ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы сейчас как раз над городской площадью, – сказала она Робину.

Той мягко опустилась на землю. Джен взяла небольшие лучевые пистолеты, которыми снабдила их Феба, передала один Робину, а другой пристегнула к поясу. Потом приказала Той открыть люк. Перед тем как вылезти наружу, Джен сказала Робину:

– Будь очень осторожен. Ты еще никогда не был в Дебрях… ну, то есть, ты был, но ничего не помнишь – Дебри очень опасны.

– Когда ты перестанешь обращаться со мной как с ребенком?

У Джен был на это ответ, но она не хотела быть столь жестокой по отношению к Робину. Она вылезла из Той. Сразу же в нос ударила знакомая вонь плесени. Было очень жарко – на небе ни облачка. Джен поняла, что в этой части континента сейчас около полудня. Стараясь сориентироваться, она огляделась. Под ковром плесени, сплошь покрывшей здания вокруг площади, узнать их было крайне трудно.

– Итак, это и есть Минерва? – спросил Робин.

– Раньше она была другой, – отрезала Джен.

– Я знаю. Я и не думал шутить.

– Извини.

Она направилась к ближайшим зданиям. Сама площадь была чистой от растительности, за исключением кучки двухметровых поганок и нескольких огромных шарообразных грибов. В одном из углов площади росло гигантское дерево, вид которого пробудил у Джен какие-то неясные подозрения. Она не помнила здесь этого дерева, и сомнительно, чтобы оно смогло вырасти до таких размеров за то время, пока она отсутствовала. Другая странная вещь, связанная с этим деревом, заключалась в том, что на нем не было плесени. Поэтому Джен забеспокоилась, когда Робин вдруг направился к нему.

– Куда это ты?

– Отлить, – ответил он. – Ну как, счастлива, что узнала?

– Чрезвычайно, – раздраженно ответила Джен и уже повернулась, чтобы пройти подальше, как вдруг у нее екнуло сердце. Она что-то должна была помнить о некоторых деревьях… Богиня-Мать ! Она резко обернулась, выхватив из-за пояса оружие.

– Робин ! – крикнула она изо всех сил. Но было уже поздно.

Глава 24

– Умчимся с тобою в небесную синь… – громко распевал Мило, входя в каюту.

Отец Шоу сидел за маленьким столом, читая свою паршивую Библию, – последнее время он все чаще этим занимался, – и затравленно посмотрел на громогласное появление Мило. Он неважно выглядел в эти дни. Потерял пару килограммов веса и казался крайне изможденным. Плохо спал, так как боялся, что Мило убьет его во сне. Мило уже решил, что так и сделает, но все оттягивал этот приятный момент.

Мило растянулся на своей койке и весело сообщил:

– Чемоданы собраны и все готово для большого путешествия? Через несколько часов мы уже будем в пути.

Отец Шоу облизал пересохшие губы и спросил:

– Когда вы собираетесь это сделать?

Изобразив на своем лице непонимание, Мило удивленно переспросил:

– Что сделать, дорогой Отец?

Отец Шоу опять облизал губы.

– Убить меня.

Мило поднял брови.

– Убить вас? Господи, помилуй, вы опять принялись за свое? Вы же все еще живы и здоровы, ведь так? У вас определенно развивается паранойя.

Священник некоторое время молча разглядывал его, а потом сказал:

– Вам все это не сойдет с рук. Бог покарает вас!

– Вы действительно так думаете? С какой это стати ваш Бог, которому вы так поклоняетесь, создатель всей Вселенной, должен беспокоиться о вас ? Одна из причин, почему мне так отвратительны все эти ваши набожные разговоры, это ваш чертов эгоизм! Вы все время говорите так, как будто Бог когда-то был вашим соседом по комнате.

– Богохульство только усугубляет ваше преступление, – сказал ему, заикаясь, отец Шоу.

– Ну разумеется. Кстати, вы должны быть готовы к встрече с нашей родной планетой. Только подумайте о том, какой урожай несчастных маленьких душ вы сумеете собрать для Господа и Спасения.

– Все земные жители прокляты, так же как и вы.

– Ну, это не самая правильная толка зрения для священника. Ведь вы отправились в эту экспедицию именно для того, чтобы принести на Землю слово Божье.

