ЛитМир - Электронная Библиотека

Молодой человек в очередной раз поставил на стол пустой бокал. После того как его наполнили, Рин продолжил объяснения.

– Чтобы вам было все ясно, надо мысленно перенестись в последние годы перед началом Генных войн. То, что мы называем просто базой, на самом деле была международная научная станция под эгидой ООН. Сообщество ученых из разных стран изучало последствия человеческой деятельности на ледяном континенте. Наблюдали за изменениями в атмосфере, в воде, в организмах животных. Потом, когда международные отношения стали ухудшаться, база превратилась в убежище для ученых – в основном, микробиологов, – которые не хотели работать на войну. Потом ООН распалась, и базу стали финансировать частные лица, чтобы иметь возможность укрыться там в случае войны. База превратилась в настоящую крепость, прячущуюся от опасностей под огромной толщей воды. Вот поэтому обитатели базы остались целыми и невредимыми, в физиологическом, конечно, смысле. То, что они увидели, когда разразились войны и потом, уже после их окончания, сказалось, конечно, на их умонастроениях. Они решили, что человечество погибло, и впали в совершенное отчаяние. Вот поэтому у них и родилась эта безумная затея по изменению своей генетической структуры.

– И в знак полного отчаяния они отрезали себе яйца? – фыркнул барон. – Трудно себе представить!

Рин нахмурился и стал смотреть в бокал. Помолчав немного, он сказал:

– Мне, простите, очень трудно объяснить вам, что сотворили над собой элои. Грубо говоря, они постоянно находятся в состоянии… – он приподнял бокал с вином, – в состоянии опьянения, но не простого, а очень сложно сконструированного. Они так изменили свой обмен веществ, что их мозг постоянно находится под действием стимуляторов, которые вырабатываются в их организме. Эти стимуляторы вызывают ощущение счастья. Но, чтобы достигнуть такого результата, пришлось кардинально перестроить весь человеческий организм. В частности, пришлось пожертвовать половыми органами, потому что гормоны, вырабатываемые половыми органами, временами оказывают угнетающее воздействие.

Он посмотрел на собеседников.

– Я ясно излагаю?

Герцог кивнул. Это, конечно, было понятно: «эльфы» придумали, как быть постоянно под кайфом. Хорошее дело. Он был бы тоже не прочь, если похмелье не грозит. Но чтобы при этом отказаться от женщин – Боже упаси!

Видимо, барон подумал о том же, потому что хмыкнул и сказал:

– Простите, все-таки трудно поверить, что абсолютно все люди согласились на такое безжалостное хирургическое вмешательство.

– Никакого хирургического вмешательства не было, – с легкой скукой объяснил Рин. – Но вы правы в том, что согласились не все. Ведь это означало совершить необратимый поступок, невозможность в будущем вернуться к людям. Многие решили помогать выжившим после катастроф, каким бы бесполезным делом это ни казалось. Те, которые хотели жить как люди, покинули базу.

После минутного молчания герцог посмотрел на барона, теребившего в задумчивости свою бороду.

– Ну, что скажете, барон?

Барон стал медленно и осторожно цедить слово за словом:

– Мне кажется, что, судя по словам нашего юного друга, эти «эльфы» скорее всего вряд ли станут разговаривать с нами.

– Это абсолютно верно, – подтвердил «юный друг». – Общаться с ними – вернее, пытаться общаться – совершенно безнадежное дело, можете мне поверить, у меня большой опыт по этой части. Кроме того, вам до них не добраться. База находится глубоко подо льдом, и даже я не знаю ее точных координат. Нет, друзья, забудьте об элоях, мой вам совет, да к тому же они вам и не нужны.

– Как так? – удивился герцог.

– Конечно, – усмехнулся юнец и протянул слуге пустой бокал. – У вас есть я. Больше вам никто не нужен. Мой корабль настолько мощно вооружен, что я могу справиться с десятком таких, как ваш, Небесных Властелинов.

– Ваше желание, конечно, весьма похвально, но откуда у вас такое рвение помогать нам?

– Потому что вы тоже поможете мне. С вашей помощью я сбегу от элоев! И наконец получу свободу!

Герцог удивился.

– Разве ваш аппарат не дает вам свободу?

Рин покачал головой.

