ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Жужжание кофеварки напомнило Сэнди, для чего она здесь. Она быстро поставила на поднос чашки, наполнила их горячим кофе. Нет, размышляла она, я не та женщина, которая будет таять от одного его прикосновения. И мне совершенно ясно, для чего он затеял всю эту игру. Боже мой, сколько же еще, наверное, на свете дурех, попадающихся на такие уловки!

Позже, лежа без сна рядом с Энн в темноте спальни, Сэнди вспоминала прошлое. Будильник неумолимо отсчитывал секунды, они сливались в минуты, часы, а Сэнди все не могла отогнать горестные мысли, преследовавшие ее с того момента, когда она впервые увидела Жака Шалье. Я знаю, думала она, что случается, если женщина поддается очарованию красивого лица и мягкого ласкового голоса.

И поскольку шлюзы ее памяти отворились, остановить этот поток воспоминаний Сэнди не удавалось.

Когда Сэнди познакомилась с Айаном Мортимером, ей было двадцать пять лет от роду, но она была наивна, как младенец. Познакомились они на вечеринке по поводу рекламы, какие часто устраиваются в Лондоне. Сэнди сразу покорили серые с поволокой глаза Айана. Он обладал огромным обаянием, тонко ухаживал, и ей в голову не приходило усомниться в том, что он рассказывал о себе. Хотя, по прошествии времени, у нее стали возникать вопросы.

Энн сразу невзлюбила его, и это было странно, потому что, как правило, «младшенькой» нравились все мужчины подряд. Айан Мортимер ей не понравился. И как же права она оказалась!

После четырех месяцев ухаживаний Айан попросил руки Сэнди, и она дала согласие. Через несколько недель был заключен гражданский брак. Залогом их любви и доверия друг другу (по его словам) стал общий банковский счет, хотя это были деньги Сэнди. Это была часть ее наследства, вырученная от продажи усадьбы, принадлежавшей покойным родителям. Доля же Энн оставалась в руках опекунов до ее совершеннолетия.

Сэнди завертелась на тахте, отчего Энн перестала ровно и спокойно дышать во сне. Хотя Энн и заснула в слезах — это стало обычным после гибели Эмиля, — сегодня она спала спокойно, и Сэнди не хотела ей мешать.

Теперь она вспомнила то жуткое утро ровно три года тому назад. Начинался солнечный майский день… Услышав звонок в дверь, Сэнди выбежала в переднюю маленькой квартирки, которую они с Айаном снимали. Энн уже ушла в колледж. Сэнди летела как на крыльях к двери, думая, что Айан вернулся из деловой поездки, куда отправился на две недели. Опять забыл свои ключи, дырявая голова, подумала она и распахнула дверь со счастливым лицом.

На пороге стояла высокая красивая женщина с темными волосами и карими глазами, смотревшими спокойно, даже ласково.

— Миссис Мортимер? — спросила дама, протягивая руку. — Здравствуйте, меня зовут Кэрол Прескотт. Сомневаюсь, что ваш муж упоминал мое имя.

— Айан? — Сэнди покачала головой. — Нет, к сожалению. Вы знакомы с моим мужем?

— К несчастью. — (Сэнди удивили эти мрачные слова.) — Вот именно к несчастью я его знаю. Нам непременно нужно поговорить. Могу я войти на минутку?

— Видите ли, я опаздываю на работу.

— Это дело неотложное, миссис Мортимер. — Женщина грустно улыбнулась. — Поверьте, мне очень жаль, но наш разговор необходим.

Так начался этот кошмар. Выяснилось, что ее муж, этот удивительный, раскованный парень, сероглазый, красивый и романтичный, был аферистом высшей пробы. Кэрол Прескотт принесла с собой кипу документов, свидетельствовавших о том, что он успел обмануть не одну женщину, прежде чем наткнулся на Кэрол, которая решила «копнуть» его прошлое.

Сэнди читала бумаги с ужасом. Айан охотился за молодыми, а иногда и не очень молодыми женщинами, имевшими какое-то состояние. Делал вид, что он влюблен, иногда женился, а потом бесследно исчезал, выманив у жертвы все ее деньги, причем не гнушался и несколькими тысячами фунтов, если не было ничего другого. Он объяснял свои отъезды по-разному: то у него проблемы с бизнесом, то заболела мать, то нужно раздобыть новую субсидию. Результат же всегда был один: Айан растворялся как дым, оставив женщину с разбитым сердцем и без гроша в кармане.

