ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Почему Беларусь не Прибалтика
Я люблю дракона
Земное притяжение
Абхорсен
Инкарнация Вики
Фаворит. Сотник
Наследники стали
Убийство Мэрилин Монро: дело закрыто
Цвет жизни

Вот она, прекрасная возможность положить конец их отношениям. Они так долго не виделись, что ее отказ прозвучит вполне логично.

– Ужин? – выдохнула она. – С удовольствием.

– Вот и чудесно.

Внутри все пылало. Зачем она согласилась?

– Ты была хорошей девочкой? – вдруг спросил Кингсли.

Боже, если один его голос сводил Розали с ума, то что произойдет, когда они встретятся?

– Хорошей? Я просто разрывалась между любовниками, если ты это имеешь в виду, – весело прощебетала она. – А ты как?

– Работа и никаких развлечений. Совсем ничего интересного.

Розали сглотнула. Во рту стало сухо, сердце металось в груди, руки дрожали.

– Наверное, потому, что ты не привык к отказам любого рода, – с иронией предположила она.

– Может быть. Но я не сделал ничего плохого. Разве я не заслуживаю поощрения?

– Чистая совесть – сама по себе поощрение, наставительно произнесла Розали.

– Ну конечно. – Кингсли рассмеялся. – Увидимся в восемь.

Розали несколько минут стояла с трубкой в руках. Она действительно сошла с ума.

Без десяти восемь Розали была готова. Само спокойствие внешне – и дрожащий осиновый лист внутри. Она нервно мерила шагами гостиную, затем, уже в который раз, подошла к зеркалу Впервые за много лет Розали уложила волосы, подняв их наверх и закрепив. Немного туши и теней – и ее глаза стали огромными. Алая помада придавала ей чувственный и искушенный вид. Красное шелковое платье для коктейля длиной до колен и всего с одной бретелькой было слишком смелым для нее. Но оно так выгодно оттеняло необычный цвет ее волос. Каждая медная прядь сверкала как солнце. Черные туфельки из переплетенных ремешков и крохотная сумочка дополняли образ роковой соблазнительницы.

Это Бет настояла на покупке столь вызывающего наряда, когда пару месяцев назад они ходили по магазинам. Сама Розали даже не подумала бы примерить такое: платье выглядело на миллион долларов, да и стоило ненамного дешевле.

Но ей нужно было вечернее платье на дружеский ужин с партнерами и их женами, поэтому Розали поддалась на уговоры Бет и купила его.

Правда, в последний момент надела другое, сочтя его слишком вызывающим.

Но сегодня вечером… Сегодня платье, пылающее как пламя и подчеркивающее каждый изгиб ее тела, – именно то, что нужно.

Зазвенел домофон. Розали сосчитала до десяти и подняла трубку.

– Да?

– Это Кингсли.

Сердце предательски пропустило удар. Она нажала на кнопку и вышла в холл.

– Вот это да! – с восторгом выдохнул он и крепко поцеловал ее, словно у него было на то полное право.

Розали растворилась в поцелуе.

– Ты как живое воплощение моих самых смелых фантазий, – восхищенно прошептал он.

– Всех сразу? – За улыбкой Розали попыталась скрыть волнение. – Блондинок, брюнеток и шатенок?

Его рука коснулась ее волос.

– Сейчас в моих мечтах медно-рыжие красотки с серыми глазами, очаровательным носиком и сладкими губами, которые так и хочется поцеловать.

Он попытался снова заключить Розали в объятия, но она со смехом остановила его.

– Жаль тебя огорчать, но у тебя все губы в помаде. Если ты не хочешь показаться несколько странным, я предлагаю ее стереть.

– Всему свое время… – Кингсли закрыл дверь ногой.

На этот раз поцелуй длился целую вечность.

Его руки крепко прижимали ее, губы впивались в рот. Розали поймала себя на том, что страстно отвечает на поцелуй, но остановиться не могла, она просто таяла в его объятиях.

– Мне нужно заново подкрасить губы, – сказала она, когда поцелуй закончился. Щеки пылали, голова кружилась.

– Конечно, а я пока сотру свою. – Смеясь, Кингсли достал белоснежный носовой платок.

В такси он взял ее за руку. Они беззаботно делились друг с другом событиями последних двух недель, пока машина не остановилась у ночного клуба, одного из самых роскошных в городе, с живой джазовой музыкой и небольшим танцполом.

Столик в глубине зала был выбран очень удачно – оркестр и танцующие пары не мешали им разговаривать. Кингсли заказал шампанское и откинулся на спинку стула. Синие глаза сверкали.

