A
A
1
2
3
...
27
28
29

– Извини.

Лоренс застыл как вкопанный.

– Какого черта ты извиняешься?!

Она тяжело вздохнула.

– Мама и Декстер рассказали мне, что случилось тридцать лет назад, и…

– Вот именно, тридцать лет назад, – оборвал он ее. – Да тебя еще и на свете-то не было! Так при чем тут твои извинения?

Да, меня тогда еще не было, согласилась Кимберли. И вообще могло не быть, если бы мама вышла замуж за Кристофера Роско или за Декстера. Но что же сейчас получается? Мой брат оказался и братом Лоренса! Выходит, что мы таким странным образом становимся вроде как родственниками?

– Все в порядке, Кимберли! Извини за грубость, это просто шок. Но раз уж так получилось, то мне, пожалуй, надо поскорее полюбить моего младшего брата, – грубовато сказал Лоренс.

– А маму? – нерешительно спросила она.

Лоренс тяжело вздохнул.

– А вот здесь необходимо время, но… Но все возможно, Кимберли.

Он явно старался успокоить ее, однако тревога не проходила. А что же будет со мной? – обеспокоенно гадала Кимберли. А с фильмом? Что вообще происходит?

– Ты очень на нее похожа! – неожиданно выпалил Лоренс.

Что же теперь, презирать меня за это? – подумала Кимберли. Да, я действительно, судя по фотографиям и по фильмам, очень похожа на маму в молодости. Именно потому я и взяла фамилию отца, когда решила стать актрисой. Чтобы только самой добиться успеха – или провалиться? Самой, без поддержки знаменитой мамочки! И все так и было, пока не вмешался заботливый Декстер. Возможно, мои собственные успехи пока невелики, но это мои успехи. Поэтому я и разозлилась, когда узнала, что роль Мэрианн досталась мне не без вмешательства Декстера.

– Ты отдашь роль Мэрианн кому-нибудь другому? – с замиранием сердца спросила она.

– Что?!! И это после всего, что я от тебя натерпелся?! – заорал Лоренс. – Ну уж нет! Ты подписала контракт, так изволь его выполнять, черт побери!

– Но…

– Помолчи, Кимберли! – приказал Лоренс. – Без сомнения, для актрисы лучше совсем неизвестные родители, уж тем более не кинозвезды такого масштаба, как Юнис Рэйберн. Но как знать? – Он нервно передернул плечами. – Может, твое родство с ней окажется для всех дополнительным сюрпризом, когда фильм выйдет на экран.

Господи! Опять он думает только о работе! – с досадой додумала Кимберли. Никто и ничто изменить его не сможет! Даже свою ненависть к моей матери он хочет использовать для рекламы фильма!

– Знаешь, мама и Крис решили поскорее вернуться в Англию, – сообщила она и поджала губы.

– Ты с ними не поедешь, – раздраженно прохрипел он.

Кимберли почувствовала, как нарастает в ней волна возмущения.

– Нет, Лоренс. Это невозможно.

– Почему?

Она не могла выдержать его испытующий взгляд. Не объяснять же ему, что она любит его!

– Все изменилось, Лоренс.

– Что именно?

– Все! – Кимберли вспыхнула. – Ты познакомился с моей мамой, знаешь, кто она. И кем тебе приходится Крис. И… и Нэнси выходит замуж за Декстера! – выпалила она, зажмурившись.

– Да, похоже, дело идет к свадьбе, – невозмутимо согласился Лоренс.

Кимберли открыла глаза и недоверчиво уставилась на него. И это все? Он что, все еще верен своей клятве ни в кого не влюбляться? И позволит любимой женщине вот так просто сказать другому «только смерть разлучит нас»? Да он псих!

– И это тебя не волнует? Ты не вмешаешься? – Кимберли явно ничего не понимала.

– Нет, это неудобно.

– Неудобно?! – повторила она возмущенно.

Лоренс кивнул.

– Кажется, Декстеру и так не очень нравится, что она разъезжает по свету со мной. Нэнси, вероятно, придется искать работу. Другую, поближе к дому. – Он вздохнул. – Но я смогу это понять.

– Ты… сможешь?.. – Кимберли задохнулась от негодования.

– Конечно. Я не уверен, что и мне понравилось бы, если бы моя жена моталась по свету с другим мужчиной. Даже если бы этого требовала работа, – мрачно добавил Лоренс.

– Так у тебя нет жены!

