ЛитМир - Электронная Библиотека

Кроме того, существовали другие Небесные Властелины, и рано или поздно один из них придет заполнить пространство, оставленное «Благоуханным Ветром». Правда, когда это случится, незваный воздушный корабль и его обитатели получат весьма неожиданный сюрприз. Передышка, полученная Пальмирой от «Благоуханного Ветра», позволила ее обитателям консолидировать свои ресурсы, сильно развиться и, как все надеялись, разработать некое оружие, способное уничтожить Небесного Властелина.

Лон опустил бинокль и оглядел раскинувшийся внизу город. Он почувствовал удовлетворение от вида сверкающих белизной и добротностью зданий, в основном деревянных и кирпичных, от пышных тропических садов с кокосовыми пальмами. Они столького достигли за эти годы, несмотря на постоянную борьбу с опустошенными землями, Дебрями, как они их называли, потому что зараженную землю покрывала чудовищных размеров и различных форм плесень…

И сейчас, и особенно во время правления Хорадо, внешний вид Пальмиры был весьма обманчив. Очень долго она показывала Небесному Властелину свое ложное лицо, на самом деле являясь гораздо большим поселением, нежели можно было подумать, взглянув на него сверху. Она притягивала к себе беженцев как с материка, так и с островов довольно значительное время, однако скрывала в подземных убежищах большую часть своего населения… и промышленности. Последняя являлась другим секретом Пальмиры. Она была существенно более развита технологически, чем другие поселения.

Пальмира находилась на восточном побережье огромного северного полуострова островного континента, когда-то названного Австралией. Сам полуостров когда-то был частью штата Куинсленд, позднее переименованного в Носиро, так как его передали Японии, как часть платы этой стране за оборону Австралии во время попытки индонезийского вторжения в начале двадцать первого века. В те стародавние времена недалеко от нынешнего месторасположения Пальмиры находился довольно крупный город Кэйрнс (позднее – Масуда), но теперь от него не осталось и следа.

Люк в полу смотровой башни начал приоткрываться. Лон обернулся и увидел, как из него вылезает Лиль Вивер. Как и Лон, он был одним из поочередно сменяющих друг друга правителей Пальмиры, каждый из которых управлял поселением по шесть лет. Очередь Лиля настала примерно год назад. Лону надо было ждать своего часа еще одиннадцать лет, но к этому времени он уже будет несколько лет как мертв.

– Так и знал, что ты здесь, – прохрипел Лиль, с трудом переводя дух после долгого подъема. – Не понимаю, тебе что, делать нечего? Наш радар, конечно, не верх совершенства, но он все же работает.

– Знаю, знаю, – устало проговорил Лон.

Лиль подошел к нему, одергивая свой саронг на еле заметном брюшке, и облокотился на перила рядом с ним.

– Да уж, знаешь. Как у тебя со сном? Лучше не стало?

– Нет. Прошлой ночью сумел заснуть всего на пару часов.

Лиль посмотрел на него:

– Ты должен смириться с этим, Лон. Нет смысла противиться неизбежному.

– Продолжаешь меня утешать? – Лон не сумел скрыть горечь и печаль, которую испытывал с тех пор, как ему исполнилось двести лет.

– Ты должен довериться воле Божьей.

– Ага. Ты же знаешь, что я думаю по этому поводу.

Лиль вздохнул:

– Я ведь все равно не сдамся, ты же понимаешь. Я заставлю тебя узреть истину до того, как ты…

– Умру? Тогда тебе лучше поторопиться, – сухо заметил Лон, – потому что я могу свалиться замертво в любой момент.

– С тем же успехом ты можешь жить еще целых пять лет.

– Поправка. При самом удачном исходе я проживу еще четыре года, девять месяцев и тринадцать дней.

– О, какая точность…

– Достижение своего двухсотлетия потрясающе способствует концентрации ума.

– Посмотри на все с другой стороны, Лон. Ты прожил хорошую жизнь… ну, говоря относительно. Посмотри, как много ты сделал для Пальмиры за эти годы.

– А сколько всего еще необходимо сделать. Мне нужно время. Очень много времени.

