ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Никола Тесла. Изобретатель будущего
Медсестра спешит на помощь. Истории для улучшения здоровья и повышения настроения
Блокчейн для бизнеса
Охота на охотника
Наследство Пенмаров
Хюгге. Датское искусство счастья
Куриный бульон для души. Истории для детей
Лучшая команда побеждает. Построение бизнеса на основе интеллектуального найма
Мата Хари. Раздеться, чтобы выжить

– Нет! – крикнула мать Тиры и снова бросилась на роботов-пауков, и снова они оттолкнули ее. – Отпусти ее! Ну зачем она тебе?

– Как зачем? – усмехнулся Мило. – Зачем женщина нужна мужчине?

– Но… ты же еще не мужчина…

– Ну и что? Я – вундеркинд. Так что делайте своей дочери ручкой и ступайте себе с Богом.

Они опять попытались протестовать, но были схвачены роботами-пауками и уведены. Бедные родители звали дочь и плакали. Тира тоже начала хлюпать носом. Мило обернулся к ней.

– Успокойся, Тира. Все будет хорошо. Скоро ты меня узнаешь поближе и, уверяю тебя, полюбишь. Эшли! Отведи ее к вертолету! Я возвращаюсь. Мне не терпится поскорее заняться ее воспитанием.

Природа предназначала зверю быть простым африканским слоном, но человек распорядился иначе. Когда его зародышу не исполнилось и четырех часов от роду, его взяли в оборот опытные руки генного инженера. Генный инженер, женщина, работала над его ДНК по заказу известного миллиардера Оливера Хатсона-младшего. Хатсон-младший был заядлый охотник и любил хвастаться перед друзьями, которых часто приглашал поохотиться на собственных угодьях.

По его заказу целые лаборатории генных инженеров создавали невиданных зверей. Чем фантастичнее – тем лучше, и чем опаснее – тем интересней.

Над зародышем зверя работали сорок восемь часов подряд, а потом поместили в искусственную матку. Через десять дней он появился на свет. Когда Оливер Хатсон увидел его, то пришел в бурный восторг. Даже младенцем всего в триста фунтов весом зверь поражал воображение. Что же с ним будет, когда он вырастет и достигнет расчетного веса в четыре тонны? Пронаблюдав, как зверь, помещенный в специальный загон, расправляется с подкинутым ему молодым козленком, миллиардер решил поощрить богатого на выдумку генного инженера ценным подарком.

Среди сильно поредевшей гвардии Эль Рашада царило уныние. Многие до сих пор были в шоке от крутых перемен в их жизни. Они ведь потеряли родной дом, перешедший к ним от предков и который они сами должны были передать детям, которых они тоже в большинстве своем навсегда лишились. Многие скорбели о своих женах, родителях, братьях и сестрах. Не было никого, кто бы не потерял хоть одного очень близкого человека. И вот, не оправившись, они должны были идти в опасный поход, чтобы их командир смог отомстить «неверным». В первые же сутки военной экспедиции они понесли новые ощутимые потери, подвергаемые многочисленным нападениям со всех сторон. Сама земля пахла здесь смертью. Любой камень на пути мог оказаться замаскировавшимся кровожадным хищником; любая ветка могла внезапно обвиться вокруг горла; любая грязь, попавшая на кожу, могла вызвать гангрену.

На вторые сутки Хазрат Аль-Адхан, опытный воин, шедший в арьергарде, встретился с самым невероятным зверем, с каким только им до сих пор приходилось встречаться. Но не он первый столкнулся с неведомым. Он был вторым. А первым – Массаль Гаши. Бедный Массаль Гаши был уже мертв, когда Хазрат Аль-Адхан услышал за спиной какой-то шум. Он оглянулся и стал всматриваться в хитросплетение веток, корней я комков плесени.

– Массаль?.. – позвал он.

Шум приближался. Ему навстречу шел кто-то очень тяжелый. Слишком тяжелый, явно не Массаль Гаши. Хазрат посмотрел на товарищей, но хвост колонны уже скрылся в гнилых зарослях. Он побежал догонять, одновременно призывая на помощь. Раздался треск сломанного дерева. Воин на бегу оглянулся и закричал от страха.

Его преследовала… РУКА! Одна рука – и ничего больше. Вернее, отрубленная кисть невероятного гиганта. Десять футов в высоту и пятнадцать – в длину. Ее морщинистая кожа была серой от грязи, а ногти – величиной с тарелку – черными.

