ЛитМир - Электронная Библиотека

– Надеюсь, ничего.

Глава 12

Их уже ждали. Прочие рабы и надсмотрщики. Когда Мило и Джен вошли в общий зал, толпа рабов расступилась, пропуская трех надсмотрщиков в темной одежде. Впереди шел Бенни. Двое его спутников показались Джен знакомыми, и она решила, что видела их в штабе цехового мастера. Бенни остановился перед Мило, уперев руки в бока. Его грозная палка болталась всего в нескольких дюймах от правой руки. Он сказал:

– Что за игры, Мило?

– Игры?

– Я имею в виду ее, – продолжал Бенни, мотнув головой в сторону Джен. – Она отдана Банчеру. Как амазонка оказалась у тебя?

– Банчер уступил ее мне, Бенни. Мы с ним договорились.

– Врешь! – Один из рабов выступил вперед. Джен узнала его: один из той троицы, что приставала к Мило возле уборной. – Он что-то сделал с Банчером, он заставил его отдать амазонку.

Мило спокойно смерил взглядом добровольного свидетеля.

– Я его пальцем не тронул. Можете его осмотреть – пусть покажет следы насилия. – Мило огляделся. – Кстати, а где наш приятель Банчер? Пусть он сам обвиняет меня.

– Банчер не выходит из кабины, – сказал другой раб. – Не слазит с койки. У него кровь идет горлом.

Мило снова повернулся к Бенни и развел руками.

– Ну вот, – сказал он. – Неудивительно, что Банчер потерял интерес к амазонке. Он просто занемог.

Бенни пристально смотрел на Мило.

– Так что же, Банчер пришел к тебе и сказал: «Ну-ка, Мило, старина, забирай себе амазонку»?

– Не совсем. Я сам попросил его об этом одолжении. Мы немного поспорили, но, как я уже сказал, договорились.

– Ты заплатил за нее Банчеру?

– Нет. Я согласился оказать ему одну услугу.

– Какую же?

Мило пожал плечами.

– Банчер пока не решил.

Джен наблюдала за выражением лица Бенни. На нем читалось подозрение, открытая неприязнь к Мило. И еще что-то. Какая-то настороженность. Даже страх.

– Если ты хотел ее, – настаивал Бенни, – почему же не сказал об этом сразу, когда я привел ее?

– Тогда я еще не решил, – пожал плечами Мило. – К тому же вряд ли ты отдал бы ее мне, Бенни. Ведь правда?

Бенни не ответил.

– Зачем она тебе, Мило?

Мило обернулся, оглядел Джен с головы до ног и проговорил, растягивая слова:

– Думаю, тебе и так понятно, Бенни.

Рабы радостно заржали, но злобный ястребиный взгляд Бенни сразу пресек смешки. Когда он снова повернулся к Мило, Джен поняла, что Бенни едва сдерживается. По всему было видно, что он готов вцепиться Мило в горло, но что-то удерживало его.

– Мило, – прохрипел Бенни. – Ты знаешь, что твои дни сочтены, так? Еще один неверный шаг – и Баннион сбросит тебя с корабля. – В толпе рабов послышался одобрительный гул.

– Вряд ли, – отозвался Мило с уверенностью, которой Джен позавидовала. – Баннион слишком дорожит мною. Я работаю по меньшей мере за троих. И никогда не был ни в чем замешан. Всегда повиновался тебе и другим надсмотрщикам, да и с другими рабами никогда не ссорился. Верно?

– Просто тебя ни разу ни на чем не поймали, – сказал Бенни. – Но люди, окружающие тебя, имеют странную привычку попадать в разные передряги. При этом иногда со смертельным исходом.

– Я не виноват, что кому-то не повезло.

– Говорят, это ты приносишь несчастье. Ходят слухи, что ты колдун.

Мило рассмеялся.

– Но, естественно, умный человек вроде тебя, Бенни, смеется над подобными слухами. Ты же свободный человек, и глупая болтовня суеверных рабов недостойна твоего внимания, ведь правда, Бенни?

Бенни подавленно замолчал. Через некоторое время он процедил:

– Даю тебе последний шанс, Мило. Запомни. Я буду следить за тобой.

– Скрывать мне нечего – можешь следить сколько угодно, – ответил Мило.

Бенни проворчал еще что-то и отвернулся.

– Ах да, еще один вопрос, Бенни, – подал голос Мило.

Надсмотрщик вновь повернулся к нему.

– В чем дело?

– Так я могу оставить у себя амазонку? – вежливо спросил Мило.

Бенни взглянул на Джен. Казалось, он и забыл, что весь сыр-бор начался из-за нее. Он нахмурился, а затем издевательски усмехнулся.

