ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кимберли широко раскрытыми глазами смотрела на своего режиссера. Кто, черт побери, он такой?! И что это он о себе вообразил?!

– Ты что, Лоренс? Кто же это за женщину наряд выбирает? – заметив, как покраснела Кимберли, вмешалась Нэнси. – Я уверена, что она и сама в состоянии одеться соответственно случаю, – подмигнув подруге, добавила она.

Кимберли с удовольствием отметила, что надменная улыбка сползла с четко очерченных губ Лоренса. Да как он смеет диктовать ей во что одеться, как причесаться, как накраситься! Спасибо Нэнси за поддержку! На съемках как режиссер он может быть тираном, там у него все права на это, но вечером… Вечер – это ее собственное время, и, черт побери, она сама решит, как ей выглядеть!

Она торжествующе улыбнулась и потянулась за сумочкой.

– Тогда я поехала домой. Надо же как следует подготовиться!

Лоренс кивнул.

– А где вы остановились? У Декстера? Так и живете у старика?

Кимберли резко повернулась и успела поймать его дерзкий взгляд.

– Конечно!

– Тогда я заеду туда за вами около семи.

Неужели он все еще во власти своих бредовых фантазий о моих тесных отношениях с Декстером? – предположила Кимберли. Отлично, это его проблема. Не моя. А у меня сейчас своя проблема – как одеться!

– Послушай, она такая ранимая, а ты ее все время пытаешься поддеть! – дождавшись, когда за Кимберли закроется дверь, накинулась на босса Нэнси. – Я за эти дни ее отлично изучила. С ней нельзя так!

Но Лоренс, казалось, не слышал ее упреков. У него перед глазами все еще стояла Кимберли. Сегодня она была даже прекраснее, чем он ее запомнил. За все три недели, что он пробыл на Тасмании, не было ни дня, чтобы он не вспоминал ее. И поцелуй, которым она ответила на его порыв.

Ему тридцать восемь, и конечно же в его жизни были женщины. Но, расставшись, он никогда потом о них не вспоминал, однако с Кимберли все оказалось не так.

Кинопремьера была хорошим поводом, чтобы вернуться в Сидней. Он обманывал даже себя.

Ее присутствие в офисе оказалось для Лоренса неожиданным. Он, по правде говоря, был просто выбит из колеи. Он растерялся и… и начал делать глупости. Например, грубить.

– Ладно, переживет, – не желая открывать истинные чувства перед Нэнси, буркнул Лоренс.

Нэнси неодобрительно посмотрела на него и заметила:

– Ну и вид у тебя! Как у черта.

Он рассмеялся, направляясь к выходу, но, как только за ним захлопнулась дверь, смех тотчас оборвался.

Кимберли Кентон! Так что же с тобой делать?!

Через три часа Лоренс позвонил в дверь дома Декстера.

Кимберли выглядела сногсшибательно. Ее платье, конечно же не красное, а цвета морской волны, расшитое серебряной нитью, плотно облегая, соблазнительно подчеркивало прелесть ее фигуры и усиливало зелень глаз. Волосы, подхваченные серебряной лентой, тугими локонами спадали на плечи. И пусть Кимберли не была одета так, как хотелось Лоренсу, она показалась ему самой прекрасной женщиной, которую он когда-либо видел.

– Помнится, кто-то утверждал, что русалок нет? – прошептал он восхищенно.

Кимберли облизнула губы, коралловая помада влажно заблестела.

– Я…

– Боже мой! Если бы я не знал тебя хорошо, то подумал бы, что ты – романтик.

Лоренс повернулся к говорящему. Как же ему хотелось, чтобы Декстер и его насмешки оказались сейчас за тысячи километров отсюда!

– Не смеши меня, Декстер! – огрызнулся Лоренс и обратился к девушке: – Вы готовы? Если мы поспешим, то приедем раньше всех героев сегодняшнего вечера.

– А я-то думала, что главный герой – вы, – съехидничала Кимберли, откровенно любуясь им. Черный смокинг, белоснежная рубашка – до чего же Лоренс Роско хорош в таком наряде!

– Нет, я – в следующем году, – совершенно серьезно ответил он.

– Счастливо повеселиться, ребята! – пожелал им вдогонку Декстер.

– Постараемся! – заверил Лоренс с тайной надеждой испортить ему настроение.

Но настроение испортилось у него самого, причем сразу же, как они сели на заднее сиденье лимузина, который должен был отвезти их на премьеру. Кимберли притихла в уголке, что было совершенно на нее не похоже, и нервно покусывала нижнюю губу.

– В чем проблемы? – участливо поинтересовался Лоренс.

