ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мой господин, не казни его! Он тебе еще нужен!

Принц с искаженным от бешенства лицом повернулся к ней.

– Что? – спросил он. – О чем ты говоришь, девушка? Этот мерзавец напал на меня. Он должен умереть.

Джен подошла к нему и сжала руками его лицо.

– Господин, послушай меня, – умоляюще сказала она. – Я знаю, он должен быть наказан, но не сейчас. «Властелин Панглот» в опасности, и только ты и главный техник вместе можете спасти его. Ты должен позволить ему приступить к своим обязанностям, и как можно скорее. Каждая секунда на счету, мой господин. Смотри! – Она заставила его обернуться и посмотреть вперед. Холмы маячили совсем близко.

Каспар несколько секунд смотрел на них и наконец задвинул меч обратно в ножны.

– Дэлвин, отпусти его. Горман, делай то, что необходимо.

Дэлвин отпустил Гормана. Горман растер горло и спокойно сказал:

– Рулевые, повернуть тягу, и – полный вверх.

– И что, наш любимый монарх казнил его потом? – весело осведомился Мило.

– Нет. Леди Джейн отговорила его от таких решительных мер. Горман отстранен от должности и находится под домашним арестом. Я слышала, предстоит судилище, но Горман слишком нужен им, чтобы казнить его или даже надолго отстранить от работы.

– Бандалийцы тоже были нужны аристам, однако смотри, что с ними сделали… – Мило показал на клубы черного дыма, которые еще виднелись над отдаленной долиной Бандалы.

– Они долго спорили, прежде чем решились на бомбежку, – сказала она. – Леди Джейн снова взывала к разуму, но она оказалась в меньшинстве. Многие аристы были в истерике… они не желали ее слушать.

– И поэтому они решили уничтожить единственное место в их постоянно уменьшающейся империи, государство, которое снабжало их металлами, не говоря уж о порохе. – Он засмеялся. – При таком мышлении империям быстро приходит конец.

– Говорю тебе, они перепугались, – сказала Джен. Она охватила себя руками. На их обычном месте встречи – на смотровой палубе – было холодно, и ее тонкое платье совсем не грело. – Может быть, еще больше перепугались, чем когда на них напали мы, минервианцы. Ведь мы не причинили им вреда, а бандалийцы причинили, и немалый.

– Да уж, – согласился Мило почти радостно. – Даже я слегка забеспокоился.

Они чудом уцелели, как поняла Джен позже. Горман был прав: воздушные шары были под завязку набиты взрывчаткой. Случайное попадание пули привело к взрыву одного из шаров, но два других сумели подняться выше «Властелина Панглота» и забросить абордажные крюки на палубу. Лазеры на людей не сработали.

Оба крюка зацепились за корпус, и тогда бандалийцы смогли подтянуть к палубе воздушные шары, заодно выпустив из них часть воздуха.

В каждой клетке находилось около десяти человек. Одна группа погибла почти мгновенно, так как на нее напало подразделение Небесных воинов, но второй группе повезло больше, поскольку она высадилась далеко от люка. К тому времени, как Небесные воины настигли их, бандалийцы успели пустить в ход свою взрывчатку, прорвав большую дыру в корпусе корабля и повредив – вероятно, безнадежно – одну из газовых ячеек, так что невосполнимый запас гелия улетучился. Если бы пострадала секция, наполненная водородом, «Властелину Панглоту» пришел бы конец. Но кораблю и так был нанесен серьезный ущерб, отчего он, возможно, останется навсегда искалеченным, если седьмую секцию не приведут в порядок, наполнив водородом. В настоящий момент «Властелин Панглот» кренился на левый борт и не мог подняться выше, чем на тысячу футов.

Мило вздохнул.

– И при всей этой заварухе ты упустила прекрасную возможность испробовать новую последовательность символов, которую я дал тебе для клавиатуры.

Она разозлилась.

– Прекрасная возможность! Я с минуты на минуту ждала, что мы взорвемся. И если бы не Горман, так бы оно и случилось. Меньше всего я думала про твой ящик с лампочками.

