ЛитМир - Электронная Библиотека

Похоже, зима отступила. Я подошла к окну: солнце сверкало на голых ветвях, наискосок, через площадь было видно миндальное дерево. На нем уже проклюнулись почки…

Я взглянула на компьютер. Вот упрямый маленький стервец! Чего это ему понадобилось говорить: «Информация не принимается»? Почему было прямо не сказать: «Анжела, я тебе не нужен»?..

Что ж, по крайней мере он помог мне разобраться в ситуации. И я даже испытывала к нему нечто вроде благодарности. И решила сказать ему об этом. Довольно глупо с моей стороны, но большого вреда от этого не будет. Я снова включила машину и напечатала: «Спасибо!»

Экран осветился. Затем появились четыре слова:

«Всегда к вашим услугам!»

И я расхохоталась.

Ощущение было такое, словно я поднялась на высокую гору и смогла наконец увидеть раскинувшийся передо мной мир. Он был чист и светел. На небе – ни облачка. Нет, одно все же имелось: Джош уехал на Дальний Восток, где собирался пробыть почти два месяца. На одном месте он сидеть не собирался, но в случае необходимости я могла оставить для него сообщение в отеле «Мандарин» в Гонконге. Ему обязательно передадут. О, Джош, как же ты мне нужен! Как нужен именно сейчас!.. Перед отъездом он подарил мне кольцо с опалом. Я взглянула на него, и душу захлестнула тоска по Джошу. Затем я надела его на безымянный палец левой руки, туда, где обычно носят обручальное кольцо. А потом села и начала писать письмо: «Джош, дорогой, я люблю тебя! Пожалуйста, приезжай скорее! И береги себя…» Написав эти строки, я задумалась. Господи, ну почему, когда речь заходит об истинных чувствах, все звучит так банально? Неужели для любви не существует других, каких-то совсем особенных слов? Что же еще написать?.. Я добавила еще одну банальность – нарисовала маленькую улыбающуюся рожицу, а ниже приписала: «Точно не помню, но вроде бы ты просил переехать и жить с тобой. Это предложение в силе? Да или нет? И если „да“, то когда?» Больше ничего придумать не удавалось. Я подписалась: «Анжела, та самая, с длинными черными волосами, которая делала мертвую петлю. Это на тот случай, если ты забыл». И еще приписала «целую» несколько раз.

Теперь весь вопрос в том, когда лучше поговорить с Ральфом. Последние дни я почти не видела его. А скоро, наверное, не увижу месяцы. Во всяком случае, встречаемся мы куда реже, чем он со своей Хизер Кларидж… Что я ему скажу? Нет, главное, что я скажу Рейчел? Я боялась этого разговора. Возможно, во мне говорила трусость, но я решила сперва привыкнуть к мысли о расставании с Ральфом. А уж потом Рейчел сама решит, в этом я была уверена.

Меня пугали и одновременно возбуждали предстоящие события.

– Что это с тобой, Анжела? – как-то спросила Кэролайн за ленчем. – Последнее время ты прямо не в себе… – Наверняка она решила, что у меня завелся новый любовник. – Все это просто отвратительно! – фыркнула она. – Надо же как-то сдерживать свои чувства! – И с улыбкой добавила: – О Господи, как же я тебе завидую!

За последние несколько дней я едва обменялась с Кэролайн парой слов – обе мы были страшно заняты в магазине и офисе. Но сегодня нам удалось вырваться на ленч к Ренато вдвоем. Гейл проворчала вслед, что никогда больше не будет связываться с парой бездельниц из среднего класса, которые сваливают на нее всю работу и могут вот так, запросто взять и усвистать в самый критический момент. В ответ на что Кэролайн, выходя из магазина, рявкнула:

– Я тебе не средний класс, Гейл!

И словно в доказательство своих слов вдруг решила заказать шампанское.

– Анжела, – сказала она, задумчиво взирая на ризотто с белыми трюфелями, которые Ренато готовил специально для нее, – тебе никогда не приходило в голову, что мы просто сбагриваем этих мужей с рук, а потом даже не интересуемся их дальнейшей судьбой?

Я подняла глаза от тарелки с дарами моря. К чему это, интересно, она клонит?

– Ну а что с ними еще делать? – спросила я.

Кэролайн начала ковыряться вилкой в ризотто с таким видом, словно пыталась отыскать там не трюфели, а ответ на вопрос.