– Я отправился в эту экспедицию из-за вас! – сказал отец Шоу, повышая голос. – Теперь я понимаю. Вы все спланировали. Это вы предложили отцу Мессию послать на Землю наших представителей, но лишь для того, чтобы дать возможность попасть туда вам . Мне здесь быть незачем! Абсолютно!

Мило встал с кровати, подошел и легонько похлопал отца Шоу по макушке. Тот моргнул.

– Совсем наоборот. Вы очень мне нужны, Святой Отец, на некоторое время.

Отец Шоу посмотрел на него снизу вверх.

– Пожалуйста, позвольте мне остаться здесь, – шепотом попросил он. – Я не хочу лететь на Землю. Я не хочу лететь с вами. Отпустите меня обратно на Бельведер. Я обещаю, что никому не скажу о вас. Я клянусь Богом.

Мило неодобрительно нахмурился.

– Осторожно, – предупредил он. – Не рискуйте своей бессмертной душой, давая клятву, которую не сможете сдержать.

– Но я клянусь ! – закричал отец Шоу. – Я ничего никому не скажу. Только, прошу вас, отпустите меня!

– Ну хорошо.

У отца Шоу отвалилась челюсть, так что Мило увидел остатки пищи на его нижних зубах. Определенно он перестал заботиться о личной гигиене.

– Правда? – прошептал отец Шоу.

– Конечно, правда. Вы можете возвращаться на Бельведер. Вы уже справились со своей задачей.

Отец Шоу схватил его руку и, к удивлению Мило, принялся ее пылко целовать. Потом воскликнул:

– Благодарю вас! Благодарю вас! Благодарю вас!..

Это продолжалось бы без конца, но Мило похлопал отца Шоу по плечу.

– Отец Шоу.

Священник опять посмотрел на него снизу вверх, его глаза сверкали от слез.

– Да?

– Я пошутил, – сказал Мило и подмигнул ему. – Я и не думал отсылать вас обратно на этот старый скучный Бельведер. Вы отправитесь со мной на Землю. И у нас еще будет чертовски много времени для общения.

Мило с интересом понаблюдал, как изнутри рушатся облегчение и радость на лице отца Шоу. Потом священник закрыл лицо руками, опустил голову на стол и разрыдался. Мило вернулся на свою койку, распевая:

– Умчимся с тобою в небесную синь…

То, как она выкрикнула его имя, спасло ему жизнь. Этот вопль остановил бы на ходу и гигантскую рептилию. Робин замер как раз в тот момент, когда дерево выкинуло ему навстречу длинное щупальце, которое со свистом рассекло воздух как раз там, где должен был бы находиться Робин, конец хлыстообразного щупальца не долетел до него нескольких футов. Он не видел этого, так как повернулся на крик Джен, но услышал свист около своего уха и резко обернулся к дереву, увидев, как оно втягивает в себя щупальце.

Выхватив пистолет, Джен кричала:

– Назад, назад!

Он отскочил назад. Джен прицелилась и выстрелила по стволу дерева. Луч прожег кору, и дерево вздрогнуло. Два щупальца метнулись к Робину, но он был уже слишком далеко от дерева и продолжал пятиться. В конце концов он выхватил пистолет… и тоже выстрелил. Дерево задергалось еще яростнее. Его щупальца беспорядочно хлестали воздух.

– Продолжай стрелять! – крикнула Джен, подходя ближе.

Потом она увидела, как вспучилась земля вокруг дерева. В ней появились трещины, и ствол задвигался. Богиня-Мать ! – подумала она в ужасе, когда поняла, что происходит: дерево пыталось вырвать себя с корнем !

Ствол дерева задымился, а Джен с Робином продолжали утюжить его лучами. Из него показались шипы, на которые дерево насаживало свои жертвы. Из почвы начали вырываться корни. Но их и корнями-то назвать было нельзя… скорее огромные, мускулистые конечности, заканчивающиеся кистью, или стопой, с тремя гигантскими когтями. Сначала дерево выкинуло в сторону одну из этих конечностей, потом другую и опять углубило их в почву. Тварь пыталась убежать от людей. Джен направила свой пистолет на один из этих «корней» и отсекла его. Дерево, как бы протестуя, встряхнуло кроной. В воздухе продолжали свистеть щупальца. Неожиданно раздался громкий хруст, и дерево стало клониться в сторону Джен и Робина.

40
{"b":"4783","o":1}