ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не перебивай меня! – с обидой попросил Крис. – Я же еще не закончил. Что, метаться из стороны в сторону – тоже фамильная черта?

– Продолжай! Больше перебивать не буду, – заверил Лоренс.

Он даже не представлял, как трудно будет ему сдержать это обещание. Рассказ Кристиана полностью перечеркивал все его представления о событиях тридцатилетней давности.

Юнис Рэйберн познакомилась с Кристофером Роско, когда ей было всего двадцать с небольшим. Ее пригласили на главную женскую роль в фильм, в котором Кристофер, уже звезда экрана, должен был играть героя-любовника. Кристофер не на шутку увлекся молоденькой актрисой, но та отвергала все его ухаживания, оставаясь абсолютно безразличной к его чувствам. Юнис была католичкой, и ей претила связь с женатым мужчиной.

Кристофер Роско развелся с женой, полагая, что если он будет свободным, то сможет завоевать сердце девушки. Однако из-за своих религиозных убеждений Юнис не признавала развод. В ее глазах Кристофер все равно оставался женатым человеком.

Любовь к Юнис становилась для Кристофера настоящим мучением. Навязчивой идеей. Он посылал ей каждый день огромные букеты цветов, следовал за ней повсюду, устраивал сцены ревности, если она разговаривала с другими мужчинами дольше, чем ему казалось допустимым. В общем, он в конце концов превратил и ее жизнь в кошмар. Но самое печальное во всей этой истории было то, что девушка тоже полюбила Кристофера и при других обстоятельствах могла быть с ним счастлива.

– Я не верю этому! – не выдержал Лоренс. – Твоя мать рассказала тебе лишь то, что не очернило бы в твоих глазах ее репутацию.

– Нет, Лоренс! – возразил Крис. – Декстер тоже знает правду, спроси у него.

– Декстер – человек пристрастный. Он, несомненно, сам влюблен в твою мать. И тогда, и все прошедшие годы был влюблен.

– Да, ты прав. – Крис одобрительно улыбнулся. – Ведь Юнис была просто красавицей. Кимберли очень на нее похожа, как ты думаешь?

– К сожалению.

Крис усмехнулся.

– А сейчас кто пристрастен? Моя мама – милая и добрая женщина, только ты не хочешь ни замечать, ни поверить в это. Но я говорю тебе правду.

– А в чем правда? Да в том, что у нее была связь с женатым мужчиной! – продолжал стоять на своем Лоренс.

– Нет, не было этого! – Крис выдержал тяжелый взгляд брата. – Да. Она любила его, даже если ты не веришь в ее чувство. А если любишь кого-либо, очень трудно сказать «нет».

Твое появление на свет – неопровержимое доказательство: тридцать лет назад она изменила своим убеждениям и сказала «да», подумал Лоренс.

Крис как будто прочитал его мысли.

– Мама признает, что совершила ошибку. Что, будучи глупой и неопытной, позволила сердцу взять верх над рассудком. Но только один раз, Лоренс! Только раз, – добавил он.

– И одного раза оказалось достаточно: ты тому подтверждение. – Лоренс презрительно усмехнулся.

Крис вспыхнул.

– Я понял, почему ты ненавидишь мою маму! Ты полагаешь, что она умышленно увела твоего отца от тебя и от твоей матери. Но я и пытаюсь тебе объяснить, что это не так! Она не провоцировала его. Это «да» было сказано через несколько месяцев после его развода, уже после того, как он покинул вас. Мама ошиблась, но обнаружить, что беременна, будучи одинокой и незамужней, – это ли ни страшное наказание за такую ошибку?

– Она могла бы выйти за него замуж. Ведь отец только этого и добивался, судя по твоему рассказу.

Крис отрицательно покачал головой.

– Наш отец погиб именно в тот день, когда мама узнала, что беременна. Она даже не успела сказать ему об этом. Да и вообще вряд ли сказала бы. Они поссорились, и он уехал. Больше живым она его не видела.

– Значит, она обманула Эйлмера Кентона, выйдя за него замуж. Представляю, как был шокирован Кентон, когда его сын родился абсолютно на него не похожим и к тому же черноволосым! – Лоренс откровенно издевался.

