ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Коловрат. Знамение
Кремль 2222. Куркино
Метро 2033: Пифия
Кровные узы
Она
Тайны Баден-Бадена
Группа крови
Поварская книга известного кулинара Д. И. Бобринского
Другой дороги нет

Счастье переполняло Розали.

– Когда ты сможешь улететь с острова?

– Мы ждем новостей. Слушай, мне надо идти. Скоро увидимся.

– Береги себя, – прошептала она.

– Обещаю. Прощай, Рози.

– Прощай.

Ей так много надо было сказать ему. Положив трубку, Розали снова и снова прокручивала в памяти разговор. Она должна была объяснить, что именно пугало ее в серьезных отношениях, – это любовь, которую она к нему испытывала. Ей хотелось сказать ему, какой он замечательный, потрясающий, самый лучший…

Розали сидела несколько минут, пытаясь успокоиться. Потом набрала номер Бет и поделилась с ней новостями. Тетя искренне обрадовалась за племянницу.

Розали очень устала. Она вошла в спальню, скинула туфли и, бросившись на кровать, тут же погрузилась в крепкий сон. Ее разбудил звонок телефона.

Она бросилась к аппарату, но, к ее разочарованию, это была Бет.

– Прости, Ли, – Бет почувствовала ее состояние, – это всего лишь я. Сейчас по телевизору показывают Ямайку, разрушения и прочее. Думаю, тебе будет интересно.

– Спасибо, я сейчас включу.

Десять минут спустя Розали все еще сидела перед телевизором, равнодушная ко всему на свете, превратившаяся в холодный бесчувственный камень.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

– Ли, я уверена, что этому есть разумное объяснение. Подожди, пусть Кингсли сам расскажет обо всем, что случилось, – сказала Бет по телефону.

Розали выслушала ее, вежливо со всем согласилась, заверила, что с ней все в порядке, и повесила трубку.

Она долго сидела в тишине, пытаясь собраться с мыслями. Но в голове у нее все перемешалось.

В новостях сообщили, что в результате стихийного бедствия пострадали самые бедные районы. Люди, невзирая на классовые различия, объединились перед лицом общего несчастья.

Они организовывали спасательные бригады для разбора завалов и помощи пострадавшим.

Сердце Розали чуть не выпрыгнуло из груди, когда на экране мелькнула знакомая фигура. А потом ее словно ударили в живот. Было так больно, что она просто оцепенела. На заднем плане Кингсли помогал вытаскивать из-под развалин пожилого человека. Вдруг к нему подошла женщина. Розали сразу узнала ее, она не могла ошибиться. Пышная красивая брюнетка бросилась Кингсли на шею и впилась в его губы жарким поцелуем. В следующую секунду камера переключилась на другой репортаж.

Розали сидела, не в силах пошевелиться. Перед глазами стояла ужасающая картина: Кингсли обнимает сестру своего друга, а потом она целует его. Даже Бет согласилась, что этот поцелуй нельзя назвать дружеским.

Розали еще могла понять, что сестра Алекса приехала после несчастного случая, что Кингсли знает ее с детства, но чтобы так целоваться…

Что же теперь делать? Боль пронзала насквозь. Ее решение с головой броситься в омут страсти, принятое двадцать четыре часа назад, теперь казалось настоящим безумием. Все страхи вернулись назад с новой силой.

Конечно, она должна доверять Кингсли, но миллионы телезрителей видели, как мужчина, которого она любит, обнимал другую… «Канарейка», так прозвала сестру Алекса Розали за ее желтое платье, целовала его! Почему? Как Кингсли сможет объяснить этот факт?

Розали очень хотела бы позвонить ему и спросить, какого черта он обнимает другую? Но связь прервана. Неужели ему нельзя доверять?

Сердце говорило, что можно, она ведь его любит и знает, но глаза-то не могут лгать, она видела это воочию.

Розали больше не могла размышлять на эту тему. Она отправилась в ванную комнату и умыла лицо холодной водой. Посмотрев на свое отражение в зеркале, Розали увидела бледное усталое лицо с заплаканными глазами.

– Я устала плакать, хватит! – громко крикнула она.

Кингсли сам скоро позвонит. А про сестру Алекса она спросит, только когда они встретятся. Розали сразу поймет по глазам, лжет он или говорит правду.

Она не побежит от любви, ведь взрослые женщины должны смело смотреть в лицо неприятностям. Розали не будет притворяться, что ничего не случилось, а прямо потребует объяснений. Она притворялась с Майлзом, будто не подозревает о его изменах, потому что даже боялась думать об этом. Но он изменял ей потому, что являлся ничтожеством, а не потому, что она была никудышной женой.

