джен и Марта шли напрямик огородами, разбитыми на каждом клочке свободного пространства между стеной и крайними постройками Минервы. Марта, как заметила Джен, то и дело с беспокойством бросала взгляд вверх.

– Он прилетит только через две недели, – сказала Джен, – так что успокойся.

– Не могу. Небесный Властелин пугает Марта. Не люблю.

– Не ты одна, – мрачно заметила Джен.

Небесный Властелин снился ей чуть ли не каждую ночь. Причем снился в виде ее первого детского воспоминания о Небесном Властелине под названием «Властелин Панглот». Ей казалось, что он заполнил собой все небо над Минервой, и, когда он навис совсем низко над городом, его огромные глаза уставились на пятилетнюю Джен, а она спряталась за мать, – они вместе стояли там, на помосте, посреди площади, где собирали дань. Джен в ужасе кричала и пыталась спрятаться под юбкой матери… но во сне мать исчезала, и Джен оставалась одна.

Джен заметила, что машинально, оглядывает пустое небо. «Я такая же дурочка, как Марта, – с укоризной сказала она себе. – „Властелин Панглот“ пунктуален, в этом ему не откажешь».

Тут она отвлеклась, услышав громкую перебранку. Они проходили мимо резервации самцов шимпанзе, и несколько обитателей подскочили к прутьям решетки и выкрикивали непристойности. В основном они были адресованы Марте, но самые отчаянные самцы осмеливались намекать и на Джен. Марта сердито заверещала в ответ, подпрыгивая и размахивая руками.

– Не трать на них времени, – устало сказала Джен. – Пойдем. Мне срочно надо умыться и освежиться чем-нибудь похолоднее.

Она продолжала идти вперед. Марта, выкрикнув в сторону самцов последние ехидные замечания, подкрепляемые жестами, засеменила следом. Жаль, думала Джен, что самцы-шимпанзе, в отличие от самок, в определенном возрасте становятся непредсказуемыми. Не все, конечно, но в таком подавляющем количестве, что всех взрослых самцов просто необходимо изолировать. Когда-то – Джен знала это – самцы были так же надежны, как и самки, но сорок или пятьдесят лет назад все стало меняться, и у самцов появились первые признаки неуправляемости.

1
{"b":"4782","o":1}