1
2
3
...
58
59
60
...
71

Она остановилась футах в пяти от Джен и ласково улыбнулась. На ней была странная одежда: очень узкие синие брюки, сидящие низко на бедрах, такая же облегающая желтая рубашка, полы которой были завязаны спереди узлом, так что открывался голый живот. Девушка была босиком.

– Привет, я Эшли. А как тебя зовут? – весело сказала девушка.

Джен назвала свое имя и попросила разрешения сесть. Ее начало трясти. Сказывалась реакция на все, что с ней случилось.

– Ну конечно, – сказала Эшли. – Располагайся, Джен.

Джен плюхнулась на тахту с красивой обивкой и обхватила руками плечи. Эшли, как она заметила, осталась стоять.

– Почему этот кибероид хотел тебя убить? – спросила она Джен.

Джен устало покачала головой.

– Не знаю. Наверное, он сумасшедший. Так сказал Мило по дороге сюда… что он свихнулся за многие годы… Мило сказал, что он очень-очень старый… Мило… – Она никак не могла свыкнуться с тем, что Мило умер. Непостижимо!

– Мило – это человек, которого кибероид убил?

– Да. Ты видела это? – удивленно спросила Джен.

– Нет. Я видела запись. Он был твоим мужем?

– Нет… не мужем, – сказала Джен и кисло улыбнулась. Она не поняла, что означает «запись».

– Твой любовник? Или дружок?

Джен вздохнула.

– Нет. Он не был мне даже другом. Он был просто… Мило, а теперь его нет. Я никак в себя не приду. И не знаю, что мне теперь делать. – К своему удивлению Джен начала плакать. Она знала, что плачет не о Мило, а о себе. – Я без него не выживу в опустошенных землях.

– Ты можешь остаться здесь, Джен, – сказала Эшли. – Сколько хочешь. У меня давно не было собеседника.

– Ты живешь одна?

– Да. Есть, правда, Карл, но он не в счет. Он на самом деле не человек, а компьютерная программа, но я зову его Карлом, чтобы хоть как-то очеловечить. Правда, это мало помогает… – Она печально вздохнула, но ее лицо тут же прояснилось. – Пожалуйста, скажи, что останешься! Я буду так счастлива!

Джен вытерла глаза и оглядела большую комнату с низким потолком. Потом она снова посмотрела на Эшли. Она чувствовала, что в девушке что-то не так, но не могла понять, что именно.

– А куда я попала? – спросила она.

– В убежище, – ответила девушка. – Когда-то здесь было убежище от ядерных бомб, но потом родители перестроили его, и оно стало убежищем от Генных войн. – Лицо Эшли омрачилось. – Правда, им это не помогло. Один из позднейших искусственных вирусов чумы пробрался сюда через все фильтры и защитные барьеры, и они умерли. Здесь… – Эшли повернулась и указала на две запертые двери.

– Но ты выжила, – сказала Джен, все больше, удивляясь. Ее чувство, что в Эшли есть какая-то странность, усилилось.

– Ну да, я выжила. И, наверное, навсегда. – Казалось, эта перспектива ее не радовала.

Джен осенило.

– Ты бессмертная? – вскричала она. – Как Мило!

– Твой приятель был бессмертным? – удивилась Эшли. – Я думала, их всех истребили много веков назад. Ну, теперь-то он уже не бессмертный, верно?

Сбитая с толку, Джен сказала:

– Но ты, наверное, бессмертная. Ты говоришь, твои родители умерли во время Генных войн. А на вид ты не старше меня.

– Сколько же тебе лет? – В голосе Эшли слышался неподдельный интерес.

Сожалея, что девушка скачет с предмета на предмет и не удается поговорить подробнее, Джен ответила:

– Мне восемнадцать… нет, наверное, уже девятнадцать.

Она сообразила, что месяца два назад у нее был день рождения, но она потеряла представление о времени.

– Значит, я младше тебя. Мне семнадцать. И всегда будет семнадцать. Чудесные семнадцать лет. – Она снова грустно вздохнула.

Джен подумала, не сумасшедшая ли Эшли. Может быть, она просто бежала с опустошенных земель, как сама Джен, случайно попала в это странное подземелье и теперь выдумывает себе прошлое. Решив, что лучше всего смотреть на Эшли именно как на сумасшедшую, она спросила:

– А где ты берешь еду и воду? И хватит ли на двоих, если я останусь здесь?

