A
A
1
2
3
...
11
12
13
...
37

Да, самое большее — через три дня. Сэнди решительно кивнула себе в зеркало. Ей необходимо вернуться в Америку, к работе, к привычному режиму. Она хотела быть в безопасности.

Сэнди не стала подвергать явившуюся мысль сомнению, хотя шестое чувство подсказывало, что таких решений пока лучше не принимать.

Глава 4

— Знаешь, Сэнди, я могу представить себе Эмиля здесь гораздо явственнее, чем в Англии, — говорила Энн, лежа рядом с сестрой на одном из топчанов, расставленных возле изумительного пруда — в тени раскидистого бука. — Тебе не кажется это странным?

— Да нет. — Приподнявшись на локте, Сэнди смотрела на сестру сквозь темные очки. — Ведь он был истинный француз, не так ли?

— Да. — Энн отвернулась, и на какое-то время между ними повисло молчание. Тишину нарушил детский смех, и сестры посмотрели в дальний конец пруда, где разрослись деревья и густой кустарник. Там, где растительность расступалась, был вход на пляж, через который сестры и пришли сюда примерно час назад. Теперь же на берег вприпрыжку выбежали трое маленьких детей, и это «явление» заставило Сэнди вскочить с топчана. Она успокоилась лишь тогда, когда заметила следовавшего за детишками ленивой походкой Жака.

— Боже, как я испугалась, — сказала Сэнди, — я думала, что они упадут в воду. Как он мог им это позволить — скакать рядом с прудом? — Гримаса не покидала ее лица, пока группа не приблизилась, и только ироническая улыбка Жака заставила ее опомниться.

— Вы своей паникой их насмерть перепугаете. — Он кивнул в сторону маленьких девчонок, цеплявшихся за его ноги: черные, как у дяди, детские глазенки были широко раскрыты, а лица — невероятно серьезны.

Метнув на него еще один сердитый взгляд, Сэнди опустилась на корточки рядом с троицей. Энн тоже изогнулась на своем ложе, глядя на девчушек с большим интересом; Сэнди не видела такой радости на лице сестры уже много дней.

— Bonjour. Comment alleг vous? [2] — Старшая из девочек, не более четырех лет от роду, видимо произнесла заученное приветствие. Сэнди, не говорившая по-французски, беспомощно взглянула на Жака.

— Она с вами поздоровалась, — пояснил он. В одних узеньких плавках он опустился на корточки рядом с Сэнди, и ее охватило волнение — слишком близко от нее оказались его загорелые мускулистые ноги, широкая, поросшая волосами грудь. — Дети говорят по-английски, — продолжал Жак, — но совсем немного. Когда они пойдут в школу — будут говорить лучше.

Он что-то быстро сказал девочкам на их родном языке, после чего все три широко заулыбались Сэнди, потом повернулись к Энн, и старшая обратилась к ней с тем же приветствием.

— Je vais tres bien, merci. Et vous? [3] — ответила Энн, и девочки, явно заинтересовавшись, придвинулись к ней поближе. — Эмиль научил меня нескольким фразам, — улыбнувшись Жаку и Сэнди, объяснила им Энн, села на топчан и похлопала ладошкой рядом с собой приглашающим жестом. Девчушек не нужно было долго упрашивать, и, усевшись рядом с Энн, они оставили Сэнди в опасной близости от своего дяди.

— Хорошо ли вы спали? — спросил Жак; когда Сэнди поднялась с корточек, он тоже встал. Возвышающаяся над ней его мощная фигура заставила сердце Сэнди забиться, за что она снова себя запрезирала.

Какого черта он шляется почти что голым? — думала Сэнди. Это же просто неприлично. Его плавки открывают гораздо больше, чем скрывают! А потом она вдруг отметила про себя, что разглядывает его большое тело. Он хорошо сложен, подумала Сэнди. Даже очень хорошо.

Погода была не настолько жаркой, чтобы можно было объяснить появившуюся на ее щеках краску. Сэнди опустила голову, и блестящие волосы прикрыли ее лицо прозрачной вуалью.

— Я хорошо спала, спасибо, — ответила Сэнди. Голос ее прозвучал спокойно, но, заглянув ему в глаза, она снова увидела в них дьявольскую усмешку. — Чьи это дети? Наверное, Андре и Одиль? — спросила Сэнди.