– Пожалуйста, Кингсли, позвони, объясни мне все, что случилось, но только так, чтобы я поверила, – в отчаянии прошептала Розали.

Он позвонил на следующий день.

– Я возвращаюсь домой, Рози.

То, как он это произнес, заставило сердце Розали сжаться. Но она запретила себе волноваться, поэтому спокойно поинтересовалась:

– Когда твой самолет?

– Я прилетаю в Хитроу в понедельник вечером, в семь.

– Я тебя встречу, – предложила она.

– Я очень надеялся, что ты это скажешь.

Розали почувствовала, что Кингсли улыбается. Ее вдруг охватила ярость – как он смеет улыбаться, когда ее сердце разрывается на части?

– Как идут спасательные операции? – ровно спросила она.

– Нормально. Ужасно видеть нищету и отчаяние людей, потерявших все, но я поражен их готовностью помогать друг другу.

– А как Алекс? – осторожно поинтересовалась Розали.

– Его отец прилетел вместе с доктором. Тот сказал, что Алекса можно будет перевезти в конце недели и что есть все основания надеяться на лучшее. Все зависит от результатов анализов. Рози?

– Его отец? – чуть дрожащим голосом переспросила Розали. Она не могла справиться со своими чувствами, когда он так произносил ее имя. – Он тоже там, на Ямайке? Вместе с женой и…

– Да, они все здесь.

– Неужели? – Это вырвалось помимо ее воли.

– Конечно. Что-то случилось? – тихо спросил Кингсли.

– Нет, ничего не случилось, – солгала Розали.

– Я тебе не верю, но мне надо идти. Береги себя, дорогая. Увидимся завтра. Я люблю тебя.

– Я тоже тебя люблю. – По крайней мере в этом она не лгала.

Но любовь способна причинить боль. Сначала Розали сделала больно Кингсли, прогнав его, теперь ее терзают сомнения, и она собирается устроить Уорду допрос по поводу пышногрудой «канарейки».

С Майлзом она никогда не решилась бы на такое, боясь его гнева. Но если Кингсли действительно ее любит, он поймет, почему она спрашивает. Может, ему и не понравятся ее вопросы, но он честно ответит на них. Такой уж он человек.

Розали так хотелось поверить в то, что есть любовь, способная длиться вечно. Она устала бояться боли и разочарований, устала прятаться за маской безразличия. Кингсли Уорд подарил ей надежду на счастье. Сможет ли она прямо спросить его о сестре Алекса? Ведь, получив ответ, она может потерять Кингсли навсегда.

Так не хотелось снова разочароваться в жизни как раз в тот момент, когда она впервые почувствовала, что живет.

Розали приехала в аэропорт рано. Она просто не могла больше ждать.

Уйдя с работы в четыре часа, она все оставшееся до отъезда время провела в терзаниях по поводу того, что надеть. Все содержимое ее гардероба было свалено в кучу на кровати. Наряжаться ей не хотелось, но и выглядеть слишком буднично – тоже.

В конце концов она остановилась на легком белом платье с тонкими бретельками и сандалиях на пробковой подошве – просто и элегантно.

Стояла нестерпимая жара, но в воздухе пахло грозой. Где-то далеко-далеко слышались раскаты грома.

Самолет прилетел точно по расписанию. И хотя сердце билось как сумасшедшее, внешне Розали оставалась совершенно спокойной. Ее стройная фигурка привлекла ни один заинтересованный взгляд, но Розали ничего не замечала. Все мысли были только о Кингсли, она ждала его.

И вот Розали увидела знакомый высокий силуэт, который выделялся среди прибывавших пассажиров. Глаза Кингсли нашли ее в толпе, и его лицо засияло от радости.

– Привет. – Кингсли подбежал к ней и, бросив чемодан, крепко прижал к себе. Склонив голову, он накрыл ей губы поцелуем.

Губы были теплыми и нежными. Розали уловила знакомый аромат лосьона, и все внутри сладко заныло. По телу пробежала дрожь.

24
{"b":"4789","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пропаданец
Кнопка Власти. Sex. Addict. #Признания манипулятора
Очаруй меня
Прощение без границ
Больше жизни, сильнее смерти
Третье пришествие. Ангелы ада
Прощальный вздох мавра
Ошибки прошлого, или Тайна пропавшего ребенка