– Говорю тебе – в моем «ящике с лампочками» содержится ключ, который позволит нам открыть источник великой власти. Ты могла бы попробовать и после, пока они препирались насчет бомбежки.

– Я была слишком занята принцем. Он все требовал немедленной казни Гормана. Но не волнуйся. Попробую, как только представится случай. Без Гормана это будет легче. Он не сводит с меня глаз. По-моему, он что-то заподозрил.

Мило пожал плечами.

– Из твоего рассказа следует, что ты спасла его. Если он вернется на службу, то станет относиться к тебе по-другому.

– Вряд ли. Он ледяной, вроде тебя. Он следует своим собственным тайным побуждениям и не выказывает своих чувств. Как и ты.

Он засмеялся и обнял ее голые плечи.

– Как ты можешь говорить, что я ледяной. Ты же знаешь, как я к тебе отношусь.

Джен отодвинулась от него.

– Не надо. Да, я знаю, как ты ко мне относишься. Сначала я тебе нужна была для секса, теперь еще для чего-то, но как только необходимость во мне исчезнет, ты забудешь обо мне и думать.

– Все человеческие отношения основаны на нужде – на эгоизме. И все эмоции тоже. Эгоизм способствует выживанию. Думать иначе – романтический самообман.

– Значит, ты признаешь, что, как только перестанешь нуждаться во мне, от меня можно будет отделаться? – спросила она.

Мило улыбнулся.

– Джен, я не могу себе представить такого.

– Я уверена, что многим женщинам довелось слышать от тебя это за твою долгую жизнь. И все они умерли и забыты, я уверена.

Казалось, слова Джен обидели его.

– Быстро же ты набралась цинизма.

– У меня хороший учитель. А теперь – мне пора. Принц сегодня показывает избранным свою любимую «развлекалку» и хочет, чтобы я тоже была там.

– Аристы собираются смотреть старые фильмы? – удивился Мило. – После всего, что случилось сегодня, и при том, что «Властелин Панглот» в таком состоянии?

– Именно поэтому. Они хотят вернуться в свой уютный, замкнутый мирок как можно скорее. Сделать вид, будто ничего не случилось.

Но хотя Джен и была заранее готова к этому, атмосфера на кинопросмотре у принца в тот вечер показалась ей странной. Никто словом не упоминал о едва не удавшейся атаке бандалийцев; никто не обсуждал, что будет, если «Властелин Панглот» не удастся отремонтировать; вместо этого шли светские разговоры ни о чем, шутки и принужденный смех. Они действительно притворялись, будто ничего не случилось. А может быть, даже верили в это.

После того как был съеден ужин с множеством напитков, они уселись в покрытые мехом кресла лицом к стене, которая казалась сделанной из черного стекла. Джен сидела рядом с принцем. Положив правую руку ей на бедро, принц начал гладить его через тонкую ткань платья. Джен почувствовала, что он возбужден, и решила, что это тоже реакция на случившееся. Должно быть, в постели он будет очень активен.

Свет погас, и стеклянная стена растворилась во мгле. «Развлекалка» началась.

При первом просмотре «развлекалки» Джен была потрясена, что чрезвычайно развеселило принца и его друзей. Это было совершенно невероятное зрелище: стеклянная стена вдруг превратилась в ворота, которые вели прямиком в другой мир – мир, который выглядел более реальным, чем настоящий, мир, где краски были ярче, а люди – крупнее и привлекательнее. Охнув от ужаса, она вцепилась в руку принца. «Что это?» – закричала Джен.

Принц засмеялся и сказал, чтобы она успокоилась и замолчала. «Смотри и развлекайся. Это всего лишь развлекалка». И она заставила себя сидеть тихо и смотреть на эти потрясающие картины, возникшие на месте четвертой стены: на людей, лица которых вдруг становились огромными, на головокружительные полеты над странными пейзажами, на гигантские города, состоящие из стеклянных башен, наполненных разноцветными огнями, на сражения между людьми с использованием оружия страшной разрушительной силы, на предметы, которые были сделаны из металла, но разговаривали человеческими голосами… Под конец ей стало казаться, что ее голова вот-вот взорвется от всех тех странных и невероятных вещей, что она видела.

39
{"b":"4782","o":1}