ЛитМир - Электронная Библиотека

– Иисусе… – раздался рядом пораженный шепот Мило. – Глазам своим не верю. Через столько лет…

Создание остановилось у клетки. Ростом оно было футов десять – вровень с клеткой на платформе. На крышке металлической коробки располагалось сплетение металлических трубок, а на одной из стенок крепилась металлическая рука. Джен увидела, как из передней стенки ящика выдвигается нечто вроде большого бинокля, насаженного на другую металлическую руку. Она задрожала, когда бинокль уставился на нее, а потом – по очереди – на остальных пленников. Потом эта штука заговорила:

– Я Иезекииль, молот Господень. Я орудие, которое отправит вас в ад, ибо ваше присутствие здесь есть тяжкое оскорбление Господа. – Голос был громким, но лишенным выражения. У Джен побежали по спине мурашки.

Создание сделало несколько шагов к клетке.

– Откройте. Я посмотрю на этих проклятых.

Толпа отхлынула, так что вокруг клетки образовалось свободное пространство, и двое конвойных открыли дверь и стали вытаскивать пленников. Вскоре все пятеро лежали на земле перед странным созданием по имени Иезекииль. Он махнул металлической рукой в сторону Мило.

– Почему этот в столь надежных узах?

Один из конвойных выступил вперед.

– О великий Иезекииль, молот Господень, это демон диковинный. Мы видели, он двигался так быстро, что глаз не успевал уследить за ним. Так он убил великого Жабо-Демона из Круглого озера.

Бинокль на длинной руке был устремлен на Мило. Потом создание пророкотало:

– Вы проявили мудрость и осмотрительность. Оглушите его, прежде чем снимать сеть. И закуйте в надежные оковы.

– Да, великий Иезекииль.

Человек повернулся, снял с пояса дубинку и, нагнувшись над Мило, исполнил приказание. Мило застонал и обмяк. Джен надеялась, что он еще жив. Наверняка, сказала она себе, этому хлюпику никогда не убить Мило.

Она перестала беспокоиться о Мило, когда увидела лицо другого конвойного, нагнувшегося над ней с ножом. Но он только разрезал ее одежду. Вскоре Джен оказалась совершенно голой и по-прежнему крепко связанной.

– Вставай, – приказал человек и бесцеремонно потянул ее вверх.

Трех других пленников тоже раздели. Джен смотрела на них с изумлением. Двое мужчин от пояса и выше были нормальными, человеческими существами, остальное же покрывала густая, свалявшаяся шерсть. А вместо ступней у них были копыта.

В толпе послышались крики и злое ворчание. Металлическое создание воскликнуло:

– Взгляните! Они – точное подобие своего господина!

Джен заметила еще кое-что в этих полулюдях-полуживотных. У обоих на головах были маленькие рожки, а между ног… неестественно крупные признаки мужского достоинства. Но вскоре ее вниманием целиком завладела девушка. У нее было безупречно прекрасное тело, пропорции которого нарушали лишь два крыла, покрытых белыми перьями, которые произрастали у нее из плеч.

Указав на нее, Иезекииль возгласил:

– Зрите, как лукав Князь Тьмы! Он создал демона в образе слуги Божьего! Но не обманитесь!

Потом пришла очередь Джен. Ей пришлось повернуться, чтобы Иезекииль осмотрел ее тело во всех подробностях. Наконец создание произнесло:

– Не вижу в ней следов работы Сатаны. Зачем вы привели ее ко мне?

Один из конвойных с беспокойством сказал:

– Она была с мужчиной, который двигался как демон, Иезекииль. Значит, что-то в ней нечисто.

– Ах да, мужчина, – сказал Иезекииль, направляя свой бинокль на Мило.

В этот миг сморщенное существо, согнутое и корявое, как дерево в пустыне, прошло сквозь толпу с ворохом цепей и колодок. Джен с ужасом заметила, что это женщина. Несчастное существо бросило свою ношу рядом с Мило. Немедленно двое мужчин сняли с него сеть, срезали одежду и заковали в цепи. Иезекииль долго не спускал с него взора.

– И на нем я не вижу печати Сатаны, – сказал он.

– Но, великий, мы видели его. Мы все. Так двигаться может только демон.

Иезекииль наклонил голову, словно бы кивая.