Хазрат закричал громче и попробовал бежать быстрее. Но он напрасно тратил силы. Рука сначала придавила его сверху, как какое-нибудь насекомое, потом забрала в кулак и сдавила, как орех. Последнее, что слышал Хазрат, – это треск собственных ломающихся ребер.

Крики привлекли внимание всего арьергарда. Несколько воинов побежали на выручку, но, встретив чудовище, некоторые застыли на месте, не веря своим глазам, другие сразу побежали назад. Самые смелые стали стрелять. Пули ложились точно в цель, рядом с другими, более старыми пулями, а также рядом с наконечниками стрел и копий, застрявшими в толстой и крепкой, как броня, коже монстра.

Рука встала на свои пальцы, бросив тело Хазрата на землю, и побежала, перебирая по земле пальцами, как паук – ножками. Другие воины Эль Рашада тоже пали жертвой ее силы и массы. Остальные, видя, что чудовище неуязвимо, бросились бежать. Рука убила еще нескольких и остановилась. Все, хватит на сегодня. Она вернулась к телу Хазрата и снова взяла его в кулак. Открылись многочисленные рты и стали поглощать человеческую плоть и кровь. Оставив от человека только кости, рука перешла к следующему трупу. Да, на сегодня еды достаточно. Можно пока поесть и отдохнуть.

Каждую ночь, ложась спать, Джен ожидала, что наутро Робин будет мертв, но он все не умирал и не умирал. Шел уже третий день после ужасной операции, произведенной одноглазой девушкой над его мужским достоинством. Робин не выдержал до конца и потерял сознание в середине действа. С тех пор он то бредил, то лежал в забытьи. На второй день у него началась лихорадка. Ламо сказал, что этой ночью несчастный непременно помрет.

Раньше Ламо все называли главтехом, но теперь он попросил ее звать его просто Ламо.

– Какой я теперь главтех? Того уж нет, в чем я разбирался лучше всех.

Он проявлял заботу о ней, помогал ухаживать за раненым, первым подошел в тот раз к кастрированному Робину и даже, как мог, зашил ему рану, одел его вместе с ней, потом они перетащили его по приказу герцога на нижний этаж.

Джен вылезла из спального мешка и поспешила к дверям отдела магазина, в котором они с Робином обосновались. Маленький костер, зажженный накануне, уже погас. Придется снова разводить огонь. Но это потом, сначала – принести воды для Робина. Она взяла фляги и направилась к фонтанам, в чашах которых расстелили парашютную ткань, непроницаемую для воды. Дождевая вода капала сверху и накапливалась в достаточном количестве, но что будет, когда дождь кончится?

В коридоре мерцали огоньки других костров. Постепенно население увеличивалось. Новые люди подходили почти каждые несколько часов. Если они были не с «Властелина Мордреда», воины герцога отнимали у них оружие и ссылали на нижние этажи, то есть на этажи ниже уровня земли. Между «высшими» и «низшими» этажами была установлена граница, которую зорко охраняли свежеиспеченные «пограничники».

Джен вскрикнула и остановилась. У нее на пути, широко раскинув в стороны длинные ноги, лежал голый человек. Это была женщина. Мертвая. Из ее интимного места торчала короткая деревянная палка. Джен подошла поближе и немного перевела дух. Нет, это не женщина, а манекен. Шея манекена была откручена, и сквозь разрывы «кожи» торчали разноцветные провода. Она еще раз посмотрела на торчащую палку. Какое варварство! Что за люди здесь живут? И, нервно оглядываясь, она заспешила к фонтану.

Там уже сидели на корточках две женщины и наполняли свои пластмассовые канистры. Они оглянулись, услышав ее шаги, и насторожились. У них были широкие скулы и узкие глаза, как у японцев на «Благоуханном Ветре», но они явно были не японцы. Она улыбнулась им, но они не ответили на улыбку, быстро закончили свое дело и ушли.

Наполнив фляги, Джен тоже пошла к себе, стараясь не думать о будущем. Мысли о прошлом тоже не могли поспособствовать хорошему настроению. Как много она потеряла! Даже маленькие радости теперь для нее недоступны. Эх, принять бы сейчас ванну! Богиня-Мать, она бы сейчас много отдала за возможность поплескаться в чистой водице! Кожа зудит и пахнет, наверное, отвратительно. Робин, конечно, страшно воняет. Джен посмотрела на свою грязную тунику. Уже давно требует стирки. Но нельзя тратить драгоценную воду на прихоти.

43
{"b":"4784","o":1}