ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты сильная, – «или была сильной», – подумала Джен. – Мне нужна твоя сила. Одна я не выдерживаю. Все оказалось гораздо труднее, чем я себе представляла.

– Да, быть спасителем человечества – это нелегкая ноша, – насмешливо процедила Цери.

– Я не спаситель человечества! У меня хватает ума не замахиваться на такое! Мне просто хочется, чтобы мир стал немного лучше. Мне хочется показать людям, что у нас еще есть шанс спасти планету, только для этого мы должны объединиться и работать сообща!

– А они уже объединились. Против тебя. И работают сообща. И ненавидят все вместе – и земные, и небесные. Я не понимаю, как тебе не надоело с ними нянчиться?

– Еще как надоело! – пожаловалась Джен и опять заплакала.

Она почувствовала, что Цери придвинулась поближе к ней и притянула ее к себе. Это удивило ее и очень обрадовало. Давно уже подруги не сидели так близко друг к другу. Эта мысль заставила Джен заплакать еще горше. Потом вдруг она услышала, что Цери тоже плачет. И они, обнявшись, зарыдали в один голос.

Спустя долгие минуты Джен услышала ласковый голос Цери.

– Прости меня, Джен, я измучила тебя.

Джен отстранилась и посмотрела на Цери.

– Тебе не в чем извиняться. Я люблю тебя.

Цери слабо улыбнулась в ответ.

– И я тебя. Иди ко мне… любимая…

Цери сняла ночную рубашку. Джен воочию убедилась, что ее подруга страшно похудела, но все равно была прекрасна. Она тоже сняла свою сорочку и бросилась навстречу раскрывшимся объятиям любимой.

Джен проснулась с непривычным ощущением счастья. Не сразу она поняла, откуда ее новое состояние, но потом широко улыбнулась и позвала Цери. Ей никто не ответил. Она была одна в комнате подруги. В ванной Цери тоже не оказалось. Она стояла растерянно посреди комнаты, когда раздался тихий, но настойчивый стук в дверь.

Стучал Киш. Он как будто вздохнул с облегчением, когда она открыла дверь.

– Госпожа…

– Привет, Киш. Тебе нужна Цери?

– Нет, я искал вас. Случилось… несчастье.

У нее расширились глаза.

– Саймон? Что-нибудь с Саймоном? Что случилось с Саймоном?!

Она схватила его за грудки.

– Он в безопасности, – испуганно ответил Киш. – Мед-машина говорит, что опасности для жизни нет…

– О Богиня-Мать! Веди меня к нему! Что с ним случилось?!

– Мы в точности не знаем, – торопливо говорил на ходу Киш, едва поспевая за госпожой. – Это Шен увидел их и поднял тревогу.

Она резко остановилась и повернулась лицом к Кишу.

– Что значит «их»? Кого это «их»?

– Саймона и Цери… – виновато ответил мужчина. – Цери мертва.

– Мертва? Какая чепуха! Этого не может быть!

«В последнее время мне снятся кошмары, удивительно похожие на реальность», – подумала Джен.

– Увы, мадам, это так. Мы поместили ее в мед-машину, но машина сказала, что госпожа Цери мертва уже три с половиной часа, и в мозгу произошли необратимые изменения.

– Нет… Какая чепуха…

Чушь, бред, наваждение… Цери не может быть мертва. «Я ведь только что обнимала ее!»

– Ее закололи ножом. Прямо в сердце.

– Кто? Кто, черт возьми, мог это сделать? – закричала она, но тут внезапная догадка пронзила ее. – На борту диверсант? С какого корабля?

Киш, попытавшись улыбнуться, отрицательно помотал головой.

– Нет, что вы… Это мог сделать только Саймон…

Она была близка к истерике.

– Саймон? Ну да, точно, теперь я поняла, что это просто кошмар, очень похожий на реальность, но в действительности такого не бывает!

– Саймон защищался, госпожа. Похоже на то, что Цери пыталась перерезать ему, спящему, горло.

У нее подкосились ноги. Это уже было похоже на правду. Все вставало на свои места.

– Идем, – с трудом вымолвила она.

Они снова пошли по коридору.

– Говори, как все случилось, – приказала она Кишу.

– Шен немедленно вызвал меня. Я пришел и увидел, что Саймон и Цери лежат на полу. Саймон лежал сверху, на теле Цери, лицом вниз. В груди у Цери торчал нож. По рукоятку. Было много крови. Когда мы приподняли Саймона, то заметили надрез на его горле: вот так – поперек. Но, слава Богине-Матери, артерия не задета.

