A
A
1
2
3
...
25
26
27
...
29

Декстер тяжело вздохнул.

– А ты не пытался задать себе вопрос, зачем мы все это делали?

– Ни в коем разе, – пробурчал Лоренс.

– А то, что Кристиан тебе только что сказал, надеюсь, ты услышал?

– Конечно, черт тебя побери! – Лоренс вскочил и ринулся на середину комнаты.

– Лоренс!

– Да погоди ты, Кимберли! – огрызнулся он. – Я слышал всякие толки, Декстер! Но предпочитал пропускать мимо ушей. И мне наплевать на все, что бы они, – Лоренс презрительно посмотрел на Юнис и Крис, – мне ни наплели!

Кимберли едва не плакала, видя расстроенное бледное лицо матери.

– Посмотри на Криса, Лоренс! – с трудом сдерживая рыдания, попросила она. – Пожалуйста, только посмотри на него. Видишь, как вы похожи? Мой отец – блондин и белокожий! – Она раньше никогда об этом не задумывалась, но сейчас приводила как неоспоримый довод. – Мама тоже блондинка. Крис – мой брат, в этом я не сомневаюсь. Но сейчас я четко вижу, что он и твой брат тоже. Посмотри на него, Лоренс, – повторила Кимберли, и слезы потоком хлынули из ее глаз. – Только посмотри на него-о-о.

Лоренс не хотел смотреть на Кристиана Кентона, человека, который, по общему утверждению, является его братом. Почти всю жизнь Лоренс провел в одиночестве и не хотел, чтобы кто-то вдруг заявлял о своем с ним родстве.

Он насмешливо посмотрел на Юнис.

– А вы еще убеждали меня, что не состояли в любовной связи с женатым человеком? С моим отцом?

Она облизнула верхнюю губу. Совсем как Кимберли, когда волнуется, мелькнуло в голове Лоренса. Только у Кимберли это выглядит беззащитно, а Юнис так же беззащитна и уязвима, как пиранья.

– Этого не было, – прошептала Юнис, поднимая на Декстера полные слез глаза. – Декстер, ты заварил всю эту кашу. Я не знаю, как рассказать Лоренсу, что случилось тогда между его отцом и мной.

– Даже не беспокойтесь! – Лоренс усмехнулся, поворачиваясь к Крису. – Допустим, что ты сказал правду.

– Это правда! – поспешил заверить его Крис. – Моя мама объяснила мне все, когда мне исполнилось восемнадцать, предварительно обсудив с… с моим отчимом, Эйлмером, и они оба решили, что мне следует знать, кто мой настоящий отец. Кристофер Роско, – добавил он.

Резкая боль пронзила сердце Лоренса. Ребенком он настолько сильно любил своего отца, что это граничило с обожествлением. Он верил, что отец может сделать для него все. Даже луну с неба достать, попроси он его об этом. И уход отца из семьи больно ударил по неокрепшей детской душе Лоренса. Это было предательством – полюбить кого-то сильнее, чем его и маму. Однако поначалу мальчик довольно часто встречался с отцом, но потом эти свидания все больнее воспринимались матерью, и в конце концов она запретила им встречаться.

А потом отец умер. Его смерть была внезапной, неожиданной, Лоренс даже не смог с ним попрощаться. Тогда ему казалось, что отец навсегда ушел из его жизни. Однако, как выяснилось, он ошибся.

– Давай пройдемся, Лоренс! – вторгся в его воспоминания голос Криса.

– Давай, – отозвался Лоренс. – Но, что бы ты мне там ни говорил, мое мнение вряд ли изменится, – решительно предупредил он.

– Это твое право, – не стал с ним спорить Крис.

Проходя мимо Кимберли, Лоренс мельком взглянул на ее все еще заплаканное лицо. На короткий миг ему захотелось остановиться и поцелуем осушить эти прекрасные изумруды, ласково погладить мокрые щеки и шепнуть, что все будет хорошо.

Ну нет, вот этого-то, пожалуй, уже никогда не будет!

Заглушив свое мимолетное желание, Лоренс послал ей ничего не значащую улыбку и последовал за Крис.

Солнцу, казалось, не было никакого дела до их мрачного настроения, оно щедро выплескивало свое тепло на землю. Звонко распевали какие-то пичуги. Белоснежные облака, подгоняемые легким бризом, плыли по ярко-синему небу.

Мужчины молча вышли из дома и остановились, зачарованно глядя на слегка волнующееся море. Они замерли неподвижно, как будто боялись нарушить доносившуюся до них симфонию чудесных звуков птичьего пения и шума моря.

