1
2
3
...
17
18
19
...
23

Кори сделала шаг назад и сказала, качая головой:

– Я не понимаю, о чем ты говоришь.

– Ты считаешь себя недостаточно хорошей, достойной, красивой и так далее, – в его голосе слышалось недовольство. – Наверное, твои родители виноваты в том, что ты постоянно принижаешь себя. Но, Кори, ты не права! Господи, я даже посочувствовал бы Уильяму, не будь он таким негодяем.

– Что? – Ярость придала Кори силы. – Почему? Я хочу знать, почему ты готов ему посочувствовать?

– Я объясню. Потому что с самого начала ваших отношений ты ждала, когда он обидит и бросит тебя. Разве не так? Он сделал то, что ты от него ожидала. Ты практически сама подтолкнула его.

– Нет! – Кори покраснела от негодования. – Как ты смеешь так говорить?

– Но посуди сама. – Ник сохранял полное спокойствие. – Ты сама выбрала мужчину, который был… как бы сказать, нечистоплотен по отношению к женщинам. Ты не должна была стать исключением. В психологии твое поведение назвали бы «поведением жертвы».

– Жертвы?!

Хорошо, что Ник привез ее к себе домой, а не в отель, а то Кори, разбудила бы своим возгласом всех постояльцев.

С силой, которой Кори от себя никак не ожидала, она оттолкнула Ника и захлопнула дверь прямо перед его носом.

Как он посмел! Кори осыпала Ника всеми приходящими ей в голову ругательствами. А она еще собиралась отдаться ему сегодня вечером! Наверное, сошла с ума! Нет, никогда в жизни она не простит его за то, что он наговорил ей. Как жаль, что уже полночь и она не сможет никуда уехать отсюда.

Кори посмотрела на дверь. Она боялась, что Ник постучится или заговорит с ней. Прошло несколько минут, но в коридоре было тихо. Видимо, он не собирался просить прощения и ушел. Это привело Кори в еще большую ярость.

Обернувшись, она принялась изучать спальню, в которой ей предстояло провести ночь. Рядом с кроватью стоял ее чемодан, что свидетельствовало только об одном: Ник действительно собирался разместить ее в этой спальне и оставить спать в одиночестве. Как он, наверное, смеялся в душе, понимая, что она ожидает от сегодняшней ночи чего-то большего. Щеки Кори запылали от гнева при одной только мысли об этом.

Она отправилась в ванную, включила воду и разделась.

Уже через несколько минут гнев Кори прошел и сменился на жалость к самой себе. А еще через полчаса она задалась вопросом, есть ли доля правды в обвинениях Ника. Залезая в постель около двух часов ночи. Кори призналась, что есть.

Но она все равно ненавидит его. Ник не должен был заявлять, что сочувствует Уильяму. Он так и не говорил, промелькнуло у нее в голове. Впрочем, какая разница! Ему в любом случае не надо было приглашать ее сюда.

Кори не выдержала и разрыдалась. Выплакавшись вволю, она легла и скоро заснула.

Ее разбудил стук в дверь. Кори открыла глаза и увидела залитую солнцем комнату. Несколько мгновений она не могла сообразить, где находится, но потом в памяти всплыли события прошлого дня.

Стук раздался снова. Успокойся, приказала она себе. Сейчас нужно одеться, попрощаться с Ником и отправиться обратно в Лондон.

Решив не беспокоиться о своем внешнем виде, как ужасно бы она ни выглядела без макияжа, с красными глазами и растрепанными волосами, Кори открыла дверь.

– Входи! – скрестив руки на груди, сухо сказала она.

– Доброе утро! – У него хватило выдержки улыбнуться ей.

Ник внес в комнату поднос с чашкой чая и печеньем. Кори заметила, что у него влажные волосы, но он еще не брился.

– Доброе утро! – угрюмо ответила она.

– Хорошо спала?

Нахал!

– Спасибо, отлично!

– Завтрак будет через полчаса, но я подумал, что ты захочешь выпить чашечку чая. Я так понял, что по утрам ты предпочитаешь чай?

Кори уставилась на него. Ей действительно надо было выпить одну-две чашки чая, чтобы проснуться, но признаваться в этом Нику она не собиралась.

Неопределенно пожав плечами. Кори взяла у него поднос.

– Мне все равно.