– Проблемы? – Она широко распахнула глаза. – Кто сказал, что у меня проблемы?

Лоренс вздохнул и закинул руку на спинку сиденья – чуть выше плеч девушки.

– Ладно! Знаете, я действительно был не прав, когда диктовал вам, что надеть. Без моих советов вы справились с этим гораздо лучше.

Это признание крайне удивило и обрадовало Кимберли, однако напряжение не проходило.

Лоренс как бы случайно перенес руку со спинки сиденья ей на плечи.

– Кимберли, я…

– Пожалуйста, не надо, – прошептала она, отодвигаясь от него в самый уголок. – Разве вы забыли? Нас связывает только работа!

– И она будет бесповоротно испорчена, если вы не улыбнетесь, – кисло усмехнувшись, подхватил Лоренс.

Досадно! Об этой женщине он постоянно думает, а она не позволяет даже дотронуться до нее!

– Это была ваша идея, Лоренс, и поэтому… о-о-о…

Его губы, прильнувшие в поцелуе к ее губам, не дали ей договорить.

Лоренс так изголодался по этому ощущению, что сейчас просто утонул в удовольствии. Он пил сладкий нектар губ Кимберли, замирая от свежего теплого дыхания, чувствуя на своей груди ее руки, слабо пытающиеся оттолкнуть его. Кимберли была настолько соблазнительна, что волна горячего желания захлестнула его с головой.

– Мы подъезжаем, сэр! – доложил водитель.

Лоренс резко отпрянул от Кимберли, но в ее глазах успел разглядеть, прежде чем она быстро отвернулась к окну, такое же сильное желание.

У входа в кинотеатр уже собралась толпа желающих попасть на премьеру. Лоренс внимательно вгляделся в нее.

Да, большое спасибо Питеру за его тактичное предупреждение, которое привело его в чувство. Хороши бы они были! Да репортеры, заметив такое, не оставили бы камня на камне, докапываясь до истины.

Но как Кимберли держится! Хладнокровно, с грацией кинозвезды, которой вся эта шумиха не в диковинку, она покинула лимузин. Лавина золотистых волос рассыпалась по ее плечам, румянец разгорелся на щеках, глаза светились как изумруды. Лоренс дерзко предположил, что это его поцелуй сделал Кимберли еще прекраснее.

Он взял ее руку, нежно сжал пальцы и первым ступил на красную ковровую дорожку, ведущую к входу в кинотеатр.

– Все хорошо, – шепнул он своей спутнице, улыбаясь фото – и кинорепортерам, которые суетились вокруг, снимая их появление.

– А вы тут ни при чем! – буркнула Кимберли, но улыбка ни на мгновение не покинула ее лица.

Да, пожалуй, эта женщина действительно умеет за себя постоять! – невольно восхитился Лоренс.

– Хотя я и поцеловал вас сейчас, но не надо делать из этого какие-нибудь выводы! – насмешливо прошептал он.

– Не повторяйтесь! – сверкнув глазами, отрезала она.

Но, как это ни печально, несколько месяцев, пока они будут работать вместе, ему придется это повторять… Кимберли почувствовала, как дрогнули его пальцы, и сердито предупредила:

– И не уверяйте меня, что не нервничаете.

Конечно, нервничаю, но не от того, что имеешь в виду ты, девочка! – подумал. Лоренс. Такие мероприятия уже давно меня не волнуют. Сохранился только чисто профессиональный интерес.

Мир кино Лоренс Роско знал с детства, он очень хорошо запомнил свою жизнь в Голливуде. И собственную клятву вернуться туда триумфатором. В прошлом году он сделал это, получив «Оскара» как лучший режиссер. Но фильм о Мэрианн, надеялся Лоренс, соберет целый урожай призов, и Кимберли должна ему помочь!

– Вовсе нет, я не волнуюсь, – улыбнувшись, заверил он.

Кимберли пожала плечами.

– Теперь мы обречены идти до конца. Или мы выигрываем, или – провал!

Лоренс пристально посмотрел на девушку.

– А что бы вы предпочли? – спросил он, хотя и заметил уже знакомые ему огоньки в ее глазах. Да, она готова бороться!

14
{"b":"479","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дважды в одну реку. Фатальное колесо
Осада Макиндо
Карлики смерти
Влюбиться в жизнь. Как научиться жить снова, когда ты почти уничтожен депрессией
Молёное дитятко (сборник)
Смертельный способ выйти замуж
Эффект Марко
Работа под давлением. Как победить страх, дедлайны, сомнения вашего шефа. Заставь своих тараканов ходить строем!