Лоренс прикрыл глаза и представил, как здорово было бы оказаться здесь вот так же с Кимберли, а не с ее братом. Ее брат! И, как выяснилось, не только ее. Лоренс посмотрел на Криса.

Да, этот парень и вправду великолепен. В атлетически сложенном тридцатилетнем мужчине с темной волнистой шевелюрой и с серо-стальными глазами Лоренс увидел себя, каким был несколько лет назад.

Почувствовав этот оценивающий взгляд, Крис повернулся к Лоренсу с легкой, чуть насмешливой улыбкой и, слегка наклонив голову, негромко спросил:

– Это судьба, не так ли? До тех пор, пока Декстер не сказал мне, кто ты, мне и в голову такого не приходило. Но теперь, раз уж я знаю, что ты – Лоренс Роско, мне… – Он нахмурился. – Может, это покажется тебе странным, но у меня ощущение, что я нашел недостающий кусочек картинки-загадки. И она наконец сложилась целиком.

Удивительно, но всего несколько минут назад Лоренс почувствовал то же самое. У него есть брат! Отрицать это глупо, да и невозможно. Этот парень действительно его брат. И в их венах течет одна и та же кровь – кровь их отца. Да, но Кристиан также брат и Кимберли. Господи! Как же он ненавидел этого неизвестного Криса, о котором упоминала Кимберли, полагая, что он – ее любовник. Но теперь все еще больше запуталось. Ее брат – и его брат тоже! Проклятье! Выходит, что он и Кимберли некоторым образом родственники?

– Знаешь, Лоренс, я до сих пор отлично помню, что почувствовал, когда мама рассказала мне, кто мой настоящий отец, – глядя на морскую гладь, задумчиво продолжал Крис. – Не удивляйся, но мое отношение к Эйлмеру нисколько не изменилось. Он был мне отцом со дня моего рождения и заботился обо мне, как о собственном сыне. Я по-прежнему работаю вместе с ним в нашем семейном бизнесе и, вероятно, буду работать и дальше. И только сегодня, увидев твою реакцию на то, что я твой брат, я понял, чего мне недоставало в жизни. Хотя я, похоже, и не отдавал себе в этом отчета, – хмуро добавил он.

– Недостающее звено? – Лоренс усмехнулся. – Ну что ж, сейчас самое время упасть друг другу в объятия, как давние… э-э-э…

– Давние любовники? – весело подхватил Крис.

Хохот Лоренса разорвал тишину.

– Да, ты – мой брат, это точно! Умение посмеяться над собой – наша фамильная черта, – объяснил он нарочито печально.

– Правда? – Крис, дурачась, капризно надул губы. – А я-то все удивлялся, откуда у меня это?

Лоренс перестал смеяться.

– Ну и что же нам теперь делать? Я признаю, что ты мой брат, но…

Возражать дальше, понял Лоренс, невозможно, когда налицо физическое и духовное сходство! Да и вообще, зачем Декстеру или даже Юнис Рэйберн придумывать такое?

Даже Юнис Рэйберн!

Вот в ком серьезная проблема. Со временем я, возможно, даже полюблю брата. Но Юнис! Эту женщину – мать Криса и Кимберли! – я ненавижу всей душой!

– Но ты не уверен, смиришься ли с тем, что Юнис – моя мать, и не знаешь, как к ней относиться? – закончил за него Крис, внимательно наблюдая за сменой эмоций на лице собеседника.

Лоренс поджал губы. Нет, он отлично знал, как относиться к Юнис, и то, что она – мать его брата, дело не меняло.

– И как быть с моей сестрой? – продолжал Крис.

– С Кимберли? – переспросил Лоренс. – Как быть с ней?

Крис нетерпеливо повел плечами.

– Это мой вопрос!

– Кимберли подписала контракт. Главная роль – ее, – глядя в морскую даль, печально сказал Лоренс.

– А ты что, выполнишь этот контракт? Ведь ты недавно пообещал вышвырнуть ее! – напомнил Крис.

Лоренс глубоко вздохнул. Так что же на самом деле ему делать с Кимберли? Этот вопрос преследовал его давно, но ответа он до сих пор не нашел.

– Послушай, Крис, я думал, что ты собирался рассказать мне о себе и… и о твоей матери.

Крису очень не хотелось уходить в сторону от своего последнего вопроса, но ведь действительно причиной их «прогулки» было желание рассказать Лоренсу об истинных отношениях их отца и Юнис Рэйберн.

26
{"b":"479","o":1}