ЛитМир - Электронная Библиотека

– Потому что мне казалось, вы просто играете с ним. Дома плохо, скучно, устали от мужа, хозяйства и все прочее. Нашли работу. Обзавелись любовником. Джош в этом смысле как раз то, что надо: сексуален, романтичен. И тем более всегда под рукой. Всегда трахнет, когда вам захочется, когда удобно вам. Вы же всегда можете вернуться к Ральфу и снова изображать счастливое семейство. Ну, возможно, с некоторым оттенком сожаления, потому что такого любовника, как Джош, еще поискать. К тому же у вас дочь, вы не можете пожертвовать ее спокойствием и счастьем, верно? Тут и Ральф вдруг становится знаменит. Кстати, просто удивительно, что успех делает с мужчиной!.. К тому же он добр да и не так уж плох в постели. Во всяком случае, вам есть что терять и за что держаться. И вот вы даете себе слово: никаких интрижек, никаких глупостей и романтических мечтаний. У мужчин это называется перебеситься… у женщин тоже такое бывает, только вы немного задержались в развитии. Вот что я думаю. Сами напросились.

Я в изнеможении откинулась на спинку кресла и воскликнула:

– Боже! Мне просто необходимо выпить!

Стелла усмехнулась и поднялась:

– Почему бы нет? Полдесятого утра, самое подходящее время…

Она подошла к буфету и достала бутылку водки.

– Тоник?

– Не важно! Все что угодно!

Она протянула мне бокал. Затем нагнулась, взяла портфель, стоявший у кресла, открыла, вытащила листок бумаги.

– Вот, держите, – сказала она. На бумаге были нацарапаны какие-то цифры. – Это номер телефона отеля в Бомбее. Джош будет там в пятницу. В данный момент он в Сингапуре, только я не знаю, где точно. – Стелла подошла к двери и взяла плащ. – Мне пора. – Она обернулась и взглянула на меня: – Простите за то, что соврала. Джош звонит довольно часто и всегда, всегда говорит о вас. Хотя вы, черт возьми, этого не заслуживаете!

– Он в порядке? – слабым голоском осведомилась я.

– Конечно! В полном порядке. Когда это он был не в порядке? Вы же знаете Джоша…

Я сидела, сжимая в ладонях стакан с водкой. Стелла накинула плащ, сунула в портфель какие-то бумаги. Я наблюдала за ней. Я испытывала огромную благодарность к этой женщине, хотя она по-прежнему не вызывала у меня особых симпатий.

Уже взявшись за дверную ручку, Стелла обернулась. На лице ее возникло подобие улыбки.

– Что ж, – заметила она, – по крайней мере вам не составит труда найти для Ральфа подходящую пару. Вы всегда были предприимчивой женщиной!

Touche 73, подумала я. Наверное, в глубине души Стелла ненавидит меня. Да, точно ненавидит. Но мне просто необходимо было задать ей еще один вопрос.

– Можно мне… спросить еще кое о чем… Вы любили Джоша?

Стелла рассмеялась.

– Ну конечно, – ответила она.

– Оба раза?

Глупый вопрос. А может, даже и подлый. Она ни за что не станет отвечать на него.

– Наверное, вы хотите знать, почему я тогда вышла замуж за другого?

– Да…

– Потому что испугалась. Просто сбежала от Джоша и выскочила замуж за человека, с которым чувствовала себя защищенной, как за каменной стеной. Ужасная ошибка… Вам такое, впрочем, не грозит.

– Ну а второй раз? – спросила я, игнорируя колкость.

Она снова усмехнулась:

– После трех лет замужества во мне развилось стремление чувствовать себя полностью независимой.

– А потом что?

– Стремление воплотилось в реальность. А Джош встретил другую женщину. Я тоже… познакомилась с одним человеком. И после этого мы с Джошем стали друзьями.

– А кто та, другая женщина?

Стелла смерила меня взглядом:

– Вы! Кто ж еще!

Дверь за ней затворилась, а я так и осталась сидеть со стаканом в руке и ощущением, что более трудного разговора у меня, пожалуй, еще ни с кем не бывало. Я чувствовала себя выпотрошенной и одновременно испытывала невероятное облегчение. Мне страшно хотелось поговорить с Джошем. Ведь я собиралась посвятить ему всю свою жизнь. И еще мне хотелось сказать ему то, чего я не успела сказать прежде.

