ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Декстер точно уловил момент, когда на экране появилась Кимберли, – по тому, как напрягся Лоренс, как подался вперед в своем кресле, как впился глазами в экран.

Да! Да! Да!

Декстер едва сдерживал волнение. Он был абсолютно уверен, что Лоренс нокаутирован. Теперь все будет зависеть от того, насколько глубоко он заглотнул наживку.

Но в одном Декстер уже нисколько не сомневался: Лоренс не уедет.

2

– Ну вот, а раньше я не верил, что русалки действительно существуют!

Даже веки девушки не дрогнули. Она была уверена, что обладатель бархатного голоса – один из гостей крестного. Их она успела рассмотреть, и ни один, по ее мнению, не заслуживал того, чтобы она открыла глаза. Она прилетела из Англии утром, ужасно устала, едва держалась на ногах. Страшно хотела спать. Но именно это – выспаться – оказалось неосуществимой мечтой в доме, переполненном шумными, разодетыми и не совсем трезвыми людьми.

Наконец она нашла убежище в бассейне, что занимал почти половину цокольного этажа великолепного загородного дома. Удобно устроившись на надувном матрасе, она нежилась в полудреме, чувствуя, как подогретая вода расслабляет ее, снимает дорожную усталость, возвращает силы. Состояние покоя и приятного умиротворения охватило ее, и самое последнее, чего бы теперь ей хотелось, – чтобы кто-нибудь из этой развеселой публики обнаружил ее убежище.

– Я не русалка, у меня нет рыбьего хвоста, – пробормотала она пренебрежительно и для наглядности пошевелила пальцами ног.

Все еще в полудреме она опустила руки в теплую воду. Бикини цвета турецкой лазури выигрышно подчеркивало ее юность, длинные белокурые волосы свободно плавали на поверхности воды.

– Когда русалка не в воде, она без хвоста, – продолжал мурлыкать мужчина.

– Но я в воде! – возразила она с нарастающим раздражением, так и не повернув головы.

Надежда, что назойливый собеседник в конце концов поймет, что вступать в разговор у нее нет ни малейшего желания, и оставит ее в покое, все еще не покидала ее.

– На воде, – поправил мужчина и насмешливо поинтересовался: – Скажите, ваш акцент настоящий или вы просто репетируете роль для вечера?

Она сердито поджала губы. Черт побери! Я так хотела хоть немножко побыть в одиночестве, так нет же! Является какой-то приставучий тип, пытается разговорить меня, да еще издевается над моим английским произношением!

– А это – ваш акцент? – повторила она вопрос, превосходно имитируя его типично американское произношение. – Или вы просто репетируете роль?

– Ну и ну! Ваша взяла!

– А что заставило вас подумать, что я актриса? – Наконец-то девушка проявила к нему интерес.

– Большинство, если не все, гостей Декстера на этом вечере – люди искусства, – объяснил мужчина.

– Включая и вас?

– Включая и меня, – сдержанно, как бы устанавливая барьер, не допускающий дальнейших расспросов, подтвердил он.

Девушка не удивилась резкой перемене тона собеседника. Когда она объявила матери о своем желании стать актрисой, та выплеснула на нее уйму ужасных предупреждений, многие из которых оказались бесполезными, но два совета она взяла на вооружение: никогда не позволять никому использовать себя и, второе, никогда не болтать о себе. Этому девушка должна была научиться, и жизнь научила ее.

Она получила хороший урок от первого же своего режиссера. Тогда она еще не понимала, что его интерес к ней продлится не дольше, чем сценическая жизнь пьесы, – всего три недели. Затем он принялся за постановку новой пьесы… и за новую наивную девочку. Да, она очень страдала. Из-за мужчины, конечно. Ну и из-за провалившейся пьесы.

Теперь она научилась распознавать в милых джентльменах подлинных хищников и даже составила собственную шкалу для определения вязкости их взглядов, направленных на женское тело. Поэтому-то, сразу оценив взгляды сегодняшних гостей как близкие к критической отметке, она и постаралась исчезнуть в бассейне. До сих пор, сталкиваясь с «красавчиками», она чувствовала тупую боль в сердце – памятку, оставленную своим первым поражением.

