ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Приземляемся, Лоренс. – Голос Нэнси вплыл в сознание издалека и словно из тумана.

Лоренс недоумевал, как не услышал объявление стюардессы пристегнуть ремни. Лайнер начал снижаться.

Черт побери! Надо взять себя в руки. Впереди – съемки фильма. И Кимберли станет в нем звездой!

– Кимберли…

– Да? – Она смотрела на него широко открытыми глазами.

Господи! Он произнес ее имя вслух! Да он ведет себя как глупый школьник. Ведь не влюблен же он в нее на самом деле! Нет, он никогда не влюбится в женщину, с которой предстоит совместная работа.

– Ты пристегнула ремни? – нашелся он.

– Конечно! – В ее голосе звучало недоумение.

Лоренс удовлетворенно кивнул.

– Посмотри! Как тебе остров с высоты? – Лайнер скользил вдоль бухты по направлению к аэропорту, понемногу теряя высоту.

– Выглядит неплохо, – немного помолчав, проронила Кимберли, даже не взглянув в иллюминатор.

Лоренс раздраженно отвернулся. Да, эта потенциальная звезда, похоже, доставит ему гораздо больше проблем, чем он предполагал.

Она казалась безмятежно счастливой, когда, сидя в машине рядом с Нэнси, ехала из аэропорта. Кимберли любовалась красотами поздней весны на острове: ярким золотом буйно цветущего дрока, разноцветьем полян, синими и белыми колокольчиками, поздними нарциссами. На уже зеленеющих лугах паслись стада коров и отары овец.

– Боже, как красиво! – воскликнула она.

От ее улыбки у Лоренса защемило сердце.

Такой он Кимберли еще не видел.

– Что, опять голова разболелась? – встревожилась Нэнси, взглянув на него.

– Немного, – отвернувшись, пробормотал он, смущенный тем, что опять застигнут врасплох.

Девушки весело щебетали на заднем сиденье машины. Кимберли расспрашивала Нэнси об острове, который та покинула ради карьеры много лет назад. Лоренс в беседу не вступал – ему было тяжело даже слышать голос Кимберли.

– Господи, да когда же вы замолчите? – не поворачивая головы, простонал он. – У меня мозги трещат от вашего кудахтанья!

Девушки не прекратили беседу, но перешли на шепот. Теперь Лоренс многих слов не мог разобрать, и это злило его еще больше. Все раздражало его сейчас, но больше всего – Кимберли Кентон.

Хобарт, главный город острова, ошеломил Кимберли. Она засыпала Нэнси вопросами об истории, об обычаях и о традициях островитян.

Даже то, что Нэнси и Кимберли спелись, раздражало Лоренса. Казалось, девушкам вполне хватает общества друг друга и ни в ком другом они не нуждаются. Положим, опекать молодую актрису входило в служебные обязанности Нэнси, но ее повышенное внимание к Кимберли явно выходило за рамки этикета и служебного долга. Неужели Кимберли раздражает только его одного?

Лоренс почувствовал явное облегчение, когда машина подрулила к дому, арендованному съемочной группой на время работы. Он попросил водителя не загонять машину в гараж, так как собирался встретиться с операторской группой, которая вовсю трудилась даже в его отсутствие, снимая природу. Да и от Кимберли Лоренсу пока хотелось держаться подальше.

– Выбирайте любую из спален. Только справа от лестницы – моя. – Лоренс протянул им ключи. – Если, конечно, не хотите жить вместе, – добавил он сухо. Настроение его резко упало: он все-таки посмотрел на Кимберли.

Она была счастлива и… великолепна! На лице ни следа косметики, отчего она выглядела немного беззащитной, но еще более привлекательной.

– С тобой? – Нэнси кокетливо стрельнула в него глазами. – Нет уж, спасибо! – добавила она, уже откровенно хохоча.

– Ну а ты, Кимберли? Мы могли бы согревать друг друга ночью. – Лоренс криво усмехнулся.

Нэнси медленно повернулась и, прищурившись, посмотрела на него. Она отлично понимала, что это просто шутка, но явно не одобряла ее. А вдруг он на что-нибудь надеется?

– Если я не ошибаюсь, в доме центральное отопление, – строго отрезала Кимберли.

– Но в Англии, должно быть, намного холоднее? – продолжал он язвительно.

Кимберли пожала плечами.