— Вы угадали. — Жак повернулся к девчушкам, хихикавшим на топчане рядом с Энн, и пояснил:

— Самые маленькие, Анна-Мари и Сюзанна, — близняшки, хотя внешне они не совсем похожи. Им по три года. Та, что постарше, Антуанетта, умна не по годам, хотя ей нет еще и пяти. Две старшие девочки, Гислен и Шанталь, сейчас в школе, вы их обязательно увидите вечером. Они, как я понял, ни за что не хотели уезжать из дома, не познакомившись со своими новыми тетушками.

С тетушками? Сэнди в смущении отвернулась и уставилась на голубую сверкающую гладь пруда. Она не ответила. Тетушка! У меня, размышляла Сэнди, нет никакого желания ею становиться.

— Вы уже успели поплавать?

Обманутая мягкостью тона, Сэнди хотела ответить какими-нибудь пустыми словами, но увидела, что взгляд этих черных глаз, опушенных густыми ресницами, слишком серьезен и не отрывается от ее лица.

— Я… я… — Сэнди не нашла подходящего ответа, и снова ей стало стыдно. — Нет. — Она набрала побольше воздуха, подумала и сделала вторую попытку:

— Нет, не успела. Кроме того, мы с Энн не привезли с собой купальники.

— Ну, это не проблема. — Глубокий баритон был ровным, но, пока Жак оглядывал ее худенькую фигурку, одетую в маленький топ и длинную белую юбку, Сэнди заволновалась. — Не думаю, — продолжал Жак, — что вам подойдут костюмы Одиль, потому что она слегка… пополнела. Пятеро детей, рожденные за восемь лет, что-нибудь да значат. Зато у моей матери — целая коллекция купальников, и они будут вам впору. Она такая же маленькая и хрупкая, как вы. Я распоряжусь: вам принесут несколько штук в ваши апартаменты.

— Нет, нет, не беспокойтесь, я… я пробуду здесь недолго.

— Может, вы не любите купаться? — спросил он участливо, и снова этот тон обманул ее. Лишь по его взгляду она поняла: он знает правду.

— Честно говоря, не очень. — Это была ложь. Сэнди и сама не знала, зачем нужно было врать по такому незначительному поводу. Разве лишь для того, чтобы Жак не знал о ней решительно ничего. Ей надо было отгородиться от него — это подсказывал ей не разум, а простой инстинкт.

— Ну что ж, очень жаль. Мне кажется, хорошее купанье прямо с утра — большое удовольствие. Разумеется, если не считать других удовольствий. — Снова его тон был обманчиво невинным, и Сэнди не нашла бы, что ему возразить. — Кстати, дети плавают почти с пеленок — их родители правильно использовали пруд. Девчушкам в воде гораздо лучше, чем на суше.

Жак позвал девочек, каждую по имени. Они моментально спрыгнули с топчана и подбежали к нему, торопливо снимая короткие махровые халатики. Оставшись в одних черных купальных трусиках, девочки спустились вслед за дядей в воду по пологой лестнице, при этом они тараторили, как маленькие сороки. Через несколько секунд детские тела рассекали воду так стремительно, что Сэнди и Энн смотрели на девчушек буквально открыв рот.

— Как тебе это нравится! — воскликнула Энн в тихом изумлении. — А ты боялась, что они свалятся в воду. Они плавают как рыбы.

— Мда, — промычала Сэнди; в данный момент ее интересовала только одна фигура из плававших в пруду. Мощный, сильный, почти обнаженный, Жак разрезал воду, как корабль; Сэнди не могла оторвать от него глаз, хотя и пыталась. Она осознала вдруг, что смотрит на него влюбленными глазами, и ее снова охватил страх за свою независимость. Что со мной происходит? — думала она. И отвернулась так резко, что чуть не упала. — Я вернусь в дом на минутку. Хотела принести сюда книжку почитать и забыла.

— Ладно. — Энн сидела на топчане, как раньше, и следила за детьми. Этот взгляд заставил Сэнди задержаться. Она быстро обняла сестру.

— Ты в порядке?

— Сэнди, глядя на этих крошек, я поняла, что во мне… со мной остается часть Эмиля. — В глазах младшей сестры блестели слезы, но Сэнди услышала и мажорные нотки:

— Я так рада, что мы сюда приехали.

— Тебя здесь ничего не расстраивает? Например, тот факт, что Жак и Андре так похожи на Эмиля?

вернуться

2

Здравствуйте. Как поживаете? (франц.)

вернуться

3

Спасибо, хорошо. А вы? (франц.)

12
{"b":"4792","o":1}