– О, – сказала Эшли и приложила палец к губам. – Об этом-то я и не подумала. Подожди, я спрошу у Карла. – На миг ее глаза утратили всякое выражение, потом она улыбнулась. – Карл говорит, что он снова может ввести в строй синтезатор пищи. Основные органические вещества находятся в глубокой заморозке, и их надо оттаять, это займет некоторое время, но воды он тебе может дать прямо сейчас. Здесь есть подземный ключ. – Она указала на пол.

Джен уставилась на Эшли. Она действительно сумасшедшая.

– Э-э… это Карл с тобой говорил? – спросила она.

Эшли кивнула.

– У нас прямая связь.

– Понятно, – сказала Джен, как будто это что-то ей объясняло. – Значит, здесь есть вода и пища.

Само слово «вода» вызвало прилив отчаянной жажды, и Джен надеялась, что вода – не очередная фантазия Эшли. Но девушка выглядела вполне сносно и, стало быть, откуда-то брала еду и воду. Однако, как ни странно, она ни слова не сказала о том, где и когда питается.

– А что, тебе и Карлу не нужна вода и пища? – словно бы в шутку спросила Джен.

– Я же говорю, Карл – это компьютерная программа. Программы не едят и не пьют. – Эшли нервно хихикнула.

– Ну, а ты?

Эшли прикусила губу; вид у нее был смущенный.

– Так что же? – настаивала Джен.

– Наверное, лучше тебе рассказать, – с грустью сказала Эшли. – Ты бы все равно рано или поздно все узнала.

– Что узнала?

– Вот что. – Эшли подошла к Джен и протянула ей правую руку. Джен озадаченно взяла ее…

… и рука ее легко прошла сквозь руку Эшли, как будто там ничего и не было.

– Видишь? – сказала Эшли и вздохнула. Джен забилась в самый угол кушетки и с ужасом смотрела на нее оттуда.

– Ты призрак! – воскликнула она.

– Да, вроде того.

Джен лихорадочно озиралась. Роскошная комната вдруг превратилась в кошмар. Она была в ловушке, глубоко под землей, рядом с привидением.

– Я хочу уйти. Пожалуйста, отпусти меня! – взмолилась она.

– Ох, черт побери, этого-то я и боялась, – сказала Эшли, отходя от кушетки. – Слушай, я вовсе не такой призрак, как ты думаешь.

– Ты не мертвая? – обеспокоенно спросила Джен.

– Конечно, я мертвая, – весело ответила Эшли. – Точнее, мой оригинал. А я – запись.

– Что-что?

– Понимаешь, запись. Копия. Когда-то много столетий назад была живая девушка по имени Эшли Ви, и с ее сознания сделали копию и заложили в компьютер. Я и есть эта копия.

– Но я тебя вижу, – возразила Джен.

– Ты видишь голографическую проекцию, которую создает компьютер. Ты ведь знаешь, что такое голограмма?

Джен вспомнила развлечения аристов. Мило называл их голографическими проекциями, и они тоже были как живые. Она слегка успокоилась.

– Значит, ты не призрак?

– Во всяком случае, не настоящий. Только электронный. Так что, пожалуйста, не уходи. Тебе нечего бояться. Ну, пообещай, что останешься.

Джен не знала, что делать. То, что Эшли не сверхъестественное существо, успокоило ее, но в то же время ей было не по себе. Голографические люди в фильмах тоже были как живые, но с ними нельзя было разговаривать.

– А кто это с тобой сделал… и зачем? – неуверенно спросила Джен.

– Мои родители, – ответила Эшли. – У меня было опасное увлечение, понимаешь? Глайдеры. Ты знаешь, что такое глайдер?

Джен уныло ответила:

– Слишком хорошо. – И рассказала о своем побеге на глайдере.

– Нет, я имею в виду не такие глайдеры. Мой был совсем как самолет, с рубкой управления, все как полагается. Он назывался «Пегас», и размах крыльев у него был больше ста футов. Но родители были правы. Я разбилась. Насмерть.

– Как, ты помнишь, как ты погибла? – спросила потрясенная Джен.

– О нет. Последняя запись была сделана за две недели до моей гибели, так что я не помню последних двух недель своей жизни, включая катастрофу. В общем, родители боялись, что я убьюсь, и хотели как-то сохранить меня. Первоначально они собирались пересадить мои воспоминания и личность в мой клон, но для этого они были хоть и достаточно богаты, но недостаточно могущественны. Когда я была жива, клонирование запрещалось законом. И они выбрали вариант попроще. Голограмму. То есть меня.

59
{"b":"4782","o":1}