ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На этот раз Кимберли широко улыбнулась.

– Вот такого Лоренса Роско я знаю и…

Лоренс перебил ее, вопросительно изогнув бровь:

– И люблю? У, черт!

Флиртовать с Кимберли совсем не входило в его планы. Планы! Да с Кимберли вообще никаких планов строить нельзя!

– Давайте займемся делом, – заторопился он, не давая ей опомниться. – Одно из двух: или вы работаете, как я хочу, или мы никогда больше не встречаемся. Хорошо сказано?

Девушка грустно улыбнулась.

– Звучит так, будто я все испорчу.

– А между тем вы сделаете все отлично, – тоном, не терпящим возражения, заявил Лоренс. – Пойдемте и посмотрим. Ну что? Идем?

Они вернулись в студию.

Кимберли была великолепна! В ее игре режиссер увидел все, что хотел видеть в Мэрианн, – ранимость, слабость, хрупкость. Но было еще что-то в ее игре, что задевало, волновало его. Лоренс не мог отделаться от чувства, что раньше он ее где-то уже видел или она ему кого-то напоминает. Ему определенно знаком и этот поворот головы, и овал лица, и, особенно, этот слегка хрипловатый голос. И то, что он никак не мог вспомнить, где видел Кимберли раньше, раздражало его. Беспокойство не покидало Лоренса все время, пока он смотрел на экран. А может, действительно, поберечь свои нервы и пригласить на роль кого-нибудь другого?

– Лоренс, пошли! – Нэнси появилась в студии, где он все еще сидел в темноте. – Надо бы перекусить. День получился длинным. Уверена, ты проголодался не меньше меня.

Ничего необычного в том, что они иногда обедали вместе после долгого рабочего дня, не было. Фактически Лоренс проводил с Нэнси гораздо больше времени, чем большинство мужчин со своими женами. И это вовсе не говорило об их романтических отношениях. Нэнси уже достаточно хорошо изучила босса и оставила, всякую надежду.

Красивая, высокая, стройная – в свои тридцать она еще ни разу не была замужем. Работа была для нее всем. Последние пять лет она была ассистентом Лоренса и считала, что нашла именно то, что хотела. Лоренс был ей очень признателен, Нэнси заменяла ему и память, и записную книжку. Она без запинки могла ответить, где и когда он должен быть. И, что важнее, всегда знала, где он действительно был. Заботу о правильном питании босса Нэнси тоже включила в список своих служебных обязанностей.

– Хорошая идея! – согласился Лоренс. – Просидеть столько часов в студии! Пора, пора нам подкрепиться.

– Я заказала столик у Джо. – Нэнси загадочно улыбнулась.

Если бы так поступила какая-нибудь другая женщина, Лоренс бы мог заподозрить тайный умысел «заарканить» его, но Нэнси… С Нэнси ему было хорошо и уютно, как с заботливой старшей сестрой.

Да, именно как со старшей сестрой, хотя Нэнси и была моложе его. У него никогда не было сестры. Одиночество – вот его единственная сестра, знакомая с детства.

Лоренс Роско предпочитал не думать о детстве и полагал, что прочно заблокировал все воспоминания. Но сейчас мозг предательски развернул перед внутренним взором картинки детства и юности, и Лоренсу стало не по себе.

А виноват во всем опять Декстер! Надо же было ему упомянуть об отце – тогда, на приеме в загородном доме! Хотя Декстер и его отец дружили, дружба выдержала не одно испытание временем, было кое-что в их отношениях, о чем Лоренсу не хотелось бы вспоминать.

Он все еще хмурился, когда они с Нэнси добрались до ресторанчика Джо. И его раздражение только усилилось в уютном зале, потому что в глубине, за столиком у самой стены, он увидел Кимберли и Декстера. Кимберли была сногсшибательна в платье цвета изумруда, которое как нельзя лучше подходило под цвет ее глаз, чего, конечно, Лоренс не мог видеть, но о чем прекрасно знал.

– Сильные мира сего! – презрительно процедил он, садясь за столик так, чтобы хорошо видеть и смеющуюся Кимберли, и ее пожилого кавалера.

Они уже празднуют победу? – брюзжал про себя Лоренс. Они смеются надо мной? Господи! Так становятся параноиками. Ведь режиссер фильма – я, мне, и только мне решать, сказать «да» или «нет».

Но что же мне делать? Положа руку на сердце, я готов признать: кинопроба прошла более чем удачно.

– Что-то не так? – Просматривавшая меню Нэнси взглянула на него вопросительно.

– Все в порядке! – буркнул Лоренс, уткнувшись в карту вин.