– Хорошо известно, что не все признаки работы Князя Тьмы проявляются внешне. Но прежде чем подвергнуть его гневу Божьему, я должен допросить его. Посадите демона обратно в клетку. И девушку тоже. Подождем, пока он придет в себя.

Грубые руки подняли Джен и втолкнули в клетку. Она едва успела откатиться с дороги, когда вслед за ней швырнули Мило. Дверь захлопнули и заперли, обмотав цепью.

– Эти же, проклятые в глазах Бога, будут колесованы и отправлены в ад на вечные муки! – вскричал Иезекииль. – Принесите колеса…

Несколько человек из толпы поспешили прочь и вскоре вернулись, катя перед собой три колеса, такие же большие, как те, на которых стояла клетка. Джен смотрела, как колеса поднимают на колоды высотой в три фута. Потом путы пленников были перерезаны. Мужчины сопротивлялись, когда их тащили к колесам и привязывали. Крылатая девушка, однако, не оказала никакого сопротивления. Джен поняла, что пленницу покинула всякая надежда, и ей стало до слез жалко девушку. Крылья были грубо заткнуты ей за спину, и одно торчало сквозь спицы колеса. Джен не могла понять, как мог кто-то желать зла такому хрупкому и изящному созданию.

– Отродье Вавилонское, – произнес Иезекииль, нависая над пленниками. – Вас следовало бы сжечь на кострах, но огонь привлечет злых гигантов, которые бороздят наши небеса. Поэтому вы будете отправлены на встречу с вашим господином более милосердным способом. Бог да простит меня за это.

Одно из существ, которых Джен продолжала считать живыми трупами, протянуло Иезекиилю гигантский молот. Иезекииль ухватил его металлической рукой. Затем он с силой опустил его на ногу девушки. Хрустнули кости – девушка издала пронзительный вопль. Иезекииль продолжал дробить остальные конечности. Джен в ужасе отвернулась. К ее удивлению Мило открыл глаза и внимательно наблюдал за происходящим. К тому же – о ужас! – его охватило так знакомое Джен возбуждение.

– Богиня-Мать, да тебе это нравится! – воскликнула она.

– Тихо! – прошептал он. – Или они займутся нами, а я еще не готов.

Мысли Джен метались в тошнотворном беспорядке. Позади слышались удары молота; теперь кричал мужчина. Вопли девушки еще стояли в ушах Джен. Она заткнула уши, но напрасно. Снова удары молота, треск костей, вопли…

Она снова взглянула на Мило; теперь его взгляд был устремлен на нее. Его губы шевелились. Джен отняла ладони от ушей.

– Я говорю, это ужасная смерть, но сравнительно быстрая, – тихо проговорил Мило. – Если только не окажешься совсем невезучим.

– Как она может быть быстрой? – спросила Джен. – Ведь этот живодер переломал им только руки и ноги. Они будут мучиться много дней. И мы тоже.

– Нет. Они умрут от болевого шока. От шока резко понижается кровяное давление. Вокруг переломов образуются обширные кровоизлияния, и уже сейчас они впадают в полуобморочное состояние глубокого шока. Скоро кровяное давление станет недостаточным, чтобы снабжать мозг кислородом, и они умрут.

– Для меня будет большим утешением лечь на это колесо, – с горечью сказала Джен. – Когда мне будут ломать руки и ноги, ты получишь удовольствие.

Мило едва заметно пожал плечами.

– Признаю, что у меня есть ярко выраженные садистские наклонности, но, уверяю тебя, мне не доставит никакого удовольствия смотреть на твои мучения.

– Какое благородство, – с сарказмом отозвалась Джен. – Особенно учитывая, что позавчера ночью ты сам собирался убить меня…

– Тс-с, – предупредил Мило. – Вот они.

Джен повернулась и увидела, что Иезекииль ведет толпу обратно к клетке. Три жертвы стонали и слабо шевелились на своих колесах, но, похоже, они уже потеряли дознание. Может быть, Мило и прав, подумала она. Мысль о том, что страдание не будет долгим, несколько утешила ее.

– Ага, демон вновь бодрствует, – сказал Иезекииль, просунув свой бинокль сквозь деревянные прутья клетки. – Теперь ты ответишь на мои вопросы. Ты – тварь Вавилонская? Не Князь ли Тьмы дал тебе силу передвигаться быстрее, чем Божьи создания?

56
{"b":"4782","o":1}