Словно наяву Джен представилось, как Цери, удостоверившись, что ее подруга спит, утомленная любовными играми, вылезает из кровати, берет нож и идет к Саймону. Вот она перерезает горло мальчику, уверенная, что делает это для общего блага. Саймон просыпается и… И что? Быстро вскакивает, отнимает нож у взрослой женщины и вонзает его в грудь по самую рукоять? Двухлетний мальчик? Он, конечно, развит не по годам, и Цери сильно сдала в последнее время, но не настолько же! И как он мог убить человека? Это невозможно представить. Он – очень добрый и жалостливый ребенок! Он не тронул бы даже своего убийцу! Нет, это совершенно исключено. Единственное возможное объяснение – самоубийство. От отчаяния. От осознания безнравственности своего поступка?

Ну что ж, выяснением мотивов можно заняться и потом. Сейчас есть более важные дела.

Они пришли в большой госпиталь, рассчитанный на сотни мест, полный медицинского оборудования и запасов медикаментов. Внутри него постоянно обитали специальные бактерии, уничтожавшие любые болезнетворные микроорганизмы, создавая стерильно чистую атмосферу. Около одной из медицинских машин стоял Шен.

– Никаких изменений, госпожа, – с сожалением произнес он.

Медицинская машина представляла собой темный пластмассовый цилиндр, из которого во все стороны тянулись кабели, уходившие затем в пол и в низкий потолок. Джен поглядела на контрольный экран. Саймон был жив. Она нахмурилась. Большая часть информации ей ни о чем не говорила, но кое-что было доступно для ее понимания: пульс был тридцать ударов в минуту, температура – восемьдесят шесть градусов по Фаренгейту. Все ниже нормы, но стабильно. Она повернулась к мужчинам и спросила:

– Что ему давали.

Шен нажал клавишу на пульте.

– Посмотрите… Чтобы восполнить потерю крови, ему ввели пинту физиологического раствора… Потом ввели обычные препараты против вирусов, бактерий и плесени… Больше ничего…

Джен удивилась. У Саймона, судя по всему, только поверхностные ранения. Почему же и пульс и температура такие низкие?

– Что с ним? Он в сознании? – спросила она в сильном беспокойстве.

Вместо ответа Шеи нажал другую клавишу, и на экране после слова ДИАГНОЗ высветился следующий текст:

ПАЦИЕНТ НАХОДИТСЯ В ГЛУБОКОЙ КОМЕ. ПРИЧИНА НЕЯСНА. МОЗГОВАЯ АКТИВНОСТЬ СИЛЬНО ПОНИЖЕНА, ОРГАНИЧЕСКИХ НАРУШЕНИЙ НЕ ОБНАРУЖЕНО. ОБМЕН ВЕЩЕСТВ КРАЙНЕ ЗАМЕДЛЕННЫЙ, НО БЕЗ ВИДИМЫХ ОТРИЦАТЕЛЬНЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ. ВЫВОД: ПАЦИЕНТ НАХОДИТСЯ В УДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНОМ СОСТОЯНИИ.

По мере прочтения диагноза ее беспокойство росло все больше. Прочитав его дважды, она повернулась к мужчинам.

– Что это за диагноз? Это черт знает что, а не диагноз! Все в порядке, а мальчик умирает!

Шен беспомощно пожал плечами.

– Мадам, диагностик не знает, что происходит с ребенком. Вроде бы он абсолютно здоров.

– Абсолютно здоров? – рассердилась она. – В коме, холодный, с неработающим мозгом? Карл! – позвала она, подняв глаза к потолку. – Ты слышал? Что ты на это скажешь? Чепуха, правда?

– Да, Джен.

– Залезь в медицинскую программу и проверь, исправна ли она. Может быть, пока не поздно, надо перенести Саймона в другое место?

После незаметной паузы раздался ответ Карла:

– Все в порядке. Программы работают нормально, в аппаратуре тоже нет неполадок.

– Но как это может быть? – не соглашалась Джен. – Мне надо знать, что с моим мальчиком!

– Очевидно, – бесстрастно ответил Карл, – машина не может зафиксировать причины болезни, это лежит вне ее компетенции, но в пределах своих возможностей она работает правильно.

Джен застонала и обхватила голову руками.

– Он в шоке, вот что! Он не вынес психологических нагрузок!

– У него нет признаков шока, – возразил Карл. – Психические изменения вызывают изменения в химико-биологическом составе мозговых тканей, которые легко фиксируются имеющейся аппаратурой. Это точно: в пределах наших знаний он абсолютно здоров.

16
{"b":"4784","o":1}