ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Питер, отвези, пожалуйста, мисс Кентон к мистеру Блумеру, – приказал Лоренс, явно не собираясь сопровождать ее.

– А вы не присоединитесь к нам, мистер Роско? – дипломатично спросил Питер.

– Я немного пройдусь. Кимберли, позвоните Нэнси и обговорите с ней детали нашего отъезда. В понедельник, – заглянув в машину, где Кимберли уже уютно устроилась на заднем сиденье, небрежно бросил он и, резко повернувшись, зашагал прочь.

Сообщение о близком отъезде застало Кимберли врасплох. Она безмолвно сидела в уголке огромного лимузина, в то время как Питер, закрыв за ней дверцу, занял свое место за рулем, завел мотор и потихоньку отъехал. Немного придя в себя, Кимберли посмотрела в заднее стекло. Лоренс уже свернул за угол.

Какой маленькой, обессилевшей и абсолютно беззащитной почувствовала она себя в этот момент на огромном кожаном сиденье роскошного лимузина.

Хорошо! Я, допустим, осознавала с самого начала, что появление на кинопремьере – не романтическая прогулка, а часть работы, но у меня и в мыслях не было, что Лоренс запросто бросит меня, не проводив до дома. А я-то, наивная, еще ломала голову, как поделикатнее избавиться от него, когда мы приедем к Декстеру!

Ну что ж, значит, – наплевать и забыть!

Кем бы она ни была – она не стоит моих страданий!

Лоренс стоял на середине моста в темноте, устремив невидящий взгляд на мутный поток воды, несущийся внизу. Он даже не осознавал, зачем сюда приехал и сколько времени стоит здесь после того, как отпустил разговорчивого таксиста. В голове крутилось только одно: откуда у девчонки такая наглость, постоянная наглость с первой встречи до сегодняшнего вечера?

Его присутствие на этой премьере конечно же было необязательным, но появиться там с Кимберли поначалу показалось Лоренсу превосходной идеей. Однако, вместо того чтобы получше узнать друг друга, как он планировал, выясняется, что она знает – и хорошо знает! – звезду этого фильма. Он возлагал большие надежды на этот вечер, но чем все закончилось? А выбросить Кимберли Кентон из головы он уже не в состоянии – факт! Неопровержимый! И долго продержаться от нее на дистанции он тоже не сможет. Восхитительные линии тела, упоительный вкус ее губ просто сводят его с ума.

Когда-то давно, еще в юности, Лоренс решил, что ни одна женщина не будет для него значить так много, чтобы ради нее отказаться от цели своей жизни. Можно наслаждаться женщинами, их обществом, их юмором, их теплом, их любовью, наконец. Но позволять им командовать собой? На этом споткнулся его отец, и Лоренс не хотел, чтобы нечто подобное случилось и с ним.

Кимберли! Эти изумрудные глаза, в которых так и хочется утонуть! Этот маленький носик, это легкое дыхание, которое сводит с ума! Этот восхитительный рот, созданный для поцелуев, и это тело, полное неги и призыва к ласкам! И мелодичный смех, о который все его принципы разбились вдребезги.

Появление красавчика Эвана и его фамильярное обращение с Кимберли вызвало у Лоренса негодование. Как Нилл мог так запросто, на виду у толпы целовать ее?

И зачем тогда существуют какие-то устои? Однако не от того ли, что так легко нарушал их его отец, он и погиб тридцать лет назад?

Лоренс был еще слишком мал в то время, но отлично запомнил слова отца. Тот говорил, что больше не может оставаться с ними, так как полюбил другую женщину. Актрису, с которой работал. И раз такое дело, то им с матерью надо развестись.

Все время, пока шел бракоразводный процесс, газеты были наводнены слухами о предмете отцовских воздыханий. Развод сильно повлиял на карьеру отца. Студии, не желая рисковать своей репутацией, перестали приглашать его. И только верные друзья, такие, как Декстер, да пара режиссеров, продолжали поддерживать с ним отношения.

Однако не прошло и года, как из блестящего, великолепного актера Кристофер Роско превратился в безработного пьяницу, находившего утешение только в вине. И однажды ночью, пьяный и злой, он не смог справиться с рулевым управлением на крутом повороте дороги и слетел с обрыва. Желтые газеты опять подняли крик, что и здесь всему виной была женщина.