– Вот что я тебе скажу, дорогой братец, – судя по тону, Крис явно терял выдержку, – я уже давно заметил, что злоба разрушает в первую очередь тех людей, которые носят ее в себе. И, как бы тебе ни хотелось, но все было иначе, чем ты думаешь. Моя мама не скрыла от Эйлмера правду. Они были знакомы задолго до того, как наш отец влюбился в нее, и, когда мама рассказала Эйлмеру о своей беременности, тот заверил, что все равно любит ее, и попросил выйти за него замуж. Уверяю тебя, мама никогда не пыталась выдать меня за сына Эйлмера. А он считал, что если любишь женщину по-настоящему, то и ее ребенок будет тебе дорог. Лоренс, а ты обратил внимание, как меня зовут? – продолжал Крис. – Меня назвали так в честь моего настоящего отца, нашего отца. И, между прочим, с полного согласия Эйлмера.

– Не уверен, что смог бы поступить так же, – заметил Лоренс. – Эйлмер, должно быть, удивительный человек. Хорошо бы с ним познакомиться.

– Да, он такой, – согласился Крис. – Знаешь, несмотря на странное начало их супружества, оно оказалось на редкость удачным. Они очень счастливы вместе. И нам с Кимберли здорово повезло с родителями.

– Уверен, что и Декстер был бы не прочь жениться на Юнис, – проронил Лоренс.

– Это действительно так. Он просил ее об этом, – с улыбкой сообщил Крис. – Но она решила иначе.

Очень популярная леди, неприязненно подумал Лоренс.

– Пожалуй, я вернусь в дом. – Крис осторожно тронул его за руку. – А тебе, наверное, хочется сейчас немного побыть одному? Ну что же, разбирайся во всем.

Да, мне, без сомнения, надо сейчас остаться одному, согласился Лоренс. И гораздо дольше, чем думает Крис. Если сказанное им – правда, то все предстает в другом свете. Конечно, трудно вот так, сразу, поверить в то, что Юнис не виновата в разводе родителей, что она его не требовала, а сама оказалась жертвой необузданной любви Кристофера Роско. И всю жизнь расплачивалась за свою ошибку.

– Да, вот еще что! – вспомнил Крис, задержавшись на дорожке, ведущей к дому. – Пока ты здесь один, Большой брат, найди, пожалуйста, немного времени, чтобы подумать, как ты поступишь с сестричкой, – попросил его Крис и поспешил к дому.

Лоренс застыл от удивления. Большой брат! Надо же так его назвать! Определенно, Крис начинал ему нравиться. Он все больше напоминал Лоренсу его самого, но еще не хлебнувшего одиночества. Но что же все-таки делать с «сестричкой»?

15

Кимберли вздрогнула, услышав, как хлопнула входная дверь. Ее мать и Декстер только что рассказали ей примерно то же, что Крис, по его утверждению, объяснил Лоренсу.

Интересно, как он все это воспринял? Ведь подобное открытие должно гораздо сильнее задеть его, а не меня, подумала Кимберли.

Для меня все осталось почти неизменным. Я так же нежно и горячо люблю свою мать. Уважение к отцу и восхищение его поступками только выросло. Но стало гораздо острее чувство щемящей любви к Лоренсу. Его же представление о прошедших годах должно было полететь вверх тормашками.

И еще одно сообщение может выбить почву у него из-под ног, озабоченно размышляла Кимберли. Нэнси, женщина, которую он любит, дала согласие выйти замуж за Декстера Блумера!

Почувствовав затылком взгляд Лоренса, Кимберли обернулась. Лоренс остановился в дверях и недоуменно оглядел комнату. Кимберли была одна. Все остальные разбрелись по свободным комнатам. Кимберли в конце концов уговорила их немного отдохнуть после перелета и поездки в больницу. Так, по крайней мере, она объяснила им свое предложение. Хотя на самом деле ей просто не хотелось, чтобы, когда вернется Лоренс, между ними снова завязалась словесная перепалка. Уж лучше она примет удар на себя!

– Привет! – осторожно начала она.

– Привет! – Ответ Лоренса прозвучал небрежно. Не вынимая рук из карманов, он вошел в комнату.

Кимберли с тревогой продолжала наблюдать за ним. Лоренс кругами бродил по комнате, внимательно разглядывая рисунок обоев. Вот это меньше всего должно интересовать его сейчас! Кимберли нервно облизнула губы. Долгое молчание становилось просто невыносимым. В конце концов она не выдержала и с трудом прошептала:

27
{"b":"479","o":1}