– Конечно. Почему бы и нет? Пользуйся ею, Мило. Пока можешь…

После этого разговора Бенни и прочие надсмотрщики разделили рабов на три группы. Джен не удивилась, что она с Мило оказалась в бригаде Бенни. Покинув квартал рабов, они направились в разные стороны. Джен интересно было пройти по всему Небесному Властелину, хотя смотреть было особенно не на что, кроме коридоров и узких винтовых лестниц. Вскоре они забрались в стеклянную клетку, за чем последовал кошмарный подъем внутри огромного мешка с газом.

По дороге помимо всего прочего Мило объяснил ей смысл большого знака около входа в клетку: пламя, перечеркнутое черной линией.

– Сюда нельзя приносить ничего, что может вызвать хотя бы искру. Сама секция отделена от газовых ячеек, но вверху всегда возможна утечка водорода. От одной искры может произойти страшный взрыв.

Джен тут же ощутила вес бомбы в кармане.

– А что, если кто-нибудь забудет? – спросила она. – Забудет, что у него с собой кремень или что-нибудь в этом роде?

– Наказание – мучительная смерть. И это касается не только рабов и свободных, но и аристов. Не стану в подробностях рассказывать тебе, как приводится в исполнение приговор. Ты и так уже слегка позеленела. Что, высоты боишься?

– Нет, – ответила она, стараясь не думать о бомбе. Все равно уже поздно.

– ДАЙТЕ ЗНАК, ЧТО ВЫ ГОТОВЫ ОТДАТЬ ТО, ЧТО ПРИНАДЛЕЖИТ МНЕ ПО ПРАВУ. (Щелк!) НЕ ВЗДУМАЙТЕ ОСЛУШАТЬСЯ, КАРА МОЯ БУДЕТ НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНА И УЖАСНА… УЖАСНА… УЖАСНА…

Знакомые слова «Властелина Панглота» звучали вовсе не так громко и устрашающе на поверхности, где находилась Джен. Она уже прошла достаточный путь по склону корпуса, но впереди выгибалось бескрайнее серое пространство, которое заслоняло от нее землю под Небесным Властелином и заглушало слова, обращенные к подданным. Когда Джен узнала, что «Властелин Панглот» сейчас остановится, чтобы собрать дань с земледельческого поселения, она почувствовала, что невероятно возбуждена. Ведь это могла оказаться одна из потерянных частей Минервы, о которых говорил Мило. Но Минерва была слишком далеко на юге, а они летели на север.

Джен ощутила себя увереннее со шваброй в руках. Теперь она доверяла упряжи и канату и вполне могла держать инструмент обеими руками; прежде одной рукой приходилось держаться за канат, так как Джен боялась выскользнуть из петель на упряжи, хотя там и были замки.

Она стояла, упершись обеими ногами в корпус, под наклоном примерно в сорок градусов и чуть откинувшись назад. Если бы она посмотрела вверх, она бы увидела свой канат, исчезающий за изгибом корпуса, где был закреплен. Примерно в пятнадцати футах на одном уровне с ней работал Мило. Слева, чуть ниже, висел другой раб. Стеклоходы образовали ломаную линию на поверхности корпуса, медленно двигаясь вниз. Корпус нужно было обрабатывать с двух сторон, насколько позволял канат, и продвигаться вниз. Рабы, которые разбрызгивали раствор, ушли далеко вперед.

– Все в порядке? – крикнул ей Мило.

Хотя двигатели Небесного Властелина были заглушены, порывистый ветер обдувал корпус, и слышно было плохо.

– Прекрасно, – отозвалась она, хотя у нее отчаянно сводило мышцы ног, рук и спины.

Интересно, сколько эта пытка будет продолжаться, думала Джен. Кроме того, было интересно и то, что происходит там, на земле, что это за поселение, с которого Небесный Властелин собирается снять дань. Мило успел ей сказать только, что это сельскохозяйственная община, причем довольно большая. Через плечо она могла видеть далекие холмы, которых, казалось, не коснулось опустошение. Она надеялась, что местные жители не планируют ничего подобного неудачному нападению Минервы на Небесного Властелина. Она и так чувствовала себя беззащитной, повиснув на своей веревке; не хватало только сражения.

Джен управилась, насколько могла, в своем секторе; пора было спускаться дальше. Засунув швабру за ремень упряжи, она крепко вцепилась в канат правой рукой и приготовилась отпустить левой тормозной механизм. Она приказала себе не волноваться. Даже если она выпустит канат, тормозной механизм, как наглядно объяснил ей Мило, сработает автоматически, если канат начнет слишком быстро разматываться.

26
{"b":"4782","o":1}