– Интересно, а я-то решил, что ты любительница чая.

Она решила не смотреть на него и сконцентрироваться на чашке чая.

– Правда? – равнодушно сказала она.

– Ты злишься на меня.

Это было утверждение. Он вызывает ее на разговор, но ей нечего с ним обсуждать.

– С чего мне злиться на тебя? – холодно спросила Кори.

– Не знаю… Может быть, потому что я заставил тебя посмотреть на некоторые вещи с новой стороны.

– Не обольщайся…

Какое высокомерие!

– А мне нравится, когда ты дуешься на меня.

Кори едва удержалась от того, чтобы не выплеснуть на него чай. Ей просто стало жалко ковер на полу.

– Где здесь ближайшая железнодорожная станция?

– Зачем тебе она?

– Мне кажется, это очевидно.

– Не для меня.

– Я не хочу заставлять тебя отвозить меня обратно в Лондон, – ответила она с сарказмом в голосе.

Он подошел к ней.

– Сегодня ты едешь со мной за покупками. И никаких разговоров, – Ник нагнулся и поцеловал ее. – Ты проводишь эти выходные со мной и знакомишься с моей семьей.

– Ты не можешь силой держать меня здесь! – возмущенно заявила Кори.

– И не собираюсь. Вчера я был жесток, но только потому, что желаю тебе добра. Разве ты этого не понимаешь? – Взгляд Ника пронизывал ее насквозь. Почему рядом с ним она чувствует себя непослушным ребенком? – Подумай о моих словах!

Сказав это, он вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.

Когда Кори спустилась вниз, Ник сидел на кухне. Увидев, что она вошла, он откинул газету, которую читал, и встал ей навстречу.

– Привет! – веселым голосом произнес он. – Начнем все сначала?

Она взглянула на него:

– Согласна.

– И на поездку в магазин, и на совместный обед?

Кори кивнула.

– Отлично! А я-то голову ломал, как буду тебя удерживать. Я все равно не отпустил бы тебя никуда.

Ей хотелось спросить его, почему, но она не осмелилась.

– Но я все еще считаю, что ты был не прав, – сказала Кори, решив все-таки выразить свое недовольство. – Твое замечание по поводу Уильяма было совершенно необязательно. Но по большому счету… – она запнулась.

– Да?

– В том, что ты сказал, есть доля правды.

– Спасибо. – Ник усмехнулся и с сочувствием добавил: – Это было ужасно трудно признать, а сказать – тем более. В награду за такой подвиг тебя ждут тосты, варенье, свежевыжатый апельсиновый сок и кофе. А еще… яичница с беконом и грибами!

Почувствовав, что ужасна голодна, Кори села и с жадностью накинулась на еду.

Когда они вернулись домой после долгого похода по магазинам, где Ник купил элегантное кресло в стиле Людовика XVI с подставкой под ноги, а Кори серебряные серьги. Ник наконец-то проговорился, что они приглашены на семейный вечер в честь шестидесятилетнего юбилея его матери.

– Ничего официального, – попытался успокоить он Кори, увидев, как она изменилась в лице. – Обычный вечер.

– А где он будет проходить? – спросила та, прокручивая в голове всю одежду, которую взяла с собой. Слава богу, она захватила с собой серебристое шелковое платье и черные туфли. А ведь не хотела вначале брать!

– В ресторане местного отеля. Закуски, напитки, танцы…

– А что скажет твоя мама, когда увидит меня? Мне кажется, я так плохо выгляжу!

– Ты?! Ты плохо выглядишь? Мне очень просто доказать тебе обратное! – Он взял ее руку и положил ее к себе между ног. – Понятно?

– Ник! – Кори была в шоке от его поведения, но Ник только ухмыльнулся. По его лицу было видно, что он специально добивался от нее такой реакции.

– Ты очень красива, Кори. И странно, что ты не осознаешь этого сама.

– Я не красавица.

– Ошибаешься, – он поцеловал ее. – Ты как редкий драгоценный камень или… цветущий кактус.

– Кактус? Он же колючий.

– Знаю, но его цветок необычайно красив, люди годами ждут, когда он распустится.

Кори опустила глаза и задала вопрос, который в последнее время волновал ее больше остальных:

– И ты действительно думаешь, что я понравлюсь твоей маме?

18
{"b":"4793","o":1}