– В том-то и дело. Но, если бы была, я, вероятно, чувствовал бы то же самое, что и Декстер. – Он вскинул голову. – Супругам нельзя надолго расставаться. Развод моих родителей тому пример. Кто знает? Если бы мой отец не оставлял маму так часто одну, уезжая на съемки, возможно, все сложилось бы по-другому и они не расстались. Декстер не хочет такой ошибки. Он наконец-то дождался стоящей женщины!

Она подняла на Лоренса глаза.

– Я что-то не понимаю тебя. Ты позволишь Нэнси уехать с Декстером, так, что ли?

– У меня есть выбор? Вряд ли я смогу запретить ей выйти замуж. Она уже большая девочка, может самостоятельно сделать выбор. И, кроме того, – он задумчиво посмотрел на Кимберли, – я думаю, что они действительно великолепно подходят друг другу и счастливы вместе.

Кимберли придерживалась того же мнения. Нэнси и Декстер слишком долго шли друг к другу. Однако…

– Разве ты не любишь Нэнси?

– Конечно, люблю. Она всегда… Подожди-ка, Кимберли. – Лоренс испытующе посмотрел на девушку. – Спросив, люблю ли я ее, ты что имела в виду?

– Что я имела в виду? – Кимберли разозлилась не на шутку. – Конечно же любовь, семью! Лоренс, я же видела, как ты огорчился, когда мы приехали ночью в больницу…

– Разумеется, огорчился, – нетерпеливо перебил он ее. – Ведь она попала в аварию!

– Я-я-ясно, – протянула Кимберли. – Лоренс, а тебе не кажется, что пора бы прекратить жить как за непроницаемой стеной? Скрывать все свои чувства, эмоции? Так ведь ты потеряешь женщину, которая любит тебя, а по-твоему, кого-то другого.

Его лицо окаменело.

– Ты это серьезно?

– А разве похоже на шутку? – Голос Кимберли звенел, как натянутая струна.

– Я что-то не пойму, о ком мы говорим. Минуту назад мы говорили о Нэнси и Декстере и о том, что я люблю Нэнси. Выяснили, что это ошибка и под любовью к Нэнси я подразумеваю другие чувства, а не те, которые подразумевала ты. А сейчас мы перешли к Эвану Ниллу?

– К Эвану? – удивилась Кимберли. – Разве я упомянула имя Эвана? Я…

– Не имя, разумеется, – перебил он ее. – Но под «кем-то» ты его подразумевала?

Кимберли уставилась на Лоренса. При чем здесь Эван? Она даже не вспоминала о нем в последние дни. Он был ее другом, не более того, и конечно же она не ожидала, что его имя вдруг выплывет сейчас в разговоре.

– Давай-ка вспомним сообща, о чем мы только что болтали, – предложила Кимберли, не в силах самостоятельно справиться с царящим в голове сумбуром. – Я не могу понять, при чем здесь Эван и когда его имя возникло в разговоре. Я пыталась убедить тебя разрушить эмоциональную тюрьму, в которую ты заточил себя. Объясняла, что иначе ты потеряешь Нэнси, а ты вдруг переключился на Эвана. – Кимберли внезапно умолкла, ошеломленная мелькнувшей догадкой. – Лоренс…

Он пересек комнату и почти вплотную подошел к Кимберли.

– Откуда ты взяла, что я влюблен в Нэнси? – Лоренс взял ее за руку. – Да, я люблю Нэнси, но не влюблен в нее. И только сейчас я понял, что это далеко не одно и то же. Так вот что я отвечу на твой вопрос, который ты мне только что задала. Я не буду бездействовать и не позволю никакому другому мужчине увезти от меня женщину, в которую я влюблен. Будь это Эван Нилл или кто-то еще, кого ты знала до приезда в Австралию.

Боже! Лоренс влюблен в меня! – поняла Кимберли. Неужели это правда?!

Лоренс нежно пожал ее руку.

– У меня правило – не привязываться к женщинам, с которыми я работаю. Я всегда следовал ему, но… Но тебя я честно предупреждаю. Несмотря на то что ты подписала контракт на восемь месяцев, именно все эти восемь месяцев я буду стараться убедить тебя полюбить меня.

Невероятно!

Потрясающе!

Восхитительно!

Кимберли весело рассмеялась.

– Не надо меня ни в чем убеждать, – заверила она. Положив руки на плечи Лоренса, девушка заглянула ему в глаза и, заметив в них испуг и недоумение, объяснила: – Я уже давно люблю тебя. И я вдребезги разбила свое сердце, потому что последние двадцать четыре часа не сомневалась, что ты влюблен в Нэнси.

28
{"b":"479","o":1}