– А ты предпочел бы жить в старые времена, когда человек мог надеяться прожить лишь семьдесят – восемьдесят лет? И последние годы жизни провести в стремительно дряхлеющем теле? Посмотри на себя – абсолютно здоровый человек, выглядишь как в тридцать с небольшим…

– Кто бы хотел умереть до завтрашнего восхода солнца? Может быть, раньше это было проще. Может быть, старики, с их угасающими, дряхлеющими и полными боли телами, встречали смерть как освобождение от мучений.

– Ты знаешь мою точку зрения, – сказал Лиль. – Мы умираем быстро, спокойно и без боли.

– Тебе легко говорить. Тебе всего сто двадцать лет. Подожди, когда тебе будет столько же, сколько мне сейчас. Будь прокляты эти генные инженеры! Почему надо было обязательно так резко ограничивать продолжительность жизни.

– Ты же знаешь историю, Лон. В те времена было огромной удачей, что они сумели продлить ее до двухсот с небольшим лет. Плотность населения на планете была ужасной. Ее ресурсов просто не хватило бы на всех, даже в Золотой Век середины двадцать первого века.

Лон усмехнулся и показал рукой вглубь суши, где за полями ферм Пальмиры раскинулись, куда хватало взгляда, Дебри.

– Ну, и где эта плотность населения теперь? Они должны были это предвидеть.

– Ты говоришь глупости, Лон, и ты это знаешь. Планета едва способна прокормить и то ничтожное население, которое на ней осталось. Дебри распространяются повсюду. Посмотри на нас – за спиной мы имеем Дебри материка, а впереди – океанские Дебри. Если не произойдет чего-либо из ряда вон выходящего, человечество обречено.

Они погрузились в тяжелое молчание. Неожиданно в башню влетела пчела размером с небольшую птицу, и им пришлось убраться с ее пути. Бестолково покружившись, она в конце концов вылетела наружу.

– По-прежнему никакого ответа на наши радиосигналы? – спросил Лон, хотя сам знал ответ.

Если бы что-нибудь и случилось, то Лиль не сумел бы скрыть этого, так что вопрос был задан скорее для порядка.

– Я узнавал как раз перед тем, как подняться сюда. Ничего. Мы пробуем новую частоту. Вот уже месяц как мы установили передатчик, но нет никакого ответа.

– Ну, как мы и сказали на Совете, этому может быть несколько объяснений: наверху не осталось ни единой живой души, наше оборудование недостаточно чувствительно, чтобы принять передаваемые ими сигналы… или они просто не хотят отвечать.

Лиль пожал плечами:

– Еще одна возможность, что они просто не принимают эти частоты. Вероятно, они поддерживают контакт друг с другом посредством направленных микроволновых лучей в узком диапазоне. После стольких лет отсутствия радиосигналов с Земли с какой стати кто-либо на орбитальных станциях будет ожидать с нее сообщений?

– Но они должны знать, что здесь все еще живут люди. Они могли бы засечь огни поселений с помощью своих телескопов.

– А с чего ты взял, что мы не последнее поселение на всей планете? – спросил Лиль. – В любом случае они должны знать, что здесь не может быть никакого радиопередающего оборудования.

– Но у нас-то оно есть…

– Только из-за совершенно уникальных обстоятельств, – уточнил Лиль.

– Ну не таких уж и уникальных… Те сигналы мы поймали сразу, как только наладили свой радиоприемник.

Лиль помрачнел:

– Да. Загадка.

Некоторое время назад они сумели поймать отрывки разговора с очень слабым сигналом на низких частотах. Источники сигналов определенно были очень далеко от Пальмиры. Очень странно было то, что и передающий и принимающий имели абсолютно одинаковые голоса. Женские голоса. Видимо, их должно было быть, больше чем два. И все они называли друг друга одинаково – «Эшли».

– Но больше мы подобных сигналов не принимали.

– Это еще ничего не значит. Просто источники сигналов вышли за пределы слышимости. Для меня это означает, что этими источниками были Небесные Властелины.

– Небесные Властелины с работающим радиооборудованием? – Лиль покачал головой. – Не могу в это поверить.

5
{"b":"4783","o":1}