Хотел он того или нет, все его мысли блуждали вокруг столика, где сидела Кимберли с мужчиной, которого Лоренс начинал потихонечку ненавидеть.

– Уж не Кимберли ли там? – как из тумана выплыл голос Нэнси. – О, да с ней Декстер Блумер! – проследив за взглядом босса, проронила она.

Теперь Лоренс открыто посмотрел на яркую парочку.

– Да, – подтвердил он небрежно и принялся внимательно изучать меню.

– Правда, она хороша? – Нэнси, подперев ладошкой щеку, внимательно разглядывала Кимберли. – Такие локоны роскошные, а глаза… Просто изумруды. Ну а фигура… Нет, она великолепна!

– Хватит, Нэнси! – резко оборвал ее Лоренс. – Я достаточно ее рассмотрел сегодня, поверь.

Нэнси удивленно приподняла брови.

– Можно вопрос? Она…

Он саркастически улыбнулся.

– А то ты сама не догадалась. Она прошла.

– И когда ты ей об этом скажешь? – Нэнси, видимо, решила внести полную ясность.

– Когда сам буду абсолютно уверен, – отрезал Лоренс и наконец развернул салфетку.

Нэнси резко захлопнула кожаную папку с меню.

– Лоренс! Я тешу себя надеждой, что знаю тебя, как самое себя, или, по крайней мере, лучше, чем все остальные. Ты – скрытный человек. – Она передернула плечами под его сердитым взглядом. – Но я уважаю даже твои странности. Ты знаешь, я сама довольно замкнута. – Нэнси хмыкнула – ее личная жизнь для Лоренса была покрыта непроницаемым мраком. – Но скажи мне, пожалуйста, почему один вид Кимберли Кентон вызывает у тебя аллергию?

Лоренс усмехнулся.

– Что, заметно? Нет, Нэнси. Не она. Он. – Лоренс кивком указал на Декстера.

– Ага! – Нэнси ехидно рассмеялась. – Расскажи кому другому! О, кажется, они уходят.

Лоренс провел сегодня уйму времени, наблюдая Кимберли на экране. Но живая Кимберли была совершенна. Как справедливо заметила Нэнси, великолепна!

Она шла к выходу чуть впереди Декстера. Ее волосы шелком струились по плечам и спине. Слегка заалевшее лицо светилось от удовольствия, зеленое короткое платье подчеркивало прелесть ее соблазнительной фигуры и не скрывало длинных стройных ног. Мужчины провожали ее восхищенными взглядами.

Лоренса порадовало, что Кимберли привлекла к себе внимание. В конце концов он хотел такую Мэрианн, которую люди сразу замечают в толпе и на которую они обязательно пойдут смотреть. Мисс Кентон способна гипнотизировать толпу, это он понял, впервые увидев ее на экране. Но то, что на нее заглядывались в основном мужчины, слегка раздосадовало его.

– Лоренс! – Декстер тепло поприветствовал режиссера, поравнявшись с его столиком.

От киномагната пахло эксклюзивным мужским парфюмом и очень дорогим вином. Декстер как-то сказал, что именно так и должен благоухать, впрочем, чуть заметно, настоящий мужчина. – Мое почтение, Нэнси. – Галантно склонившись, он поцеловал ей руку. – Рад видеть вас снова, моя дорогая.

Кимберли и Лоренс обменялись взглядами.

– Празднуете? – поднимаясь из-за стола, с раздражением спросил Лоренс.

Несомненно, при виде этой женщины у него на душе становилось муторно.

Зеленые глаза предостерегающе сверкнули.

– Нет еще. Да и нечего пока, – равнодушно проронила Кимберли. – Так уж случилось, это любимый ресторан дяди Декстера.

Лоренс довольно часто заходил сюда с Нэнси, но не мог вспомнить, чтобы когда-либо раньше встречал здесь босса.

– Отлично! – Он понимающе кивнул. – Ну и как? Получили удовольствие?

– Более чем, – протянула Кимберли, и в глубине ее зеленых глаз запрыгали бесенята.

Пока вы не появились! – прочитал в них Лоренс недосказанное. Его компания, очевидно, была Кимберли так же неприятна, как ему ее. И это тоже раздражало Лоренса.

Да что ж это такое! Он постоянно раздражался и нервничал с того самого момента, как Декстер упомянул имя своей крестницы. Он не льстил себе надеждами, что все женщины попадают под действие его неотразимого шарма. К тому же, и он приложил к тому некоторые усилия, большинство людей согласились бы, что шарм и Лоренс Роско несовместимы. Но то, что он привлекателен, признавали многие. И репутация «звездного» режиссера действовала на женщин почище наркотика. Отчего же у Кимберли к нему антипатия?

9
{"b":"479","o":1}