ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как есть руками, не нарушая приличий. Хорошие манеры за столом
Праздник нечаянной любви
Волшебная сумка Гермионы
Владыка. Новая жизнь
Двадцать три
Кодекс Вещих Сестер
Скандал с Модильяни
Праздник по обмену
Охотник за идеями. Как найти дело жизни и сделать мир лучше
A
A

– Перекуси слегка, Ким. Ланч в два, – предложил он, присаживаясь на краешек кровати. – Как спалось? Было удобно?

Хорошие вопросы человеку, который не помнит, как лег!

– Думаю, да… – промямлила Кимберли, пряча глаза.

Дядя Декстер, как всегда, ласков со мной. Значит, ничего ужасного я вчера не натворила?

– Который час? – поинтересовалась Кимберли, осторожно делая глоток сока. Возможно, он не вызовет тошноту и поможет окончательно проснуться? Но если мне опять предстоит встреча с Лоренсом Роско, то лучше, пожалуй, и не выходить из спальни.

– Одиннадцать, – дружелюбно сообщил Декстер. – Не волнуйся, Ким. Он уехал.

Делая вид, что не заметил мгновенно повеселевших глаз крестницы, он аккуратно отломил кусочек тоста и протянул его девушке. Кимберли вяло прожевала и с трудом проглотила.

– Я…

– И не пытайся убедить меня, что ты не понимаешь, о ком я говорю. – Декстер укоризненно покачал головой. – Лоренс уехал в восемь часов. Но оставил это для тебя.

Он протянул Кимберли конверт, на который та уставилась как удав на кролика. Что мог Лоренс ей написать?

– Это его визитная карточка, – продолжал Декстер, и, поскольку Кимберли даже не попыталась взять конверт, он положил его на кровать. – Лоренс хочет, чтобы ты ему позвонила.

– Он хочет! – возмутилась Кимберли. – А вот у меня нет никакого желания ему звонить! – Она гордо вскинула голову.

Декстер уже не улыбался.

– Не будь идиоткой, Ким, – проскрипел он. – Тебе обязательно надо позвонить ему.

– Ненавижу выскочек! – Она затрясла головой. – Терпеть не могу таких нахрапистых.

– Да ведь не переспать же с тобой он хочет! – рассердился Декстер.

– Пусть и не надеется! – отрезала Кимберли, широко распахнув глаза.

Декстер усмехнулся.

– Отлично сказано, девочка! Однако не горячись. Лоренс не намерен менять свою систему подбора актеров. Он присутствует на всех пробах – лично. Поэтому и хочет, чтобы ты приехала к нему на кинопробу. И, пожалуйста, не упрямься, Ким. Не надо все усложнять.

– Ничего я не усложняю, крестный! Но я же не абсолютная дура! Если тебе как-то удалось заставить Лоренса дать мне кинопробу, то я…

– Разве он похож на человека, которого можно заставить что-нибудь сделать против воли? – оборвал ее Декстер.

Да, пожалуй, что так! Лоренс и сам говорил ей вчера то же самое. Но Кимберли все еще не верилось, что Декстер до конца честен с ней.

– Ладно, не будем тратить время зря! – раздраженно пробурчала она. – Конечно, сняться у Роско – великая удача, но вряд ли это сразу сделает меня звездой, как…

Кимберли умолкла. Что-то такое, кажется, она вчера уже слышала. И именно от Лоренса. «Когда я буду представлять звезду моего нового фильма…» и что-то еще он говорил, но Кимберли не могла вспомнить, похоже, она уже заснула. Так-так! И Лоренс отнес ее в постель. Так вот почему она все еще одета в это красное платье!

– Вскрой же конверт, Ким! Не держи нас обоих в неизвестности, – попросил Декстер.

У Кимберли дрожали руки, когда она решилась распечатать конверт. Да, Декстер прав. Внутри действительно оказалась визитная карточка, на которой золотом было отпечатано имя и телефоны. И ничего больше. Не было, даже адреса…

Тень сомнения пробежала по лицу Кимберли.

– Посмотри, здесь ничего нет, никакой просьбы позвонить ему.

– Переверни карточку, там что-то написано.

Сообщение оказалось предельно кратким:

«Не будь дурой! Позвони!». Эти четыре слова могли бы вообще заменить Лоренсу Роско подпись. Он и здесь умудрился оскорбить Кимберли своей уверенностью, что она немедленно бросится выполнять приказ. И все-таки что же ей делать? Продолжать упрямиться и оставаться в его глазах дурой? Или воспользоваться пусть даже маленьким, но шансом стать звездой в его фильме? Хороший вопрос!