Но до пятницы его в Бомбее не будет. А сегодня только вторник. Я пришла в ужас при мысли, что он может навсегда исчезнуть из моей жизни.

А назавтра, в среду, от него вдруг пришло письмо. Оно лежало на полу, на коврике. Я вскрыла конверт. Совсем короткое письмо, всего несколько строк:

«Дорогая! Все это время я писал тебе длиннющие письма, длиннее, чем Великая китайская стена. И рвал их. Я хотел убежать от тебя и не мог. По-видимому, это означает, что я люблю тебя. А потому будем всегда вместе. Будешь моей любовью. О'кей?..

Вернусь после 19-го.

Джош.

P.S. Где будем жить?»

Гейл все утро посвятила созданию прически по случаю визита королевских особ, предавая тем самым все свои республиканские убеждения, а заодно и душу. Нельзя сказать, чтобы Кэролайн проявила особый восторг по поводу результата, хотя доля справедливости в ее критике была: похоже, волосы Гейл уже воспротивились насилию и скоро определенно будут топорщиться еще больше. Причем наступит это именно в тот момент, когда прибудет высокая гостья. Сама Кэролайн не делала никаких особых приготовлений, но в том не было и нужды – она всегда умудрялась выглядеть классно, даже в самых убогих тряпках из «Оксфама». Я тоже ничего особенного не предпринимала, разве что, выходя из дома, вспомнила, что у меня имеется одна безделушка, выполненная в виде ордена Подвязки 74. И я приколола брошку к лацкану пиджака. Рейчел отправилась в школу в полном смятении – подумала, что ее мамочка носит настоящие бриллианты. Кэролайн взглянула на украшение лишь раз и тут же приказала его снять. Это дурной вкус, заявила она, самая настоящая дешевка, иначе не скажешь.

– Да ладно, черт возьми, какая разница, – заступилась за меня Гейл.

– Мы всего-навсего собираемся показать этой дамочке платья, – заметила я, пытаясь усмирить обеих. – Вот и все!

Кэролайн захохотала. Гейл помрачнела.

– Подумаешь тоже, какая-то сучка из привилегированных! – кисло выдавила она. – А ты, Кэролайн, наверное, сейчас скажешь, что ходила с ней в школу!

– Да нет, – рассеянно отмахнулась Кэролайн. – Не совсем так. Она поступила, когда я уже окончила.

Гейл изо всех сил старалась сохранить равнодушный вид, но на лице ее против воли возникла улыбка.

– Господи Боже!.. – пробормотала она, от чего ее прическа не стала выглядеть лучше.

В перерывах между обслуживанием покупательниц мы договорились об одном: нашей новой клиентке категорически необходим псевдоним. Нельзя же то и дело произносить ее имя, пусть даже шепотом. Кто-то может подслушать. К тому же, если Кэролайн права и речь действительно пойдет не о платьях, то и его высочеству тоже понадобится псевдоним. Мало того: любой ценой мы должны утаить эти сведения от Имонна, который будет вводить данные в компьютер. Мы перебрали несколько имен, после чего Кэролайн заявила:

– Какого черта! Придумали Гэри и Дебби, пусть ими и остаются. И нечего тут мудрить.

Вот так они стали у нас Гэри и Дебби. Теперь оставалось только ждать. Мы закрыли магазин и офис в половине шестого. Выпроводили Имонна и Карен, затем стали подбирать туалеты, которые могли понравиться Дебби. Я протерла Торквемаду до блеска – а вдруг нашему исповеднику предстоит вечерняя смена? Лично я считала, что кофе из «Хэрродз» под названием «Фаундез бленд» не стыдно предложить высокой особе. Но Кэролайн возразила: наиболее соответствует случаю «Блю маунтин», судя по последним снимкам, опубликованным в желтой прессе. Гейл считала, что все это совершенно не важно.

Уже пятнадцать минут седьмого… Мы продолжали ждать.

– Кто хочет выпить? – осведомилась Гейл.

Я высказала робкое предположение, что, пожалуй, напиваться лучше не стоит. Визит королевских особ…

– Ерунда! – отмахнулась Кэролайн. – Все они сами любят нажраться. Думаете, что носит королева в маленькой сумочке, которая все время при ней?

вернуться

73

Здесь: укол, колкость, выпад (фр.).

вернуться

74

Орден Подвязки – высшая награда в Англии; учрежден в 1348 г. королем Эдуардом III.

75
{"b":"4785","o":1}