— Но я не понимаю… — Сэнди вглядывалась в лицо Кэрол, сидя с ней в залитой солнцем гостиной. — Если все это правда, то почему же никто не заявил на него в полицию?

— Это правда, — ответила ее собеседница, — полиция в курсе дела — во всяком случае, располагает двумя-тремя документами, на которых стоит его подпись. Что касается других… — Женщина пожала плечами. — Если какая-то дуреха дарит любовнику деньги или драгоценности, то следователь считает это ее личным делом. Полиция не дремлет, она уже объявила розыск по всей Англии, но, видите ли, Айан всегда жил под несколькими именами, а это затрудняет поиски.

— Но почему?.. — Сэнди осеклась, смысл рассказанного Кэрол начал доходить до нее, и комната поплыла у нее перед глазами. — Я хочу сказать…

— Почему я занялась этим делом? — спросила Кэрол. — Я решила, что кто-то же должен остановить афериста. Я познакомилась с ним пять лет назад, сразу после смерти моей матери, она оставила мне дом и кругленькую сумму в банке. Айан выманил у меня все деньги и, когда я что-то заподозрила, просто сбежал ночью, прихватив все мамины украшения. Не погнушался даже обручальным кольцом. Вот этого я никак не могу ему простить. У меня есть друг, юрист с большими связями, — продолжала Кэрол, — он помог мне установить слежку, и мы обнаружили уйму грязных дел. Этот тип мошенничал с тех самых пор, как кончил школу, а сейчас ему тридцать с чем-то.

— Но… — Сэнди не могла говорить, потому что в горле у нее пересохло, а на сердце лежал камень, — но он женился на мне. Это что — тоже подделка?

— Нет, у вас законный брак, — ответила Кэрол тихо, — хотя, честно говоря, лучше бы его не было. Насколько я знаю, до вас Айан не был женат — видимо, ему это было не нужно. Большинство женщин влюблялись до такой степени, что тут же начинали его одаривать. А сколько он получил от вас?

— Немного. — Сэнди покачала головой. — Я ему ничего не дала. — Но ведь он хотел ее, упорно пытался стать ее любовником. А она оттягивала этот момент, желая отдаться ему только в брачную ночь, чтобы он был ее первым мужчиной и единственным. Боже мой… Она закрыла глаза, ей хотелось, чтобы все это было ошибкой, жутким, кошмарным сном.

— А как начет общего счета? Глаза Сэнди широко открылись.

— Что вы сказали?

— У вас был общий счет в банке? — Кэрол допрашивала ее терпеливо, но настойчиво. — И куда этот человек уехал, по его словам?

— У него деловая поездка, и… — Голос Сэнди дрогнул.

— Нет у него никаких дел, — сказала Кэрол, — и боюсь, он уже подозревает, что я за ним охочусь. То есть полиции сообщат, где он находится. А вам стоит наведаться в банк.

Сэнди отправилась в банк в тот же день и узнала от весьма вежливого менеджера, что мистер Мортимер уже заходил на днях. Он сообщил, что закрывает счет, потому что уезжает с супругой за границу. Менеджер надеялся, что все устроилось как нельзя лучше.

Двадцать тысяч фунтов! Неужели это возможно — разрушить чью-то жизнь, загубить человека за двадцать тысяч фунтов? — думала она сейчас, лежа в темноте. Видимо, Айан так и считал. Он исчез тогда без следа.

Сэнди вспомнила о том, что было дальше, в последующие месяцы. Пришлось жить на деньги Энн, других не было. Лишь полгода спустя Сэнди стала приходить в себя. И тут ее постиг новый удар, еще более жестокий.

— Миссис Мортимер! Откройте! Миссис Айан Мортимер! — Стучались двое полицейских, мужчина и женщина. Они тоже оказались вежливыми и обходительными. — Мы должны с прискорбием сообщить вам…

Как выяснилось, Айан погиб: яхта, на которой он прогуливался вместе с последней любовницей, затонула у берегов Франции. Очевидно, имя Сэнди обнаружилось при разборе его бумаг. После смерти у него осталось пятьсот фунтов — по-видимому, все остальные деньги ушли на разгульную жизнь и на роскошные подарки, сделанные невесте. Она и сама была чудовищно богата; приходилось только гадать, чем он собирался заманивать ее в супружество.

7
{"b":"4792","o":1}