ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но лучше, – уточнила Нэнси. – Возможно, я пристрастна, но я считаю, что здесь гораздо лучше, чем в Англии. Разве что дороги похуже, разогнаться трудно, но зато и аварий здесь меньше, чем в Англии или в Штатах.

Кимберли импонировало то, как эстетка Нэнси пытается внушить любовь к своему в общем-то довольно простому и даже грубому острову.

– И, подумать только, что всего месяц назад я даже не слышала об этом острове… – задумчиво заметила Кимберли.

– Да, мы не очень распространяемся о его красотах, чтобы не привлекать большого количества туристов. Ведь остров невелик, хочется сохранить его первозданным, а туристы… Да ты и сама отлично знаешь, чего от них можно ожидать. – Нэнси нахмурилась, но тут же улыбнулась.

Кимберли великолепно отдохнула в этой поездке, но от предложения навестить родителей Нэнси отказалась. Ей хотелось в тишине поработать над ролью, пока не вернется Лоренс.

Было уже около восьми. Кимберли сидела на софе, поджав ноги. Раскрытый сценарий лежал рядом.

Услышав шум подъехавшей машины, она насторожилась. Хлопнула входная дверь, и неожиданно прежнее напряжение навалилось на нее. Нестерпимо захотелось пить, Кимберли слезла с софы и спустилась в кухню.

Лоренс стоял у холодильника, спиной к ней.

– Мне показалось или ты действительно на машине? – как можно спокойнее спросила Кимберли.

Лоренс медленно повернулся и взглянул на девушку. В зеленом свитере и в плотно облегающих джинсах, со свободно распущенными волосами, босая, она походила на настоящего хиппи. Но ему понравился и этот новый ракурс.

– Я взял напрокат еще одну машину. Иначе втроем трудно обойтись, – объяснил он. – Послушай, я думал, что вы позаботитесь о хлебе насущном, но в холодильнике по-прежнему пусто. И вообще, есть что-нибудь пожевать? – хмуро поинтересовался он.

Кимберли внимательно посмотрела на него. Да, он здорово устал, темные круги появились под глазами. Видимо, ему нелегко дался сегодняшний день с перелетом и съемками сразу же после него. Да еще этот удар бутылкой по голове!

– Нэнси уехала навестить родителей, а я тоже еще не обедала, – поспешила объяснить Кимберли. – Но в холодильнике кое-какая еда все же есть. Несколько яиц и салат. Давай сделаем омлет и салат.

Лоренс кивнул.

– Ты приготовишь омлет, а я салат. Хорошо?

Следующие пятнадцать минут неожиданно показали, что они могут спокойно находиться в обществе друг друга. И даже работать вместе. По крайней мере, незамысловатую еду они готовили в полном согласии.

– Совсем неплохо! – заметил Лоренс, прожевав первый кусочек омлета.

Она усмехнулась – комплимент пришелся ей по вкусу – и протянула на американский манер:

– Мы, умирающие с голоду второсортные артисты, должны уметь приготовить недорогое блюдо так, чтобы оно возбуждало аппетит.

Лоренс наклонил голову и пристально уставился на Кимберли.

– Что-то ты не очень похожа на умирающую, – наконец подвел он итог своим наблюдениям.

Еще бы! – подумала Кимберли. Разве моя семья допустила бы такое? Хотя я и принимаю их помощь только в самом крайнем случае.

– Я не хотел тебя обидеть, Кимберли, – хмуро произнес Лоренс, по-своему истолковав ее молчание. – Черт, я, кажется, совсем разучился вести светскую беседу! – Он положил нож и вилку на стол, откровенно злясь на себя.

Кимберли мягко улыбнулась.

– Я не обиделась, Лоренс. И, если честно, сильно сомневаюсь, что ты вообще мог когда-нибудь это делать. Пожалуй, уже поздно учиться.

– Ешь свою еду, женщина! – произнес он притворно грозно.

– Так-то лучше! – весело откликнулась Кимберли. – И даже не старайся изменить себя, Лоренс! Не поймут.

– Ты заставляешь меня хорошо о себе думать, ты знаешь об этом, женщина? – спросил он, самодовольно щурясь. – А что, я действительно безнадежный деспот?

Кимберли открыла рот, чтобы ответить, но в последний момент передумала. В конце концов, честность – не всегда верная политика.

– Я лучше помолчу, не возражаешь?

Лоренс широко улыбнулся.