– Давно там не была, возможно…

Лоренс отдавал себе отчет в том, что подобная игра не доведет до добра, пора прекратить дразнить судьбу, но как будто дьявол вселился в него, морочил, не давая остановиться.

– Ну и где, интересно, ты жила, пока не приехала к Декстеру? – не замедлил Лоренс задать провокационный вопрос.

Глаза Кимберли превратились в узенькие щелочки.

– Где или с кем?

Лоренс вздрогнул. Похоже, ледяной барьер снова возник между ними.

– Тебе виднее.

– В Стокгольме, – сообщила Кимберли. – Там очень холодно зимой. Думаю, здесь будет лучше. Однако спасибо за предложение. – Она не мигая смотрела ему прямо в глаза.

– Пожалуйста. Ну, устраивайтесь. Увидимся позже.

– Да, Лоренс! – задержала его в дверях Нэнси. – А как насчет обеда?

– Поищите что-нибудь в холодильнике, – неуверенно бросил он, посчитав, что самое время исчезнуть.

Его щеки предательски пылали. Мальчишка! – подумал Лоренс. Я веду себя, как мальчишка!

12

– Он меня ненавидит! – Кимберли, закрыв лицо руками, разрыдалась.

– Я так не думаю, – осторожно возразила Нэнси, обходя кухонный стол, за которым сидела Кимберли. – Лоренс никогда не вел себя так эмоционально. Знаешь, все-таки очень хочется есть. Давай заглянем в холодильник.

Кимберли изо всех сил старалась успокоиться, но не могла сдержать слез. Все-таки «шутка» Лоренса о совместной спальне очень больно ударила по ее натянутым нервам.

– Эй! – Нэнси присела рядом, испытующе глядя на нее. – Что, дорогая? Между вами что-то было?

Нэнси очень нравилась Кимберли, и она была уверена, что наконец-то нашла подругу. Но даже ей Кимберли не решилась открыть душу.

– Да нет. Ничего такого, о чем стоило бы поговорить, – стараясь не смотреть Нэнси в глаза, промямлила Кимберли. – Но ты сама все слышала. Он просто невыносим!

Нэнси вздохнула сочувственно.

– Я же тебе говорила, не раскрывайся перед ним. Не позволяй ему читать твои мысли. Иначе он и вправду достанет тебя. Вот тогда-то твоя жизнь уж точно станет невыносимой.

– Не представляю, как ты его переносишь! – прошептала Кимберли.

– Знаешь, есть еще одна хитрость. Не помню, говорила ли я тебе об этом, – продолжала Нэнси. – Никогда не задевай его, иначе ты же и останешься битой.

Как запоздало это предупреждение!

Девушки распаковали вещи, каждая в своей спальне. Стараясь не возобновлять разговор на щекотливую тему, они приготовили ленч.

Кимберли с любопытством обошла дом и, к своему удивлению, обнаружила, что в нем, кроме них троих, больше никого нет. Все остальные комнаты оказались свободны.

– Лоренс любит простор, – объяснила Нэнси.

– Ага! Расскажи кому другому! Это все из-за пятнадцатого пункта, будь он неладен! – воскликнула Кимберли. – Или я не права? – Она вопросительно подняла брови.

– Я тебе этого не говорила, – нехотя отозвалась Нэнси.

– Да потому что мы обе это знаем! И наше так называемое «уединение» связано именно с этим. – Кимберли не прельщала перспектива оставаться здесь почти наедине с Лоренсом.

– Не злись ты так! – проворчала Нэнси. – Пойми, тут гораздо лучше, чем с группой. Намного удобнее. Поверь моему опыту, наконец.

Нэнси поднялась из-за стола, убрала посуду, оставшуюся после ленча. Подойдя к окну, она выглянула и прислушалась.

– Знаешь, по-моему, наша машина в гараже. Давай, я покажу тебе остров. Поехали?

Кимберли заколебалась.

– Вдруг Лоренс вернется, а нас не будет?

– Ну и что? – Нэнси пожала плечами. – Мы совсем не обязаны сидеть здесь и дожидаться, когда он соблаговолит явиться. И вообще, кто знает, когда он вернется? Такой великолепный день, просто грех не прогуляться.

Нэнси, взяв на себя роль водителя и гида одновременно, старалась изо всех сил.

– Это прямо маленькая Англия, – изумлялась Кимберли, разглядывая из окна лимузина проносящиеся мимо придорожные строения.

20
{"b":"479","o":1}