Тогда-то Лоренс со свойственным юности максимализмом и решил, что никогда не дотронется до алкоголя и не влюбится в женщину с такой силой, что не сможет без нее жить. И он сдержал свою клятву.

Однако, как оказалось, до поры.

Черт возьми! Похоже, теперь он и сам не знает, чего хочет. За исключением Кимберли, которую он именно хочет: с каждым днем все сильнее. Вот что! Он должен расстроить их завтрашний обед с Эваном Ниллом! К счастью, в контракте есть для этого зацепка!

Приняв решение, он уверенной походкой направился в сторону своего дома. Довольная улыбка блуждала по его губам. Кимберли придет в бешенство, когда обнаружит, что не может встретиться со своим ненаглядным Эваном. Ха! А на разъяренную Кимберли, когда ее глаза сверкают зеленым огнем, стоит посмотреть!

Лоренс почувствовал теплую волну желания, представив эту картину…

Упругой уверенной походкой, с широкой улыбкой на лице он вошел в парк. До дома оставались считанные шаги – только пройти аллею.

Погруженный в свои бессовестные мысли, Лоренс не заметил мужчину, стоявшего под деревьями, куда не попадал свет уличного фонаря. Тот неожиданно возник перед ним с бутылкой в руке.

Лоренс почувствовал сильный удар по голове, вскрикнул и провалился в темную бездну небытия.

9

– Скорее выбраться из этого проклятого места!

Кимберли услышала раскаты голоса Лоренса еще в коридоре клиники.

Почти двадцать минут ей пришлось прождать, пока в приемном покое искали его имя в списках, затем еще около десяти минут занял переход из основного корпуса в частное крыло, куда поместили знаменитого режиссера, пострадавшего в ночном инциденте.

Но из слов, услышанных Кимберли, было ясно, что пациент не собирается задерживаться здесь надолго.

Когда она вошла в палату, Лоренс стоял возле кровати и натягивал рубашку. Утомленная Нэнси, присев на краешек стула, пыталась образумить босса.

Но разве можно ладошкой остановить лавину? Разве можно переубедить Лоренса Роско?

Заметив входящую в палату Кимберли, он зло прищурился.

– Какого черта вам здесь надо?! – грубо прорычал он, не попадая рукой в рукав пиджака. Кимберли отметила, что это был уже другой пиджак, а не тот, в котором он щеголял вчера вечером. Вероятно, вездесущая Нэнси принесла более подходящую в данной ситуации одежду. – Пришли посмотреть, вышибли мне мозги или только оторвали голову?

Кимберли проигнорировала его нападки. Она удивилась бы, поведи он себя по-другому после вчерашних событий.

– Не вижу ничего особенного, – заверила Кимберли, стараясь не смотреть на его забинтованную голову. – Как вас угораздило упасть?

Неужели на него действительно кто-то посмел напасть? Невероятно! Однако марлевая повязка красноречиво свидетельствовала в пользу нападения.

Лоренс резко повернулся к Нэнси.

– Это ты проболталась, что я здесь?

Нэнси, как всегда, сохраняла абсолютное спокойствие.

– Конечно нет.

– Поверьте, это не Нэнси, это дядя Декстер, – поспешила на выручку Кимберли. – Он…

– Так что? Уже весь мир знает, что на меня напали?! – взорвался Лоренс, полностью теряя над собой контроль. Гримаса боли исказила его лицо. Видимо, даже от крика голова просто раскалывалась.

– Сомневаюсь, что всему миру это интересно! – не сдержавшись, съязвила Кимберли. – Но дядя Декстер, очевидно, знает, иначе, как бы он мог сообщить мне?

Лоренс бросил на нее ненавидящий взгляд.

– Ну, раз вы уже здесь, воспользуемся этим. Вы понесете мою сумку. – Не дожидаясь реакции на свой приказ, он быстро направился к выходу из палаты.

Без сомнения, это был приказ! И Кимберли, кажется, поняла, почему Лоренс отдал его. Это был единственный выход из неловкого положения, в котором он оказался. Чтобы не уронить свое реноме в ее глазах, надо выглядеть как можно самоувереннее и решительнее. Особенно если у тебя перебинтована голова. Как на линии огня. И Кимберли в данный момент оказалась просто свежей мишенью.

16
{"b":"479","o":1}