– Он не может далеко отлучаться от базы. Если вы перенесете меня вместе с ним подальше на север, тогда все будет в порядке. Но у меня есть еще несколько условий.

Герцог подался вперед.

– Можно ли нам узнать, что это за условия?

– Во-первых. Я хочу такую же одежду, как у вас. И меч! Обязательно! – воскликнул он, с восторгом глядя на меч герцога.

Герцог в изумлении откинулся назад.

– Меч? Одежду?

Рин показал на свой комбинезон.

– Ваша одежда мне нравится гораздо больше, чем моя. Такая стильная, прямо как в «Приключениях Робин Гуда»!

– Прямо как где? – растерянно повторил герцог, глядя на барона, который тоже не мог прийти в себя от изумления.

– Ну, не важно где. Просто дайте мне одежду, меч и еще…

Тут он запнулся и стая мямлить что-то маловразумительное.

– Что еще? – переспросил герцог.

Юнец покраснел.

– Я ведь говорил, что мне уже двадцать лет, и я всю жизнь провел среди элоев… А они бесполые…

Герцогу потребовалось несколько секунд, чтобы понять смысл незаконченной фразы.

– А! Вы хотите женщину! – засмеялся он. – Или вы предпочитаете мальчиков?

Юнец покраснел еще больше.

– Нет-нет. Только женщину. Наверное, у вас есть такие, которые не будут долго ломаться…

– Проститутки? О чем разговор, голубчик вы мой! Этого добра у нас хоть отбавляй! Только зачем вам проститутки? Для такого дорогого гостя у меня припасено кое-что получше!

– Правда? – заинтересовался Рин.

– Правда. Что вы скажете насчет настоящей аристократки, девушки из самого высшего общества? Принцессу не желаете? – спросил герцог и снова смачно засмеялся.

Глава 6

– Вы не шутите, сир? – спросил барон Спранг. – Вы действительно хотите отдать собственную дочь этой… неведомой зверушке?

– Нет, не шучу, – спокойно ответил герцог. – Она этого заслуживает.

Они разговаривали наедине. Пьяного юнца увели под белы рученьки, дико довольного своим новым роскошным костюмом, который был на его глазах снят с одного из сопровождающих герцога.

Барон расхаживал взад-вперед и на ходу размышлял вслух.

– Простите, сир, я вас не понимаю. Конечно, можно пожертвовать какой-нибудь шлюхой. То есть, я хочу сказать, что он наобещал нам златые горы, но можно ли ему верить? Кроме того, он всего лишь простой навозный червь. Неизвестно, какими болезнями он болеет. Вы рискуете здоровьем принцессы Андреа.

– Нет, он не простой навозный червь, это же видно невооруженным глазом, – возразил герцог. – Он здоров как бык, потому что база отгородилась от остального мира сразу после начала Генных войн.

– Это если ему верить…

– А как тут не поверить? Ведь согласитесь, его летательный аппарат – очень сильный аргумент в пользу того, что база существует. Кроме того, мне хочется ему верить, потому что в таком случае мы оказываемся в выигрышном положении. Но я должен быть спокоен, что он не покинет нас в решающую минуту. Нужно держать его под контролем. Вот тут Андреа и может помочь. Он – молодой здоровенный детина, который – если только он не врет – ни разу не кушал сладенького. Представьте его нетерпение. И тут вдруг перед ним появляется Андреа, писаная красавица, сучка, каких свет не видывал, моя жена и та в подметки ей не годится. Я вам голову на отсечение даю, что через несколько часов она скрутит его в бараний рог.

Барон перестал расхаживать и задумчиво затеребил бороду.

– Да, действительно… может быть. Но что скажет сама принцесса? Вдруг она не захочет… гм, вступать в интимные отношения с незнакомым мужчиной?

Герцог сделал большие глаза.

– Мой дорогой барон, – растягивая слова, сказал он, – неужели вы не знаете моей дочери? Достаточно ей будет бросить один взгляд на красивого, хорошо сложенного, молодого самца, как у нее тут же потекут слюнки до колен. Он для нее лакомый кусочек, не то что эти кретины из ее нынешнего окружения… Ну и самое главное – у нее нет другого выхода. Нет, она не откажется…

12
{"b":"4784","o":1}