Кимберли Кентон – безнадежная дура!

К такому выводу пришел Лоренс, лежа в постели и разглядывая потолок. Прошло уже двадцать четыре часа, как он покинул дом Декстера Блумера, а звонка от Кимберли так и не дождался.

Он знал, что девушка упряма, допускал, что вспыльчива. Но, несмотря на злость, которой дышали нацарапанные на визитке слова, глупой он ее тогда не считал.

А что делать сейчас?

Он пребывал в отличном настроении, считая, что все-таки нашел свою Мэрианн. Даже похвастался перед ассистенткой. Ну, и что теперь – ничего?

Черт побери! Не в правилах Лоренса Роско гоняться за женщинами, пусть даже по долгу службы! Но теперь он и представить не может, что Мэрианн сыграет кто-нибудь, кроме Кимберли Кентон.

Телефон зазвонил в восемь тридцать. Господь внял его молитвам или дьявол вмешался?

– Доброе утро. – Лоренс издевательски сымитировал оксфордское произношение, недоумевая, отчего это сердце заколотилось с бешеной силой. Услышав в трубке прерывистое дыхание, он начал потихоньку успокаиваться.

– Мистер Роско? – Голос Кимберли приобрел непривычные металлические обертоны. – Я понимаю, что еще очень рано. Простите, если разбудила вас. Но… но я звоню по поводу кинопробы…

Слава Богу! Она не дура, как он начал было думать.

– В двенадцать часов. Сегодня. Это вам подходит? – стараясь скрыть радость, буркнул Лоренс.

Абсолютная тишина на другом конце линии, казалось, тянулась вечность. Затем послышался глубокий вздох.

– Отлично. Дядя Декстер возвращается сегодня в Сидней, и я смогу с ним приехать.

Лоренс крепко сжал трубку. Дядя Декстер!

Опять Декстер. Этот человек становится его Немезидой!

– Ну что ж, договорились. Жду вас в двенадцать.

– Но вы не сказали где.

– Декстер знает дорогу. Не опаздывайте! – предупредил Лоренс и положил трубку.

Господи! Но почему же теперь, когда Кимберли объявилась, он не чувствует себя счастливым!?

Декстер! Вот в чем причина. Декстер – Кимберли. Их отношения кажутся более тесными, чем просто отношения крестного отца и крестницы.

К черту Декстера! Забыть, что Кимберли – его крестница. Сейчас надо думать о том, как за три часа организовать кинопробу. А потом уяснить, нашел ли он Мэрианн.

Однако и спустя несколько часов, просматривая отснятые кадры, Лоренс все еще не мог понять, что же он нашел…

Кимберли появилась на студии в джинсах и в заправленной в них зеленой шелковой рубашке. Волосы свободно струились по спине. Слишком естественная, слишком спокойная, чтобы можно было в это поверить. Когда Лоренс представлял ее своей ассистентке Нэнси Тэсмон, Кимберли, колючая как чертополох, всем своим видом постаралась показать, что в действительности ей совсем не хочется здесь быть.

Нэнси из кожи вон лезла, чтобы Кимберли расслабилась: предложила кофе, поинтересовалась, как та долетела и долго ли собирается пробыть в Австралии. Однако Кимберли была холодна, как дохлая рыба, и Лоренсу оставалось только предположить, что это он своим присутствием так напрягает ее. Извинившись перед Нэнси, он вывел Кимберли из студии.

– Что, черт возьми, с вами?! – раздраженно фыркнул он. – Вы здесь для кинопробы, а не для того, чтобы показывать свои зубки!

– Я не в восторге от всего этого, – пролепетала она, взглянув на него.

Лоренс ушам своим не поверил. Отступив на несколько шагов, он окинул девушку скептическим взглядом. Полное отсутствие макияжа делало ее сегодня еще моложе. Безупречная кожа, великолепная фигура, роскошные волосы.

– Почему, черт вас побери?! – не контролируя себя, прорычал он.

Кимберли вздрогнула.

– Я не звезда, Лоренс, и…

– Позвольте мне судить об этом!

– Я не хочу попусту тратить ваше время…

– Это мое время, – грубо прервал ее Лоренс.

Впервые за сегодняшний день Кимберли почувствовала, как напряжение начало ослабевать. Слабая улыбка появилась на ее лице.

– И мое, – возразила Кимберли.

Лоренс набычился.

– Но мое дороже стоит, черт возьми!

8
{"b":"479","o":1}