– Еще никто и никогда так со мной не разговаривал.

Кимберли вопросительно посмотрела на него.

– И?..

– И даже не старайся изменить себя, Кимберли! Не пойму! – Пожав плечами, он почти дословно повторил ее слова.

Что-то похожее на легкий флирт проявилось в их беседе, но Кимберли почему-то не хотелось прерывать игру.

– Можно считать это первым комплиментом?

– А ты как думаешь? – Лоренс смотрел на нее не мигая. Глаза приобрели уже знакомый ей стальной блеск.

– Ну уж нет! Я первая спросила.

– Уже во второй раз за последние несколько минут? – задумчиво прошептал он и, заметив непонимающий взгляд Кимберли, объяснил: – Я уже чуть раньше похвалил твою стряпню.

– Хорошо, два комплимента за один вечер! – торжественно провозгласила Кимберли, еле сдерживаясь, чтобы не расхохотаться.

– А как ты отнесешься к белому вину, если мы добавим его к нашему «обеду»? – спросил Лоренс, направляясь к холодильнику. – Я купил несколько бутылок на прошлой неделе, когда решил, что вы с Нэнси будете жить здесь.

Кимберли видела эти бутылки, но, так как знала, что Лоренс не пьет, ей и в голову не пришло предложить вино к столу.

– Бокал было бы не плохо, – неожиданно вырвалось у нее.

Куда подевалась ее осторожность? Зачем ей вино, когда Лоренс и так пьянит ее? Однако идти на попятный было поздно, слово – не воробей. Ладно, она только пригубит бокал, и все будет прекрасно.

Но вино оказалось превосходным. Кимберли с удовольствием выпила весь бокал и без зазрения совести налила себе еще. Рассказ о поездке по острову она приберегла на конец обеда.

– Да, место чудесное! – поддержал ее восхищение Лоренс. – А какой воздух! И, что немаловажно для нас, киносъемками островитяне не избалованы. Или не утомлены – не знаю, что точнее. Поэтому дополнительных затруднений не возникает. Народ здесь славный!

Кимберли согласно кивнула.

– Если они хоть капельку похожи на Нэнси, то о чем говорить! А Нэнси, наверное, очень рада провести несколько месяцев в родных краях.

– Да, она смогла уехать с острова, но не смогла забыть его, – серьезно заметил Лоренс. – Ты, наверное, не знаешь, но это именно она посоветовала нам посмотреть остров. И если бы не ее подсказка, снимали бы мы этот фильм где-нибудь на Арнемленде.

Удивительно, но они болтали как старые друзья. И вчерашний вечер, и утренняя напряженность – все казалось далеким и незначительным. Но когда раздался шум подъезжающей машины, на которой, вероятно, вернулась Нэнси, расслабленное состояние мгновенно улетучилось.

– Не уверена, что Нэнси захватила ключи от дома, – заметила Кимберли, и как бы в подтверждение ее слов раздался мелодичный звон дверного колокольчика.

– Странно, она отлично знает, как пройти черным ходом, – недовольно пробурчал Лоренс, вставая, чтобы отпереть входную дверь.

Кимберли даже не пошевелилась, продолжая мелкими глоточками потягивать вино. Если это Нэнси, то пусть сама убедится, что ее осторожность в данном случае ни к чему. И совсем необязательно предупреждать о своем появлении.

Но Лоренс почему-то задерживался. До Кимберли доносились приглушенные голоса и, похоже, женского голоса слышно не было. Необъяснимое волнение охватило Кимберли. Выждав еще несколько минут, она поднялась и тоже направилась в холл. На полпути она уже четко улавливала встревоженные мужские голоса.

Почувствовав ее присутствие, Лоренс оглянулся.

– Нэнси попала в аварию, – сказал он взволнованно. – Полицейский сообщил, что она в госпитале.

Картины одна страшнее другой промелькнули перед мысленным взором Кимберли. Она в ужасе уставилась на полисмена.

– Только порезы и ссадины, да еще сломана рука, миссис Роско, – поспешил успокоить ее он. – Уверяю вас, ничего смертельного. Извините, что так поздно побеспокоил вас, но родители мисс Тэсмон убедительно просили сообщить вам об этом.

Кимберли почувствовала, как краска заливает ее щеки. Надо же ему так ошибиться! Назвать ее миссис Роско! А Лоренс даже не поправил его. Почему он не сделал этого?

21
{"b":"479","o":1}