Боже! Выходит, я все еще сержусь на Майкла за то, что он меня бросил? – удивилась девушка. А думала, что уже избавилась от наваждения. Нет, как оказалось. Что ж, не пора ли взглянуть на загадочного собеседника? Кто знает? Может быть, он как раз то, что нужно женщине?

Черт! Я становлюсь циничной. Станешь тут циничной – после Майкла. И к тому же, женщины всегда гораздо язвительнее в отпуске, чем во время работы. Есть время отточить язычок.

Отпуск. Звучит неплохо, но в действительности означает лишь то, что я снова без работы. Снова! После окончания драматической школы я снялась в проходной роли в фильме, не имевшем успеха, и сыграла в той самой злополучной пьесе, продержавшейся на сцене три недели. Так и выходит, что отдыхала я больше, чем работала.

– Вам не следовало бы спать на воде, – услышала она тот же бархатный голос.

Значит, этот тип не оставил меня в покое.

– Благодарю за совет, – съязвила она, – но я буду делать, что…

Слова застыли у нее на губах, так как она наконец повернула голову, чтобы разглядеть своего собеседника. Нет! Этого не может быть! Это же…

– Вы?! Я… – Забыв, что под ней верткий надувной матрас, она резко села, но потеряла равновесие и с шумом, расплескивая фонтан брызг, плюхнулась в воду.

Этот мужчина!

Я знаю его! Хотя нет, не знаю, я только…

Господи! Какая вода противная на вкус! Не хватает только утонуть в бассейне!

Это же… Нет, мне необходимо вынырнуть…

Но вместо этого она тихо опускалась на дно. Неожиданно сильные руки обхватили ее за талию, вытолкнули на поверхность. Она попыталась плыть к бортику, но эти же руки снова перевернули ее на спину и оттолкнули к середине бассейна. Она попыталась протестовать, однако резким движением вновь была перевернута на живот. Мало того, садист-спаситель слегка нажал ей на спину, заставив еще хлебнуть этой ужасной воды.

– Постойте! – вдохнув, закричала она, пытаясь оказать сопротивление. Безрезультатно. – Вы утопите меня! Ой, больно же!

– Больно же! – передразнил он, снова переворачивая ее на спину. – Следовало бы хорошенько вас отдубасить! – Его лицо исказилось от гнева. – Только набитая дура, не умея плавать, идет в бассейн одна. Я беру свои слова назад. Никакая вы не русалка. Вы сейчас как кит, выброшенный на берег.

Она собиралась дать достойный отпор этой словесной атаке, но, посмотрев на мужчину, передумала. Пожалуй, действительно можно получить хорошую трепку – такое негодование было написано на его лице.

Ну надо же! Он не задумываясь, даже не раздевшись, сиганул в воду, чтобы спасти меня! Девушке стало весело, но она сдержала смех. Пока не время. Посмеемся потом.

– Как вы любезны, – протянула она. – Но вы ошибаетесь, плавать я умею. И даже хорошо. – Не объяснять же, что, узнав его, она от удивления забыла все на свете. В том числе и как плавать.

Лоренс Роско. Режиссер нашумевшего фильма, получившего «Оскар». В прошлом году она смотрела по телевизору вручение наград и видела, как он поднимался на сцену, слышала его великолепную и остроумную речь.

Высокий, смуглый, сероглазый: все данные, чтобы стать звездой экрана или сцены. Но он выбрал другой путь, и его могучий талант развернулся благодаря камере. Так ищут невесту, а находят колдунью. Так он нашел свое призвание. Режиссер от Бога, режиссер, на которого в мире кинобизнеса сегодня молятся. Он был от нее так же далек, как Солнце от Земли. И она могла быть для него только предметом насмешки. Цепляйся теперь коготками за дверной косяк, детка, дверца-то вот-вот захлопнется!

– А мне показалось, что вы тонете. Но, оказывается, вы просто перепутали верх и низ, поверхность и дно, и нырнули вместо того, чтобы вынырнуть. – Он откровенно издевался, подсаживая ее на бортик бассейна.

Справившись, сказать по чести, с не слишком тяжелым делом, он энергичным движением руки стряхнул капельки воды с темной копны волос.

2
{"b":"479","o":1}