– Я рад, что твоя лодыжка зажила, – тихо сказал он, не отрывая от нее взгляда. – Теперь мы вместе сможем сделать много интересного.

Розали ошеломленно молчала, ощущая, как между ними нарастает чувственное напряжение.

– Конечно, когда нам позволит рабочее расписание, – выдохнула она. – А это значит, не очень часто.

– Но мы ведь можем попытаться, – протянул Кингсли. – Друзья должны чаще встречаться.

Друзья? Она не знала, как реагировать на это.

К тому же он сидел слишком близко. Розали чуть отодвинула стул и сделала вид, что рассматривает зал.

Официант принес шампанское. Розали пригубила бокал и чуть не поперхнулась, услышав:

– Ты мне очень нравишься, Рози. Я хочу, чтобы ты знала это. Я думаю о тебе постоянно. Мне не хочется торопить тебя, но то, что я чувствую… – Он дотронулся до ее губ.

Розали отвела взгляд. Этот мужчина – просто какая-то загадка. Непонятно, когда он говорит серьезно, а когда шутит. Хамелеон. Она нахмурилась.

– Тебе это неприятно?

Под его напряженным взглядом она занервничала.

– Конечно, нет. Все хотят нравиться, разве не так? В этом нет ничего плохого.

– А если эта симпатия перерастет в нечто большее? – спросил Кингсли.

Что он хочет этим сказать? Розали не знала, что делать и что говорить.

– Понимаю.

– Что?

– Мы прошли уже половину дороги. – Его голос был низким и чувственным. – Разве нет? – Это не было вопросом. Он просто смотрел на нее и ждал.

Официант положил перед ними два меню.

Розали ему так обрадовалась, что чуть не расцеловала. Она принялась благодарить официанта с таким усердием, что тот покраснел и быстро удалился. Розали схватилась за меню, как утопающий за соломинку, но Кингсли забрал его из ее рук. Приподняв пальцами ее подбородок, он заставил Розали посмотреть на него.

– Ты рассказала мне о своих родителях, Рози. Почему ты не хочешь рассказать о нем?

– Нет, – вырвалось у нее.

– Хорошо, – Кингсли убрал руку и подал ей меню. – Я мог бы порекомендовать что-нибудь, но знаю, что ты нарочно выберешь совсем другое, – тихо сказал он.

– Это было глупо с моей стороны, – призналась она, вспомнив обед у Глена. – Но иногда ты бываешь таким надменным.

– А сейчас?

– Все такой же надменный, – с улыбкой солгала она, – но я начала привыкать к этому.

– Надеюсь, ты и к другим вещам привыкнешь с такой же легкостью, – беспечно предположил Кингсли, и она тут же покраснела.

Было ли дело в шампанском, или в фасоне платья, или в том, что ее пригласил в ресторан самый потрясающий мужчина на свете, Розали не знала, но наслаждалась вечером. Кингсли снова превратился в очаровательного собеседника, заставив ее расслабиться и получать истинное удовольствие.

Он пригласил ее на танец. Его близость так взволновала Розали, что она несколько раз наступила ему на ногу – оправданием ей послужила якобы еще слабая лодыжка. Простой танец Кингсли сумел превратить в таинственный ритуал, разговор двух тел на самые интимные темы.

Домой они возвращались уже за полночь.

Когда такси остановилось, опьянение от шампанского и танцев как рукой сняло. Розали очень хотелось пригласить его, и не только на кофе.

Разум подсказывал ей, что если она отдаст ему свое тело, то только вместе с душой. Но ей так не хотелось оставаться одной сегодня ночью, хотелось окунуться в море нежности, страсти и любви.

Кингсли открыл дверцу и попросил водителя подождать.

Он не будет заходить?… Сердце подпрыгнуло в груди. Она сама не понимала, радоваться ей или огорчаться.

Кингсли взял ее за руку и довел до двери. Но как только Розали открыла ее, он вошел в парадное, увлекая ее за собой. Оказавшись внутри, он прижал ее к себе и поцеловал с такой страстью, что девушка испугалась. Запах его лосьона и вкус губ кружили голову, пальцы скользили по его крепкому телу, ощущая сквозь тонкую ткань рубашки твердые мускулы. Руки Кингсли тоже исследовали каждый изгиб ее фигуры, обтянутой тонким шелком.

18
{"b":"4789","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Люкке
Когда зацветет абелия
Почти семейный детектив
Влюбиться в жизнь. Как научиться жить снова, когда ты почти уничтожен депрессией
Взрослая колыбельная
Шоу обреченных
Если это судьба
Дурная кровь
Волки у дверей