– Создать нечто вроде службы надзора, к примеру. Или гарантийных услуг. Ну как это бывает, когда покупаешь новую машину.

Я рассмеялась:

– У нас машины не новые.

Кэролайн нахмурилась:

– Анжела, я серьезно. Если в новом браке они живут плохо, тогда нечего было и разводиться, а нам – получать свой процент.

– Так чего ты конкретно хочешь? – спросила я. – Мы что, должны позвонить и сказать: «Это из дружественного агентства по разводам. Мы беспокоимся, хотим знать, все ли у вас в порядке». Так, что ли?

Кэролайн раздраженно прищелкнула языком и снова принялась ковыряться в ризотто.

– Ну, думаю, мы должны предложить им что-то, – пробормотала она. – Нечто романтическое. Съездить куда-нибудь… Ну не знаю! В конце концов, кто у нас генератор идей? Ведь ты, Анжела!

Идей у меня не было, и я принялась оглядывать стены ресторана. Ренато увешал их воздушными изображениями Рима и Венеции, перемежавшимися с весьма художественными снимками виноградников Тосканы, принадлежащих, несомненно, его многочисленным дядьям.

– Полагаю, мы всегда можем открыть бюро путешествий, – рассеянно заметила я.

Глаза Кэролайн радостно засверкали.

– Блестяще! – воскликнула она. – Господи, да это же просто замечательная идея! Бюро путешествий!.. Анжела, выпей шампанского!

Неужели эта идея действительно столь замечательна? Ведь бюро путешествий и туристических агентств в Лондоне хватает. К чему же еще одно? Но Кэролайн уже закусила удила и понеслась. Глаза ее горели тем неукротимым блеском, который помогал преодолевать полицейские кордоны, таможенные запреты и открывать двери клубов для мужчин. Она так и не доела свой ризотто.

– Синьора Кэролайн… она что, заболела? – с огорчением спросил Ренато на выходе.

В тот день мы ее больше почти не видели. Она засела за телефон в офисе и не подпускала к нему никого. Примерно через час Карен осведомилась, может ли она уйти сегодня пораньше, потому как делать ей все равно нечего. Имонн время от времени заходил в магазин, вид у него был усталый и недовольный.

– Все еще висит, – со вздохом говорил он. – Скажите, есть на свете люди, с которыми Кэролайн не находилась бы в родстве?

Затем, примерно в пять тридцать, она вышла из офиса с торжествующим выражением на лице.

– Прекрасно! Третий этап развития «Прикида»! – громко объявила она. – Хотите послушать? И плюхнулась в кресло, не обращая внимания на двух покупательниц, все еще бродивших по магазину.

Мы стали слушать. И все еще слушали уже после того, как последний посетитель ушел и магазин закрылся. По твердому убеждению Кэролайн, наши клиенты заслуживали достойного начала новой жизни, и мы были просто обязаны предоставить им эту услугу. Она сделала несколько звонков – Имонн насчитал минимум двадцать, – в том числе в страны, о которых он сроду не слыхивал. И результат выглядел многообещающе, если, конечно, нам интересно знать.

Один ее дядя – вроде бы герцог, небрежно добавила она, – владеет контрольным пакетом акций небольшой авиакомпании, зарегистрированной на острове Гернис. Из-за всеобщего снижения деловой и туристической активности они едва сводят концы с концами. Даже собираются продать пару маленьких самолетов какой-то конкурирующей компании. Дядя уже подумывает о том, а не продать ли заодно и торфяное болото, участок для охоты на куропаток. Идея Кэролайн расширить предприятие пришлась ему по вкусу. Более того, он сам лично знаком со многими из потенциальных клиентов, то ли по Палате общин, то ли по встречам в Балморале 71. Кэролайн расхохоталась, сообщая эту последнюю деталь, и призналась, что если и преувеличивает, то совсем чуточку.

Но это еще не все. Для клиентов, предпочитающих более спокойное времяпрепровождение, у нее имеется кузен, исполнительный директор пассажирских пароходных линий. Его компания тоже терпит убытки в связи с экономической обстановкой в целом, особенно не хватает клиентуры для роскошных морских лайнеров. Его корабли отправляются в Вест-Индию полупустыми; лишь круизы по Средиземноморью вокруг греческих островов приносят приличную прибыль.

вернуться

71

Балморал – замок в графстве Абердиншир, с 1852 г. – официальная резиденция английских королей в Шотландии.

69
{"b":"4785","o":1}